Неон

From Викицитатник
Jump to navigation Jump to search
Газоразрядные трубки с неоном
10
Неон
20,1797
2s22p6

Нео́н (лат. neon; обозначается символом Ne) — химический элемент 18-й группы (по устаревшей классификации — элемент главной подгруппы VIII группы) второго периода периодической системы с атомным номером 10. Следом за гелием, второй элемент из группы инертных газов. Как простое вещество представляет собой инертный одноатомный газ без цвета, вкуса и запаха.

По распространённости во Вселенной неон занимает пятое место после водорода, гелия, кислорода и углерода. Его температура кипения близка к абсолютному нулю: −246,05 °C. Как простое вещество представляет собой инертный одноатомный газ без цвета и запаха. Обнаружен (наряду с ксеноном и аргоном) в июне 1898 года путём вывода из жидкого воздуха водорода, кислорода, аргона и углекислого газа. Название происходит от греч. νέος — новый (газ). Из всех стабильных элементов второго периода неон — самый малораспространённый на Земле. Существует три стабильных изотопа неона: 20Ne (90,48 %), 21Ne (0,27 %) и 22Ne (9,25 %). Кроме трёх стабильных нуклидов неона, существует ещё шестнадцать нестабильных изотопов. Повсеместно преобладает лёгкий 20Ne.

За пределами научной литературы словом «неон» чаще всего называют светящуюся рекламу, при этом не имеет значения, какой именно газ находится в газоразрядных трубках.

Неон в научной и научно-популярной литературе[edit]

  •  

Результаты, полученные с прибором Томсона, оказались поразительными. После того как с его помощью были определены атомные веса водорода, углерода, азота и кислорода, которые оказались соответственно равными 1, 12, 14 и 16, исследованию был подвергнут газ неон. Совершенно неожиданно вместо параболы, отвечающей атомному весу 20,2, обнаружились две параболы: одна более яркая, соответствующая числу 20, и другая более слабая с числом 22. В связи с этим Астону было поручено непосредственно проверить, что неон действительно состоит из двух «пеонов» с равными атомными весами. После двукратной неудачи Астону удалось произвести частичное разделение неона, пропустив его несколько тысяч раз через глиняную трубку, после чего та порция газа, которая, диффундирована быстрее, имела в окончательном итоге атомный вес 20,15, а другая 20, 28. Такой сравнительно ничтожный результат громадной работы побудил Астона усовершенствовать «метод парабол» с целью получения более отчетливых и совершенно бесспорных данных.[1]

  — Фёдор Пермяков, «Изотопы», 1936
  •  

Рамзай взял 15 литров аргона, запер их в стеклянный баллон, а баллон погрузил в полученный от Хэмпсона жидкий воздух. Аргон сильно охладился и тоже стал жидким. Тогда Рамзай принялся медленно выпаривать его. Первые пузырьки пара он перевел в спектроскопическую трубочку и пропустил через нее ток. Газ в трубочке загорелся оранжево-красным огнем. Когда Рамзай стал смотреть в спектроскоп, он увидел множество ярких оранжевых линий. Эти линии лежали в спектре на тех местах, где не горят линии ни одного из веществ, известных химикам раньше. Значит, Рамзаю опять удалось найти какой-то, до той поры неведомый газ. Рамзай сразу же придумал для нового газа имя. Он решил назвать его неоном. Неон — по-гречески значит «новый». Но в спектре были не только незнакомые линии нового газа неона. Рядом с ними горела и желтая линия. Она была тусклой, но все же Рамзай ее заметил. Он точно измерил ее положение в спектре. Сомнений у него больше не оставалось. Это была желтая линия D3, спектральная линия гелия. Значит, все-таки Рамзай оказался прав. Гелий — таинственный солнечный газ — и в самом деле содержится в воздухе. Вместе с воздухом он окружает нас со всех сторон и входит в наши легкие.[2]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

Неон ― элемент нулевой группы, завершающий второй период системы элементов. Его существование и ряд свойств предсказал У. Рамзай, он же открыл неон в воздухе в 1898 году. Неон ― подлинно благородный газ, редкий и рассеянный на Земле. Химические соединения неона не получены, а клатратные (молекулярные) соединения в обычных условиях неустойчивы. По свойствам неон близок к гелию. Он легче воздуха в 1, 44 раза, мало растворим в воде и органических жидкостях, заметно адсорбируется углем и другими веществами лишь при глубоком холоде. В природе существуют три стабильных изотопа неона: Ne20, Ne21 и Ne22. На Земле и во Вселенной преобладает легкий изотоп Ne20. Искусственно получены три радиоактивных изотопа неона: Ne18, Ne19 и Ne23 с периодами полураспада соответственно 3,6; 17,7 и 37,6 секунды. <...> Получают неон из воздуха. Первая фракция, выделяемая при низкотемпературной ректификации воздуха, содержит гелий, неон и азот. Неон ― дорогой газ, он намного дороже аргона и гелия. В течение многих лет он применялся главным образом в газосветных лампах, дающих характерное красное свечение. Сейчас значительную часть получаемого неона использует криогенная техника ― аппаратура, работающая при сверхнизких температурах. Неон был открыт У. Рамзаем в 1898 году. <...> Увидев необычное свечение, он воскликнул: «new one!» Так возникло название газа «неон», что по-древнегречески значит «новый». <...> Из чего возник мировой неон? Этот вопрос ― часть общей проблемы происхождения химических элементов во Вселенной. Физики подсчитали, что ядро неона-20, как и ядра других легких элементов с массовыми числами, кратными четырем, легче всего получается при слиянии ядер гелия на горячих звездах, где температура достигает 150 миллионов градусов и давления колоссальны…[3]

  Давид Финкельштейн, «Неон», 1967
  •  

Для неона характерны также высокая электрическая проводимость и яркое свечение при пропускании электрических разрядов. Есть у неона черта, резко выделяющая его среди других благородных газов. Это ― ярко-красный цвет излучения, причем интенсивность и оттенки свечения неона сильно зависят от напряжения тока, создающего электрический разряд, и примесей других газов. Спектр неона богат, в нем выделено более 900 линий. Наиболее яркие линии составляют пучок в красной, оранжевой и желтой части спектра, на волнах от 6599 до 5400 ангстрем. Эти лучи значительно меньше поглощаются и рассеиваются воздухом и взвешенными в нем частицами, чем лучи коротких волн ― голубые, синие, фиолетовые. Оттого свет неоновых ламп виден лучше и дальше, чем свет иных источников, и словосочетание «неоновый свет реклам» стало избитым газетным штампом.[3]

  Давид Финкельштейн, «Неон», 1967

Неон в публицистике и беллетристике[edit]

  •  

Была уже ночь, когда мы сошли с поезда. Вот он ― «ночной сумасшедший Париж!» Но такой ли уж он «сумасшедший»? Да, действительно, всю ночь пылает неоновый пожар на Елисейских полях, радуют глаз огни Больших Бульваров, пляшут светящиеся рекламы кабаре Монмартра, зазывают «весёлые» площади Клиши ― Бланш ― Пигаль. Но ночной Париж ― это Париж туристов. Всюду звучит разноязычная речь. Туристы любуются полуголыми «девочками» в Лидо, Фоли-Бержер, Мулен-Руж и совсем голыми в многочисленных других «буат де нюи» ― ночных кабаре, клубах, кабаках.[4]

  Юлия Друнина, «Европа глазами солдата», 1966
  •  

Утро. Улица. Оглушение гораздо большее, чем в Париже: там ― иная ширина. Вопли распродаж. Беснование товаров, цифр. Кино. Неоновый вопль. Тошно уже от фотографий: шприц, воткнутый в ляжку. Слишком большое все: груди, буквы, пистолеты. Рок-н-ролл. Девка в тигровом трико. Вокруг давка парней, обнаженных до пояса. Груди, мяса, ляжки, кулаки, мышцы. Ненависть к такому кино. <...> Зажгли неоновый свет. Порт. Разведение моста. Портовые кварталы ― «запрещенная полицией» проституция. Проституция 20-х годов ― крикливая, вульгарная. Здесь ― мертвые, неподвижные маленькие клеточки среди черных улиц. Блестит мокрая мостовая. Среди черноты освещенные мёртвым неоновым светом окошки ― в каждом мертвое лицо.[5]

  Григорий Козинцев, «Тут начинается уже не хронология, но эпоха...», 1960-е
  •  

Режиссёр, которого только и интересуют в картине крупные планы красивой бабы, детективная погоня да лакированный пол. Просто пошлость, и пошлость неоновая. Пошлость модных витрин капиталистического города. Этот период кинематографии в полном смысле «безродно-космополитический».[5]

  Григорий Козинцев, Из рабочих тетрадей, 1960-е
  •  

Кое-где близ станции подземки или электрички в эту неразбериху одноэтажных деревянных домов вкраплены торгово-увеселительные кварталы. По вечерам там щедро полыхает неон, а в соседних переулках самая что ни на есть сельская глушь: ни фонарей, ни пешеходов. Причем речь идет не о каких-то окраинах: такова японская столица и в пятнадцати минутах и в полутора часах езды от центра.[6]

  Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры», 1972
  •  

― Сорок семь от борта до борта. Он погасил свет, и нам открылся широкий вид в ночь и на Антверпен ― далекие шпили соборов в ночном городском зареве, факел горящего газа, черные провалы новых небоскрёбов. И близко неоновая надпись на стенке дока: «НЕ БРОСАТЬ ЯКОРЕЙ!» Надпись отражалась в нефтяной воде.
― Не будем, не будем бросать, успокойтесь! ― пробормотал старый капитан. ― А то его потом и не отмоешь…[7]

  Виктор Конецкий, «Начало конца комедии», 1978
  •  

Внизу, как и в любой другой вечер, горели редкие фонари и окна. Источников света, достаточно ярких для того, чтобы возникло хотя бы слабое желание направиться к ним, было мало ― две ресторанные вывески, розовая неоновая язвочка «А/О ЛЮЭС» на углу темной башни пансионата и мерцающее зарево расположенной рядом танцплощадки. С высоты она была похожа на большой раскрытый цветок, все время меняющий цвета и вместо запаха источающий музыку, которая была слышна даже здесь. Инстинкт гнал к этому цветку всех окрестных насекомых каждый раз, когда чья-то лапка включала электричество, и Митя решил спуститься посмотреть, что там сейчас происходит.[8]

  Виктор Пелевин, «Жизнь насекомых», 1993
  •  

Шестого ноября, нагруженный чемоданами и свертками, я вернулся в Москву, расцвеченную гирляндами и транспарантами к предстоящему всенародному празднику. На Киевском вокзале светился вновь установленный по случаю торжества неон: «Партия ― это ум, честь и совесть нашей эпохи!» И мне стало невыносимо больно за эпоху, которая не стесняясь бахвалилась своими пороками.[9]

  Борис Левин, «Блуждающие огни», 1995
  •  

Но первым гитарным театром была Таганка, и в первом своем гитарном спектакле прокричала в усилители: Рок-н-ролл, об стену сандалии! Ром в рот. Лица как неон. Ревет музыка скандальная… Рок! Рок! Sos! Sos![10]

  Андрей Вознесенский, «На виртуальном ветру», 1998
  •  

Новинка года. В 1905 году появился новый способ рекламы ― неоновые огни. Он остается новым и по сей день. Ведь «неон» ― в переводе новый.[11]

  Владислав Быков, Ольга Деркач, «Книга века», 2000
  •  

Ты мне испортил все удовольствие, ― вставая, с холодным бешенством сказала Служкину Кира. Служкин только стонал и держался за голову, волоча ноги. Они вывернули из-за угла кинотеатра на площадку. Уже совсем стемнело ― по-осеннему густо, мглисто, неровно. Синий неоновый свет передней стеклянной стены кинотеатра выпукло и однотонно выделял ряд блестящих автомобилей, похожих на клавиши рояля. ― Вон наш экипаж.[12]

  Алексей Иванов, «Географ глобус пропил», 2002
  •  

Пелевин сам симулирует Сорокина, а дискурс его романов — язык рекламы и СМИ вперемешку с языком книжонок по дзен-буддизму и каббалистике. Мне лично эта мешанина очень и очень нравится своей необязательностью. Её можно читать, а можно и не читать. После чтения в голове вспыхивает привычный неон реклам и телеэкрана. И очень приятно, что это неон уже отгоревших реклам и уже потухшего (чуть не сказал «протухшего») телеэкрана.[13][14]

  Константин Кедров, «Влюблённые числа», 2003

Неон в поэзии[edit]

  •  

И житель равнодушный городской
С покорностью и скукой небывалой
В который раз гудящею толпой
Пройдет ― столикий ― по вокзальным залам.
В который раз… Но вот однажды он
Помедлит вдруг у кованой решетки…
И в этот миг стремительный и четкий,
Когда над городом разлит неон.[15]

  Лидия Хаиндрова, «Куст сакуры», 1940
  •  

На голубом ― причудливые блики,
Их отражения на встречных лицах.
Ты рядом, странно новый и двуликий,
И бархатные шепчутся ресницы.
И все кругом, как сон… Фата-моргана.
На белом кружеве алеют маки.
Вдали маячат контуры экрана
И огненные вспыхивают знаки.
Идем в молчаньи… Снеговые волны
Потоком белым вырвались из плена.
И отсветом невидимого горна
На них блуждает розовая пена.[15]

  Фаина Дмитриева, «Неоновый снег», 1940
  •  

Там, в отдаленьи, ― опущены стрелами в воду,
Переливаются береговые огни.
Синий неон на веранде яхт-клуба поодаль
Пестрой циновкой на воду отсвет уронил.
Там, вдалеке ― говорливый и суетный город,
С криками радио, с блеском реклам и витрин.
С жаждой сенсаций и скукой пустых разговоров,
С мерным жужжаньем тяжелых и мертвых машин.
Это все там, за горящим во тьме ожерельем
Странной тоской овевающих зыбких огней, ―
Здесь же мы только вдвоем, как в неведомой келье,
В мраке и в звездах, как в призрачном царстве теней.[15]

  Григорий Сатовский-Ржевский, «За стеной», 1942
  •  

И в комнате казалась неслучайной
Лишь сложенная пополам газета,
Что я сжимал мертвеющей рукой.
Бомбят Мадрид!
Бомбят Мадрид?
Бомбят!
О, эти дьяволы ночного неба,
Огни реклам, прожектора, неон ―
Слепой огонь над входами борделей.
И надписи на Эйфелевой башне,
Семь страшных букв, тоскливый «Ситроен»![16]

  Владимир Луговско́й, «Сказка о том, как человек шел со смертью», 1946
  •  

Не пуля была на излете, не птица
Мы с нашей эпохой ходили
проститься.
Ходили мы глянуть на нашу судьбу,
Лежавшую тихо и смирно в гробу.
Как слабо дрожал в светотрубках неон.
Как тихо лежал он ― как будто не он.
Не черный, а рыжий, совсем низкорослый,
Совсем невысокий ― седой и рябой,
Лежал он ― вчера еще гордый и грозный,
И слывший и бывший всеобщей судьбой.[17]

  Борис Слуцкий, «Не пуля была на излете, не птица...», 1953
  •  

Пойдём за ним. Умножась, он
Течет по улице, безликий.
Мигает огненный неон,
Бросая радостные блики.
И ты прочтешь звериный страх
В пустых зрачках чужого мира.
При корне древа в теплый прах
Уже положена секира.[18]

  Борис Нарциссов, «Усталый человек присел...», 1958
  •  

И этот род схоластики виной
тому, что она чуть не утопилась.
Нашла уж мост, но грянула зима.
Канал покрылся коркой ледяной.
И вновь она к прилавку торопилась.
Ресницы опушила бахрома.
На пепельные волосы струит
сияние неоновая люстра.
Весна ― и у распахнутых дверей
поток из покупателей бурлит.
Она стоит и в сумрачное русло
глядит из-за белья, как Лорелей.[19]

  Иосиф Бродский, Из «Школьной антологии», 1966
  •  

Нередко
Бессмертия ищем
Мы только лишь в прошлом своем,
И молимся мы корневищам
И пнищам осанну поем,
Чтоб после кричать:
«Мы не мы! Я
Не я! Ты не ты! Он не он!»
И озаряет немые
И странные сцены
Неон.[20]

  Леонид Мартынов, «Нередко Бессмертия ищем...», 1978

Источники[edit]

  1. Ф. А. Пермяков. «Изотопы». — М.: «В мастерской природы», № 7, 1936 г.
  2. М. П. Бронштейн «Солнечное вещество». — М.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1936 г.
  3. 3,0 3,1 Д.Н.Финкельштейн, «Неон». — М.: «Химия и жизнь», № 12, 1967 год
  4. Юлия Друнина. Избранные произведения в двух томах. Том 1. Проза (1966–1979). — М.: Художественная литература, 1981 г.
  5. 5,0 5,1 Григорий Козинцев. «Время трагедий». — М.: Вагриус, 2003 г.
  6. Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры» — М.: Молодая гвардия, 1971 г.
  7. Конецкий В. «Начало конца комедии». Повести и рассказы. — М.: «Современник», 1978 г.
  8. Виктор Пелевин. Собрание сочинений в трёх томах. Том 2. — М.: Вагриус, 2001 г.
  9. Левин Б. Ю. Инородное тело. Автобиографическая проза и поэзия. — М.: Захаров, 2002.
  10. Андрей Вознесенский. «На виртуальном ветру». — М.: Вагриус, 1998 г.
  11. Владислав Быков, Ольга Деркач. «Книга века». ― М.: Вагриус, 2001 г.
  12. Иванов А.В. «Географ глобус пропил». Москва, Вагриус, 2003 г.
  13. Русский курьер. — 2003. — №92 (10 сентября)
  14. Влюблённые числа на pelevin.nov.ru
  15. 15,0 15,1 15,2 Русская поэзия Китая. — М.: Время, 2001 г.
  16. В.А.Луговской. «Мне кажется, я прожил десять жизней…» — М.: Время, 2001 г.
  17. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  18. Б. А. Нарциссов. «Письмо самому себе». — М.: Водолей, 2009 г.
  19. Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы: в 2 томах. Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: «Вита Нова», 2011 г.
  20. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.

См. также[edit]