Перейти к содержанию

Александр Петрович Борков

Материал из Викицитатника
Александр Петрович Борков
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе

Александр Петрович Борков (Род. 16 апреля 1961 года, Новая Ладога) — русский живописец и график, акварелист и эстампист: линогравюра, офорт, сухая игла, литография, монотипия.

Цитаты[править]

  •  

Город – благодатная для любого художника тема. А город, в котором я живу, особенно хорош. Здесь можно найти сюжеты на любой вкус: хочешь – пиши, рисуй его парадную часть с его прекрасной архитектурой, реками, каналами, мостами… Хочешь – дворы-колодцы, брандмауэры, которых я не встречал в других городах и весях. А также разнообразные сюжеты – на улицах, в кафе, барах. В названии своего графического листа я использовал цитату из интервью с известным поэтом, другом Иосифа Бродского, бывшим ленинградцем Евгением Рейном: «А что такое рюмка водки? Она раскрепощает душу…».

  — Александр Борков (2020)[1]

Об Александре Боркове[править]

Александр Борков. Рюмка водки, б, линогравюра, 2019
Александр Борков. Художник и модель, б, офорт, 2002
  •  

Еще до матиссовской серии в творчестве художника выявились две тематические линии: первая, связанная с родными местами, с русской деревней, с провинцией (Новая Ладога, Торопец). Здесь все — просто, прозаично, сурово и зачастую решено в сумрачной, серо-коричневой гамме, как бы дышащей сыростью обнажившейся от снега весенней почвы. Вторая линия — это зарубежная — непреходящая для приезжего — фиеста, иногда напоминающая театральные постановки (художнику удалось побывать во Франции, Италии, Канаде), пейзажи Флоренции, Венеции, Парижа... В серии «Посвящений Матиссу» эти две линии как бы скрещиваются. Тихая праздничность французского мэтра с поражающей естественностью входит во вполне обыденную «среду обитания» художника. Происходит не только «одомашнивание» иностранного гостя, органичное освоение другой культуры, но и синтез языка двух художников...

  — Борис Григорин (2011)[2]
  •  

Борковский способ борьбы с сюжетом, с фигуративностью, дарит детскость восприятия, неожиданный юмор. Художник мастерски демонстрирует «взятый напрокат мостик от реалистики к новому творчеству» (В.Кандинский «О духовном в искусстве»). И тогда, например, узнаваемое «Похищение сабинянок» превращается в какой-то другой способ пребывания в парадизе Летнего сада: событие стирается, остаётся «атмосфера» искусства. Вот и Беллона — не воинственна, она наша девушка, питерская. Иные из персонажей становятся похожи на обрусевшие игрушки на фоне узнаваемого дымного неба и голых веток. Всё, что кончилось или уже не прочитывается как миф, получает новую пластику, гротесковую, довольно неуклюжую, потому что нельзя дважды повторить объекты безнаказанно...

  — Лев Мочалов (1997)[3]

Примечания[править]

  1. Борков А. П. Город как субъективность художника. — СПб: Изд. Т. Маркова. 2020. — С. 3
  2. Григорин Б. «ТОТ ЕДИНСТВЕННЫЙ САД…» (о выставке Александра Боркова в Борее). 2011
  3. Мочалов Л. В. Александр Борков: Буклет к выставке. АРТ-Коллегия / Авт. вступ. ст.: Л. В. Мочалов. — СПб., 1997.

Ссылки[править]