Алексей Николаевич Рудой

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алексе́й Никола́евич Рудо́й (род. в 1952) — советский и российский геоморфолог, гляциолог, географ.

Цитаты[править]

  • …Опытные путешественники не сомневаются, что Горный Алтай велик и по-настоящему доступен не для тех, кто пробегает свой маршрут, заедая его тушенкой и не видя ничего перед собой, не для тех, кто наматывает спортивную категорию, уже и забыв, в каких горах он находится, и не для тех, кто ищет здесь мистические откровения рериховского Беловодья. Горный Алтай открыт по-настоящему влюбленным в природу людям.
Такие путешественники хорошо знают, как красива Сайлюгемская тундра юго-восточного Алтая, как коварны болота верховьев Чулышмана. Они знакомы с изнуряющим безводьем Чуйской высокогорной степи, с лунной унылостью дикого плато Укок. Они познали угрюмую торжественность вечно закрытого черными тучами ледникового массива Табын-Богдо-Ола. Они пили соленый казахский чай в чабанских юртах Ак-Кола и кормили из рук непуганного хариуса в свежих струях Коксу…
Путешественники высокого класса сродни естествоиспытателям. Влюбленные в природу, уважающие ее, они изучают и, по большому счету, осваивают землю, запечатлевая ее в путевых дневниках, на фотопленках, в своих песнях и душах, но оставляют девственными пройденные ими пути.
«Человек — не лошадь. Не можешь идти быстро, иди медленно, иди как можешь! Но смотри по сторонам, вглядывайся, запоминай!» — говорю я студентам. Мы — в горноледниковом бассейне Актру. Этот удивительный по красоте район Алтая пока мало известен и не очень-то доступен… Бассейн расположен в крупнейшем на Алтае ледниковом узле Биш-Иирду на Северо-Чуйском хребте. В Актру вот уже больше тридцати лет работает комплексная экспедиция сибирских географов. Гляциологи, гидрологи, метеорологи и палеогеографы ежегодно изучают режим этого репрезентативного, как говорят специалисты, горноледникового бассейна. В Актру начинали работать крупные российские географы, профессора В. В. Сапожников, М. В. Тронов, Л. Н. Ивановский. Их дело продолжали ученики, тоже уже давно доктора наук В. С. Ревякин и В. И. Русанов. Сейчас здесь работаем мы — «внуки и правнуки» старейшин сибирской гляциологии.
Казалось бы, не так уж разнообразны древние тюркские имена здешних гор и речек: Караташ, Кызылташ, Актру, Коксу… Однако, послушайте: Черный Камень, Красный Камень, Белое Стойбище, Зеленая Вода… Придумаешь ли лучше?
С Актру начинается наша ежегодная экспедиционная жизнь. Отсюда записи в графах авансовых отчетов — «проезд и командировочные» — сменяются на бланки полевого довольствия.
Из Актру для многих из нас начинаются первые километры многолетних научных путешествий по Алтаю…
В разные годы мне доводилось работать во многих районах нашей страны, и за рубежом, и даже в Антарктиде. И уже тогда я понимал, вернее — подозревал, что красивее Алтая нет.[1]
  • Один из старых недобрых знакомых как-то поинтересовался, мол, не рано ли за мемуары? Когда будет поздно, писать будет некому, подумал я, но вслух ответил по-другому….Да и не мемуары предложены здесь, совсем никакие не мемуары.
Если бы сегодня спросили, хотел бы я вновь пойти в Антарктиду, я бы, пожалуй, ответил положительно. Но хотелось бы работать в той давней Антарктиде, Антарктиде моей молодости. Хотелось бы вновь ощутить надежное полярное братство сильных людей, связанных не войной и деньгами, а умной и честной мужской работой и общей благородной целью.
В горах и на ледниках не имеют значения фамилии сменяющихся в городах чиновников и их любовниц, как не имеют значения курсы валют и официальные должности. Все это не только не имеет значения, все это становится совершенно неинтересным, скучным и не относящимся к настоящей жизни.
Во все времена и во всех странах были важны реальные знания и умения, сила духа и тела и благородство души. Что, сегодня у нас в государстве не так?
Антарктида не изменилась. Как десятки и сотни лет назад, она по-прежнему далека и холодна, и по-прежнему требует от людей упорства, терпения, мужественности первопроходцев. „Бороться, искать, найти и не сдаваться“! Эти знаменитые строки из поэмы Альфреда Теннисона „Улисс“ написаны на огромном кресте красного австралийского дерева, установленном на возвышенности Обсервер Хилл около заполненной снегом и льдом ветхой хижины Роберта Фалкона Скотта. Почти сто лет назад эти слова стали девизом исследователей всего мира. Их обязательно надо знать и сегодня, знать и помнить, каким мужеством обладали те, по чьим следам идут сегодня потомки, и каким мужеством должны обладать те, кто ступает на тропу открытий впервые…
— А. Н. Рудой, 1999, с. 122 [4]
  • За годы, проведенные после моей последней Антарктиды, особенно — за последние лет десять, за многое совестно, многое я хотел бы забыть, хотя вряд ли что-нибудь изменил, если бы начал жить эти годы вновь. Мне стыдно, что отвечал на приветствия явным мерзавцам, что поддакивал иногда мелким начальникам — проходимцам в дорогих мешковатых костюмах с благообразной внешностью застенчивых воришек, что пожимал в ответ руку благополучным ворам с иномарками и легальными должностями. Мне стыдно, что молчал тогда, когда был не согласен, и молчал только потому, что все остальные были взахлеб «за». С годами я увидел, что мужество совсем не заключается в преодолении холода и физических неудобств. Все это для здорового человека — легко.
А вот жить в безразличной к твоей семье и к тебе стране, получать за свою работу гроши или не получать их вовсе, и при этом сохранить уважение к себе и к своей работе — это мужество. Сберечь честность и не потерять самоуверенность тогда, когда искусственно слепленное завистливыми и вороватыми неучами «общественное мнение» агрессивно преследует — тоже мужество. Не ловчить, не суетиться и не мельчить, не сплетничать в ответ, другими словами — не принимать навязываемых некоторыми правил игры в жизнь — все это тоже мужество.
Никто не обещал на восходе богатого и беззаботного существования. Говорили об интересной и нескучной работе. Такая работа есть. Она есть, и я счастлив, что когда-то умные, порядочные и романтичные люди помогли избрать эту работу…
— Алексей Рудой [4], 1999, с. 106.

Примечания[править]