География

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
География
OrteliusWorldMap.jpeg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

Геогра́фия (землеописание) — комплекс естественных и общественных наук, изучающих структуру, функционирование и эволюцию поверхности Земли[1][2].

В определениях и коротких цитатах[править]

  •  

Для такого предмета как география более всего необходимы геометрия и астрономия.[3]

  Страбон
  •  

Велика и поразительна область географии: край, где кипит юг и каждое творение бьется двойною жизнью, и край, где в искаженных чертах природы прочитывается ужас и земля превращается в оледенелый труп...[4]

  Николай Гоголь, «Мысли о географии» (из сборника «Арабески»), 1829
  •  

История изредка должна только озарять воспоминаниями географический мир их. Протекшее должно быть слишком разительно и разве уже происходить из чисто географических причин, чтобы заставить вызывать его. Но если воспитанник проходит в это время и историю, тогда ему необходимо показать область ее действия; тогда география сливается и составляет одно тело с историей.[4]

  Николай Гоголь, «Мысли о географии» (из сборника «Арабески»), 1829
  •  

География — та арена, на которой проходит человеческая жизнь.[источник?]

  Виссарион Белинский
  •  

...не будь географии, мы именно блуждали бы, так сказать, в непрерывном ужасе. Задумавши снарядить экспедицию, мы не знали бы, куда её снарядить; задумавши победить ― не знали бы, кого победить; задумавши занять денег ― засовывали бы руки совсем не в те карманы.[5]

  Михаил Салтыков-Щедрин, Проект современного балета (по поводу «Золотой рыбки») , 1868
  •  

География — наука почтальонов.[6]

  Антон Чехов, «Экзамен на чин», 1884
  •  

География, по отношению к человеку, не что иное, как История в пространстве, точно так же, как История явлиается географиею во времени.[7]

  Элизе Реклю, «Человек и земля», 1894
  •  

География — это наука, которая изучает современное состояние земной поверхности. Она стремится найти причинную связь между формами и явлениями, объединение которых предопределяет непохожесть разных частей этой поверхности.[8]

  Андрей Краснов, Основы землеведения, 1895
  •  

Объект географии представляет земля, или, точнее, её поверхность в её настоящий, современный момент, но так как земля и все на ней существующее живет, т. е. подвергается изменению и преобразованию, то для более осмысленного понимания настоящего необходимо иметь представление о его эволюции.[9]

  Дмитрий Анучин, «О преподавании географии и о вопросах, с ним связанных», 1902
  •  

География, как наука о земле, действующих на ней силах и вызываемых ими формах, есть наука физическая и естественная, основанная на наблюдении и опыте...[9]

  Дмитрий Анучин, География (из Энциклопедического словаря Граната), 1910
  •  

Пивное заведение — это ключ к любому городу; знать, где можно выпить немецкого пива, — вот вам и вся география с этнологией.

  Вальтер Беньямин, «Улица с односторонним движением», 1928
  •  

...география ― совсем не наука об отдельных фактах окружающего нас мира. География ― наука о связях...[10]

  Александр Ферсман, «География и война», 1942
  •  

Изменяющаяся география Земли ―
Курганы трупов, озёра крови,
Ставшие привычной деталью пейзажа.[11]

  Ион Деген, «Полевая почта...», апрель 1945
  •  

И географии примесь
к времени есть судьба.[12]

  Иосиф Бродский, «Строфы», 1978
  •  

обрыдла география
в историю пора...[13]

  Алексей Цветков, «беотия иония...», 1980
  •  

...география же, наука природная, как и сама природа, беспредельна...[14]

  Сергей Залыгин, «Экологический роман», 1993
  •  

География одновременно и естественная, и общественная наука...[15]

  Владимир Максаковский. «Географическая картина мира» (Книга I. Общая характеристика мира), 2003
  •  

Формируется новый облик планеты. Тот, кто не видит этого и говорит, что география ― наука прошлого и ее пора убрать из школьного и вузовского образования, ― слепец.[16]

  Аркадий Тишков, Ольга Балла, «Привлечь к себе любовь пространства», 2009
  •  

Передовые рубежи географии сегодня ― в староосвоенных регионах нашей страны.[16]

  Аркадий Тишков, Ольга Балла, «Привлечь к себе любовь пространства», 2009
  •  

География изучает внешние оболочки Земли: атмосферу, гидросферу, криосферу и, как сейчас говорят, антропосферу...[17]

  Владимир Котляков, «География – одна из основ современного естествознания», 2012
  •  

«Чудо» географии заключается в том, что это единственная из фундаментальных наук, имеющая и естественнонаучную, и социально-экономическую составляющие.[17]

  Владимир Котляков, «География – одна из основ современного естествознания», 2012

В научной и научно-популярной прозе[править]

  •  

Наиболее парадоксальные явления географического распространения, как, например, нахождение одного и того же вида на столь удаленных друг от друга горных хребтах, как, например, Альпы и Гималаи, объясняются с помощью так называемой ледниковой теории, по которой в предшествующую нашей геологическую эпоху ледники спускались в долины, и альпийская растительность, сосредоточенная теперь исключительно на высоких горах, распространялась и на лежащие между горами низменные пространства. Все эти объяснения имеют очень существенное значение как для теории трансформизма, так и для географии, но они вовсе не касаются вопроса о способах изменения видов путем подбора или какой-либо другой причины. Почти то же может быть сказано и относительно вопроса о геологическом распространении и последовательном появлении организмов.[18]

  Илья Мечников, «Очерк вопроса о происхождении видов», 1876
  •  

География есть философия естествознания. Она одна открывает новые горизонты, которые часто затмеваются в чисто систематических науках… Главная задача географии — дать читателю связь между историей земного шара и явлениями жизни, теперь на ней совершающимися.[8]

  Андрей Краснов, Основы землеведения, 1895
  •  

География, как наука о земле, действующих на ней силах и вызываемых ими формах, есть наука физическая и естественная, основанная на наблюдении и опыте, между тем Риттер не был натуралистом, а философом, и свел географию к служению, по преимуществу, истории, не говоря уже о том, что в его рассуждениях о влиянии географических условий на развитие культуры было много телеологического, не считавшегося с психо-этническими особенностями народов и не основанного на положительных данных.[9]

  Дмитрий Анучин, География (из Энциклопедического словаря Граната), 1910
  •  

Политическая география ― пограничная, переходная наука, которая возникла на стыке географии и политологии. <...>
География одновременно и естественная, и общественная наука, обладающая столь необходимым в данном случае комплексным подходом к природным и социально-экономическим явлениям. Можно утверждать, что в ответ на запросы практики в отечественной географии сформировались оба тесно связанных между собой научных направления: ресурсно-географическое и эколого-географическое. География природных ресурсов (географическое ресурсоведение) изучает размещение и структуру природных ресурсов и их сочетаний, проблему их экономической оценки, охраны, воспроизводства, рационального использования, а также ресурсообеспеченности и прогнозов состояния ресурсной базы. Хотя это направление в нашей стране стало развиваться только в 60-е гг.[15]

  Владимир Максаковский. «Географическая картина мира» (Книга I. Общая характеристика мира), 2003

В публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Велика и поразительна область географии: край, где кипит юг и каждое творение бьется двойною жизнью, и край, где в искаженных чертах природы прочитывается ужас и земля превращается в оледенелый труп; исполины-горы, парящие в небо, наброшенный небрежно, дышащий всею роскошью растительной силы и разнообразия вид, и раскаленные пустыни и степи, оторванный кусок земли посреди безграничного моря, люди и искусство, и предел всего живущего! Где найдутся предметы, сильнее говорящие юному воображению! Какая другая наука может быть прекраснее для детей, может быстрее возвысить поэзию младенческой души их! И не больно ли, если показывают им, вместо всего этого, какой-то безжизненный, сухой скелет, холодно говоря: «Вот земля, на которой живем мы, вот тот прекрасный мир, подаренный нам непостижимым его зодчим!»[4]

  Николай Гоголь, «Мысли о географии» (из сборника «Арабески»), 1829
  •  

Так как горы сообщили форму всей земле, то познание, их должно составить, так сказать, начало всей географии. Показав разветвление их по лицу земли, должно показать вид их, форму, состав, образование и наконец характер и отличие каждой цепи, всё это не сухо, не с подробною ученостью, но так, чтобы он знал, что такая-то цепь из тёмных и твёрдых гранитов, что внутренность другой белая, известковая или глинистая, рыхлая, жёлтая, темная, красная или наконец самых ярких цветов земель и камней. Можно даже рассказать, как в них лежат металлы и руды и в каком виде — и можно рассказать занимательно.[4]

  Николай Гоголь, «Мысли о географии» (из сборника «Арабески»), 1829
  •  

...Прежде всего нужно бросить взгляд на географическое положение этой страны, что непременно должно предшествовать всему, ибо от вида земли зависит образ жизни и даже характер народа. Многое в истории разрешает география.

  Николай Гоголь, «Взгляд на составление Малороссии», 1832
  •  

География есть по преимуществу наука обширная; краткость её изложения всего скорее делает её недоступною для изучения, сообщая ей характер сухости, темноты и сбивчивости. Напротив, чем в обширнейшем объёме излагается она, тем делается занимательнее, живее, интереснее, понятнее и, следовательно, доступнее для изучения.

  Виссарион Белинский, «Краткая география для детей» (рецензия на книгу), ноябрь 1835
  •  

Петербург поставлен на самом краю неизмеримого Русского государства, Петербург находится не только не в средине государственного племени, не только не среди Русского народа, но совершенно вне его, среди племени Финского, среди Чухон: Петербург принадлежит географически к России или, лучше, к владениям ея, но он находится за чертою русской жизни, за чертою коренной, настоящей России, к которой присоединились все эти владения, которая создала и которая держит всё это неизмеримое государство. Одним словом, Петербург есть заграничная столица России.[19]

  Константин Аксаков, из статьи «Значение столицы», 1856
  •  

Но я позволяю себе усомниться в одном: для чего тут необходимо посрамление географии? и действительно ли усматриваются в ней такие вредоносные начала, которые могут серьезно тревожить так называемую «великую консервативную партию»? Положа руку на сердце, я отвечаю: нет, никаких вредоносностей за географией не водится! Говоря по совести, география, и в особенности «сокращённая», есть наука очень и очень полезная. С помощью ее можно во всякое время снаряжать экспедиции, заключать трактаты, расширять и исправлять границы, руководясь единственно одною удобностью. В этом смысле пользуются географией московские публицисты без всякого опасения ― и что же? выходит хорошо! Потому что, не будь географии, мы именно блуждали бы, так сказать, в непрерывном ужасе. Задумавши снарядить экспедицию, мы не знали бы, куда ее снарядить; задумавши победить ― не знали бы, кого победить; задумавши занять денег ― засовывали бы руки совсем не в те карманы.[5]

  Михаил Салтыков-Щедрин, Проект современного балета (по поводу «Золотой рыбки») , 1868
  •  

Что, казалось бы, всего проще, естественнее и дельнее, как не обращение первого же внимания ребёнка на обитаемую им местность, на кругозор, небесный свод, на то именно, что под ним, вокруг его и над ним; на настоящее, а не на прошедшее; между тем именно география позже всех других наук сделалась воспитательною. Это не даром ― есть причина. Какая? Начать с того, что география, в современном ее виде, наука относительно новая, а способы ее изучения почти новорожденные, тогда как другие предметы детского и школьного образования стары, и, за исключением немногих, ровесники европейской цивилизации. Сверх того, математическая сторона географии требует некоторого уменья ориентироваться и представлять себе отношения различных величин и расстояний; а в раннем детстве, если и можно у ребенка развить эти способности, то не иначе, как, чересчур сосредоточивая его внимательность туда именно, куда она всего менее влечется.[20]

  Николай Пирогов, Вопросы жизни. Дневник старого врача, 1881
  •  

Столь же много вредит понятливости детей и неестественный порядок, принятый у нас вообще в обучении. <...> География есть наука, показывающая, и т. д.; она состоит из трех частей: математической, физической и политической. Первая говорит о том-то, вторая о том-то, и пр…. Можно ли ожидать, чтобы, начиная с этого географию, ребёнок мог разумно усвоить себе что-нибудь?[21]

  Николай Добролюбов, О значении авторитета в воспитании (мысли по поводу «Вопросов жизни» г. Пирогова), 1857
  •  

Физикогеографический или естественноисторический элемент должен, несомненно, занимать видное место в географии, однако по отношению к нему необходимо также установление известных пределов, соответственно специально географическим целям; здесь возможно также излишнее увлечение деталями, относящимися, в сущности, к областям других наук: геологии, геофизики и т. д. , которым они и должны быть предоставлены; география должна пользоваться ими лишь настолько, насколько это необходимо для уяснения морфологии земной поверхности и условий жизни организмов и человека в различных зонах и областях земного шара. Объект географии представляет земля, или, точнее, её поверхность в её настоящий, современный момент, но так как земля и все на ней существующее живет, т. е. подвергается изменению и преобразованию, то для более осмысленного понимания настоящего необходимо иметь представление о его эволюции, о ходе его развития, о процессах и силах, которыми это развитие вызывалось и обусловливалось. Однако это представление, заимствуемое из других наук, не должно отвлекать внимания от главного, современного, существующего в данный момент; геология и история должны служить географу только для лучшего понимания современных географических фактов и явлений, но ни геологический, ни исторический элемент не должны занимать в географии доминирующего положения, способного наложить явственный отпечаток на изложение специально географических данных.[9]

  Дмитрий Анучин, «О преподавании географии и о вопросах, с ним связанных», 1902
  •  

...география ― совсем не наука об отдельных фактах окружающего нас мира. География ― наука о связях, о глубочайших соотношениях, которые существуют в природе между отдельными явлениями и трудящимся в ней человеком...[10]

  Александр Ферсман, «География и война», 1942
  •  

А ежли кто живет на помойке ― значит, по его качествам и стремлениям там ему и место: чего ж он стоит, чего ж от него и ждать? География ― наука психологическая. Твое место возле параши? исчерпывающая характеристика. Сравнение позорное и унизительное: Россия сейчас перемешана гигантской помойкой в сепараторе, где активные элементы с лёгкой фракцией, сливками и дерьмом, смываются в Америку.[22]

  Михаил Веллер, «Ножик Серёжи Довлатова», 1997
  •  

― Формируется новый облик планеты. Тот, кто не видит этого и говорит, что география ― наука прошлого и ее пора убрать из школьного и вузовского образования, ― слепец.
― А чем, собственно, могут помочь географы в сложившейся ситуации?
― Серьезный социальный заказ связан у нас сейчас с проблемами изменения климата и адаптацией к ним людей, хозяйства, природы. Кстати, версия о том, что многие крупнейшие цивилизации погибли из-за глобальных климатических изменений ― вещь доказанная.[16]

  Аркадий Тишков, Ольга Балла, «Привлечь к себе любовь пространства», 2009
  •  

Надо чётко понимать, где и какие есть ресурсы, что можно осваивать. Нельзя же строить плотину там, где нет потребителя энергии, а потом перебрасывать оттуда энергию за тысячи километров. Думают, что география ― для того чтобы стирать белые пятна с карты планеты. Но современная география ― наука не только о Земле, но и об окружающем пространстве. На географических конференциях ежегодно работают целые секции: география Марса, география Луны… Всё время появляются новые карты. Но самое главное (это мало кто понимает): все белые пятна сейчас там, где человек живет уже тысячи лет. Передовые рубежи географии сегодня ― в староосвоенных регионах нашей страны. Я призываю географов заниматься проблемами расселения, изменения структуры хозяйства в связи с тем, что рынок вроде бы диктует сейчас делать что-то по-новому: понять, как меняется транспорт; как меняется география урбанизированных (освоенных поселениями и производством) территорий или география исчезновения деревень. Ведь сотни, тысячи населенных пунктов за последние десятилетия просто исчезли![16]

  Аркадий Тишков, Ольга Балла, «Привлечь к себе любовь пространства», 2009
  •  

Всего таких фундаментальных дисциплин насчитывается семь: в порядке возникновения это астрономия, география, математика, физика, химия, биология, геология. Каждая из них имеет свой предмет исследования. География изучает внешние оболочки Земли: атмосферу, гидросферу, криосферу и, как сейчас говорят, антропосферу, то есть территориальные особенности хозяйства и деятельности человека. По мере накопления знаний география, как и любая другая наука, усложнялась и разрасталась вширь. Два главных крыла географии – физическое и социально-экономическое – обрастали новыми направлениями, привлекали все новые и новые методы исследований, что позволило углубить знания о законах пространственного развития природы и хозяйственной деятельности людей. За прошедшие века «древо географии» сильно разрослось и приносило полезные человеку «плоды».[17]

  Владимир Котляков, «География – одна из основ современного естествознания», 2012
  •  

Отдельные отрасли географии, безусловно, взаимодействуют между собой, потому что природные явления, происходящие на поверхности Земли и в океане, связаны друг с другом, формируя и облик Земли, и основные процессы, происходящие под влиянием внешнего источника энергии – Солнца и земных источников, изучаемых географией. «Чудо» географии заключается в том, что это единственная из фундаментальных наук, имеющая и естественнонаучную, и социально-экономическую составляющие. В географии неразрывно связано изучение природных и социальных процессов во всем их многообразии и пространственных различиях. Хотя социальное имеет свою внутреннюю надприродную логику развития, оно в то же время подчинено общеприродным закономерностям.[17]

  Владимир Котляков, «География – одна из основ современного естествознания», 2012

В мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Величайшее моё несчастие то, что я учился географии. Три приятнейшие года жизни, посвящённые путешествиям, <…> я потерял их, ничем не насладившись, ничего не узнав, по милости одной географии, науки годной только для провинциялов, которая высасывает из предбудущего всё удовольствие. Что пользы для сердца, для воображения, для опытности, когда вы наперёд знаете, куда едете и что увидите? Путешествия сделались нынче поверкою не источником познаний…

  Осип Сенковский, «Воспоминания о путешествии в Нубию и Сирию», 1834
  •  

С путеводителем тоже вышла история. В целях разумной экономии, чтобы не тратиться на дорогой Бедекер, каждый самостоятельно купил по дешёвой книжечке. В результате — все три не годятся. Особенно невпопад вышла покупка у одного: он приобрёл в Дрездене по случаю за три марки прекрасный гид по Шварцвальду и упорно настаивает, что эта страна находится в Швейцарии. До сих пор мы его не переубедили: на каждой остановке он берёт у меня швейцарскую карту и тщательно обыскивает все кантоны, не затерялся ли где-нибудь Шварцвальд. Такой недоверчивый. А окончил Ришельевскую гимназию и всегда имел по географии пять.

  Владимир Жаботинский «Описание Швейцарии», 1911
  •  

Вы всё-таки непременно хотите от меня автобиографию. Но ведь вам придется ограничиться только наружным осмотром и разве слегка взглянуть в полутёмные окна: внутрь я редко кого зову. А снаружи вы увидите немного.
Вы увидите очень одинокого, без сверстников, ребёнка на диване, животом вниз, над книгой <...>. Если хотите географии — вот она: Лебедянь, самая разрусская — тамбовская, о какой писали Толстой и Тургенев...[23]

  Евгений Иванович Замятин, «Автобиография», 1920
  •  

Мура смешала слово география с типографией.
― Я географии боюсь. Я там плакала, потому что там шум.
― Нет, Мурочка, география ― это такая наука.[24]

  Корней Чуковский, Дневник, 1923
  •  

...был в Москве концерт Дебюси, и вот, в антракте, один музыкальный критик, по профессии учитель географии, спрашивает его: „Ну, что скажете?“ Танеев отвечает, что ему не нравится. И критик ласково треплет его по плечу и говорит: „Ну, что ж, дорогой мой, вы этого просто не понимаете, не можете понять“. А Танеев в ответ ему еще ласковее: „Да, да, я не знал до сих пор, что для понимания музыки не нужно быть 30 лет музыкантом, а нужно быть учителем географии“.

  Иван Бунин, Дневник, 2 мая 1940 года

В художественной литературе[править]

  •  

— Ведь надо же <молодому маркизу> что-то знать. Не познакомить ли его чуточку с географией?
— А на что она ему? — возразил воспитатель. — Когда маркиз пожелает отправиться в свои поместья, неужели почтари не найдут дороги? Будьте покойны, не заблудятся. Для путешествий нет нужды в буссоли, и из Парижа в Овернь люди отлично добираются, не ведая, на какой они широте.

  Вольтер, «Жанно и Колен», 1764
  •  

Фендриков был не согласен с тем, что география есть наука почтальонов (об этом нигде не было написано ни в почтовых правилах, ни в приказах по округу), но из почтительности сказал: «Точно так».[6]

  Антон Чехов, «Экзамен на чин», 1884
  •  

― Дело моё не какое-нибудь эфемерное. Это вам не поэзия с географией. Без моего товара и один человек не обойдётся. И притом же дело мое совершенно ― чистое. Гроб не пахнет, и воздух от него в квартире крепкий и здоровый.

  Фёдор Сологуб, «Сказка гробовщиковой дочери» (рассказ), 1918
  •  

Швамбрания была страной сладчайшего благополучия и пышного совершенства. Ее география знала лишь плавные линии. Симметрия ― это равновесие линий, линейная справедливость. Швамбрания была страной высокой справедливости. Все блага, даже географические, были распределены симметрично. Налево ― залив, направо ― залив.[25]

  Лев Кассиль, «Кондуит и Швамбрания», 1931
  •  

Савелий Максимович отмечает в журнале явку, потом, поглаживая седую бородку клинышком, с полминуты задумчиво смотрит в открытое окно на горы и тайгу, затем оглядывается на нас:
― Мы с вами будем изучать географию СССР. Что такое география вообще, вы знаете ― наука о Земле, землеведение. Такой она была, такой и осталась в капиталистических странах. Но география нашей Родины ― это совсем особая география… Вы сказки любите? ― неожиданно спрашивает он.[26]

  Николай Дубов, «На краю земли», 1950
  •  

За Полярным кругом, где не росло ничего, кроме мхов и лишайников, сейчас выращивают овощи. Великаны в сказках сдвигали и раздвигали горы. Наши инженеры умеют взрывать их так, что выброшенная взрывом земля сама укладывается в насыпь нужного размера и формы. Сказочные богатыри, сжимая в кулаке камень, могли выжать из него струйку воды. Но разве могут они равняться с нами! В Узбекистане советские люди не только дали воду бесплодной пустыне, которая называлась Голодной степью, но и превращают пустыню в цветущий сад. И так всюду и во всем. Переменился человек, став свободным, советским, и сам он меняет лицо земли. Вот почему география СССР ― совсем особая география, наука не только о Земле, а о том, как чудесно преображает землю советский человек…[26]

  Николай Дубов, «На краю земли», 1950
  •  

Окончив школу в Москве, куда переехали его родители, Голубев без колебаний выбрал специальность: география! К тому времени Голубев чувствовал себя человеком еще не окончательно сложившимся, но уже природным, география же, наука природная, как и сама природа, беспредельна, выбрав ее, сразу же надо было сделать выбор в ней. Но и тут колебаний не было ― гидрология! По сути дела, Голубев уже в шесть лет стал гидрологом, но то чисто эмпирически, окончив же школу, он подходил к вопросу еще и теоретически. Ну как же: две трети всей поверхности земного шара, чуть больше, это не суша, а воды, так что планету Земля правильнее было бы назвать планетой Вода.[14]

  Сергей Залыгин, «Экологический роман», 1993

В поэзии[править]

  •  

Российского пространство света
Собрав на малы чертежи,
И грады, оною спасенны,
И села, ею же блаженны,
География, покажи.[27]

  М. В. Ломоносов. «Ода, в которой ее величеству благодарение от сочинителя...», март 1751
  •  

До крайности необходимо, чтобы
Усвоить географию,
Смотаться в Лихо… боры
Аль съездить в типографию.[28]

  Георгий Оболдуев, «До крайности необходимо, чтобы...» (Людское обозренье), 6 мая 1930
  •  

О. М <андельштаму>
Не столицею европейской
С первым призом за красоту
Душной ссылкою енисейской,
Пересадкою на Читу,
На Ишим, на Иргиз безводный,
На прославленный Акбасар,
Пересылкою в лагерь Свободный,
В трупный запах прогнивших нар...[29]

  Анна Ахматова, «Немного географии» (из сборника «Седьмая книга»), 1937
  •  

Чёрное пламя из люков и щелей.
Чёрные безымянные обелиски дымов,
Подпирающие тяжёлое небо,
Готовое рухнуть кровавым дождем.
Истлевающие фанерные надгробья.
Но только сердце, пока оно бьётся,
Сохранит имена.
Изменяющаяся география Земли ―
Курганы трупов, озера крови,
Ставшие привычной деталью пейзажа.[11]

  Ион Деген, «Полевая почта...», апрель 1945
  •  

В средней школе, зубря по Витверу
Географию смежных стран,
Ты гадал ли, что ты там вытворишь,
Ты слыхал ли слово «таран»?[30]

  Константин Левин, «Памяти пилота», 1946
  •  

Край еще неведомый, иной
Заново предчувствую, как прежде!
Разве география виной
Этому волненью и надежде?..[31]

  Аделина Адалис, «Много я изъездила дорог ...» (Восьмистишия), 1960
  •  

Что такое моя биография?
Километры и годы ― простор ее.
Это будет тогда география,
География и история.[32]

  Николай Глазков, «Что такое моя биография...», 1965
  •  

Наплевать, если сгину в какой-то Инте,
Все равно мне бессмертные счастьем потрафили
На такой широте и такой долготе,
Что ее не найти ни в какой географии…[33]

  Александр Галич, «Разговор с музой», 1968
  •  

История мучит людей,
а философия объясняет,
ради каких идей
человека к земле склоняют,
а география делит нас
на враждебные расы,
покуда химия делает газ,
чтоб всех удушить сразу.[34]

  Борис Слуцкий, «История мучит людей...», 1975
  •  

Жизнь есть товар на вынос:
торса, пениса, лба.
И географии примесь
к времени есть судьба.[12]

  Иосиф Бродский, «Строфы», 1978
  •  

до мраморного гравия
в акрополе дыра
обрыдла география
в историю пора...[13]

  Алексей Цветков, «беотия иония...», 1980

Источники[править]

  1. Дьяконов К. Н. География в БРЭ.
  2. Ожегов С. И. География // Словарь русского языка. М.: Оникс 21 век, Мир и образование, 2003. С. 127.
  3. Страбон. География в 17 книгах. Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994.
  4. 1 2 3 4 Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1952 г.
  5. 1 2 М.Е. Салтыков-Щедрин, Собрание сочинений в 20 т. — М.: «Художественная литература», 1966 г. — Том 7.
  6. 1 2 Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 3. (Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»), 1884-1885.
  7. Реклю Э. Человек и Земля (в шести томах). — СПб.: изд. Брокгауз-Ефрон, 1906-1909 гг.
  8. 1 2 А. Н. Краснов. Основы землеведения. — Харьков: Тип. Зильберберга, 1895 г. — 164 с.
  9. 1 2 3 4 Д.Н.Анучин, «Географические работ»ы. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1959 г.
  10. 1 2 А. Е. Ферсман. География и война. — М.: «Наука и жизнь», № 11-12, 1942 г.
  11. 1 2 Ион Деген. Я весь набальзамирован войной. — Новосибирск, 2012 г.
  12. 1 2 Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 3
  13. 1 2 Алексей Цветков. Состояние сна. — Энн Арбор: Ардис, 1981 г.
  14. 1 2 Сергей Залыгин, «Экологический роман». — Москва: «Новый мир», № 12, 1993 г.
  15. 1 2 В. П. Максаковский. Географическая картина мира. — М.: Дрофа, 2008
  16. 1 2 3 4 Аркадий Тишков, Ольга Балла. Привлечь к себе любовь пространства. — М.: «Знание - сила», № 6, 2009 г.
  17. 1 2 3 4 Владимир Котляков. География – одна из основ современного естествознания. — М.: «Наука в России», № 1, 2012 г.
  18. И.И. Мечников. Избранные произведения. — М.: Гос. уч.-пед. изд-во министерства просвещения РСФСР, 1958 г.
  19. Аксаков К. С. «Значение столицы». Серия Русский путь Москва-Петербург. Pro et contra —— СПб, Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 2000 г.
  20. Н. И. Пирогов. Вопросы жизни. Дневник старого врача. — Иваново, 2008 г.
  21. Н.А. Добролюбов. Собрание сочинений в трёх томах. Том первый. Статьи, рецензии и заметки (1853-1858). — М.: «Художественная литература», 1986 г.
  22. Михаил Веллер. «А вот те шиш!» — М.: Вагриус, 1997 г.
  23. Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. Русь — М.: Русская книга, 2003 г. том. 2. стр. 3—4.
  24. К.И. Чуковский. Собрание сочинений в 15 т. Том 12: Дневник 1922-1935. Предисл. В. Каверина, Коммент. Е. Чуковской. — 2-е изд., электронное, испр. — М.: Агентство ФТМ, Лтд, 2013. — 592 с. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2006 г.
  25. Лев Кассиль, «Кондуит и Швамбрания»
  26. 1 2 Николай Дубов. «На краю земли». — М.: Детская литература, 1950 г.
  27. М. В. Ломоносов. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1986 г. — «Ода, в которой её величеству благодарение от сочинителя приносится за оказанную ему высочайшую милость в Сарском селе августа 27 дня 1750 года : «Какую радость ощущаю?..»
  28. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. — М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  29. А.А. Ахматова. Собрание сочинений в 6 томах. — М.: Эллис Лак, 1998 г.
  30. К. И. Левин, Признание. Избранные стихотворения. — М.: 1988 г.
  31. А.Е. Адалис. Бессоница: избранные стихи 1920-1969. ― Санкт-Петербург, Лимбус Пресс, 2002 г., «Там, далёко, далёко, далёко...»
  32. Н. И. Глазков. Большая Москва. Стихи. — М.: Московский рабочий, 1969 г. — 96 с. Лирика века. Лирика года. Юность Рублёва (поэма).
  33. Галич А. Сочинения в 2 т. Т. 1. — М.: Локид, 1999.
  34. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.

См. также[править]