Бернар-Анри Леви

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Берна́р-Анри́ Леви́ (фр. Bernard-Henri Lévy, широко известен как BHL) (5 ноября 1948) — французский политический журналист, философ, писатель.

Цитаты[править]

Бернар-Анри Леви
  •  

Украина — это шанс на перерождение для нынешней бездушной Европы[1].

  •  

Происходящее здесь, на Украине имеет первостепенную важность для Европы, для Франции и для всего мира. Потому что сердце Европы бьётся в Киеве, потому что на сегодняшний день лучшие европейцы — это украинцы, потому что европейский дух живёт в Украине[2].

  •  

Есть два типа европейцев. Одни считают, что Европа — это просто большой рынок. А другие — что это ценности, дух, культура. Для первой категории, я вам откровенно говорю, то, что тут происходит, вообще ничего не меняет. И если им нужно продолжать вести всякие дела с Путиным, так они и будут вести дела с Путиным. Но для второй категории европейцев, тех, кто считает, что Европа — это способ существования, то, что происходит в настоящее время на Майдане, меняет очень многое. И вот эта, вторая, категория европейцев думает, что вы — сегодня лучшие европейцы. И что если есть место, где горит сегодня "пламя Европы", то оно горит на Майдане[3]

  •  

Журналист: Почему Украина всё время остаётся один на один с Россией, проблемами, регулярно возникающими у нас с Москвой? Почему Европа осторожно осуждает Россию, но ничего не предпринимает, чтобы помочь Украине?
Леви: Потому что мы боимся Путина.
Журналист: Но почему вы его боитесь?
Леви: Это невероятно, это объяснить невозможно, это иррациональная боязнь. Это абсурдно, постыдно, но это так. Мы боялись Путина в Сирии. Мы боялись Путина в Грузии. И мы боимся Путина тут, в Украине. Вы смотрели открытие Олимпийских игр? Весь мир видел по телевизору это грандиозное зрелище. Путин — такой сверхчеловек, такой супермен, Путин — суперстар. <…> Для кретинов. Для тех, кто устроил этот спектакль в Сочи. Для меня Путин — это секретный агент. Бесцветный. Сила которого соткана из наших слабостей. Который играет на самых низких и глупых чувствах народа. На восхищении силой и мужскими достоинствами. Это абсолютно вульгарно[3].

  •  

Журналист: Европа готова отдать Украину Путину?
Леви: Вы знаете, Европа отдала в Ялте половину себя Сталину. Весь Восточный блок.[3].

  •  

Украина — это сердце Европы. Если Украину силой вернут в советскую обойму, Европа существовать не будет. Она духовно будет кончена.[3].

  •  

Украина — бьющееся сердце всего континента.
Вы даете плоть европейскому проекту. Вы возвращаете ему суть и программу. Вы придаете не только более чистый, но и более точный и богатый смысл слову и идее Европы[4].

  •  

Мы все украинцы[4].

  •  

Вы с достойным великих народов хладнокровием нанесли историческое поражение тирании.
И поэтому вы не просто европейцы, а лучшие из европейцев.
Теперь вы европейцы не только по истории, но и по пролитой крови.
Вы европейцы не только потому, что сыновья Вольтера, Виктора Гюго и Траса Шевченко, но и потому что здесь, на Майдане молодежь впервые гибла со звездным флагом Европы в руках[5].

  •  

Европа должна защитить Украину[5].

  •  

Путин силён лишь нашей слабостью.
Путин идёт вперед только из-за нашего страха[5].

  •  

Этот город в Европе — легенда, модель, прежде всего, космополитизма. Модель смешения разных культур и гражданственности. В силу этого Одесса — великий, истинно европейский город. Сердце Европы бьется в Одессе![6]

  •  

По сути, Одесса и является моделью той, будущей жизни. Доказывает, что можно говорить, общаться на русском языке, оставаясь при этом патриотом, украинцем. Можно уважать и придерживаться своих русских корней и при этом оставаться украинским патриотом[6].

  •  

Одесса — город Александра Пушкина, одного из величайших русских поэтов. Город, в котором Сергей Эйзенштейн снял «Броненосец Потемкин». В то же время Одесса — великий украинский город. Он преподносит всем урок мира. <…> Таковой я вижу Одессу — город Исаака Бабеля, Валентина Катаева, Ивана Бунина. <…> Украина — это модель для России, Одесса — модель для Украины, модель возможности сосуществования демократии и мира[6].

  •  

О путинизме. Можно констатировать, что он, увы, распространяется кое-где в Европе. Благодатная почва для него большей частью там, где прогрессируют крайне правые. Например, «Йоббик» — в Венгрии, «Атака» — в Болгарии, фламандские автономисты — в Бельгии, «Национальный фронт» — во Франции. Единственный французский политический деятель, регулярно выражающий свое восхищение Путиным и свое согласие с его геополитикой, — это Мари Ле Пен[6].

  •  

Путин на самом деле слаб. Как и все без исключения фашисты. <…> Путин ничем не отличается от обыкновенного бандита, фашиста. Его идеал — это Гитлер. Для меня Путин, помимо прочего, наибольший русофоб. Он позор для России, для великой русской литературы, для российского кино, он позор для больших российских артистов, являющихся славой РФ[6].

  •  

Я обожаю русскую культуру, она меня вдохновляла, я ребёнок Пушкина, Тургенева и Достоевского. Я не был бы ни человеком, ни писателем без русской классики, без крупных российских диссидентов, начиная с Солженицына[6]

Источники[править]