Олег Михайлович Куваев

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Оле́г Миха́йлович Кува́ев (1934—1975) — советский геолог, геофизик, писатель; автор очерков, документальных рассказов и повестей об экспедиционных и туристических странствиях.

Роман «Территория»[править]

Примечания к маршруту[править]

  • Это страна мужчин, бородатых «по делу», а не велением моды, страна унтов, меховых костюмов, пург, собачьих упряжек, морозов, бешеных заработков, героизма — олицетворение жизни, которой вы, вполне вероятно, хотели бы жить, если бы не заела проклятая обыденка. Во всяком случае, вы мечтали об этом в юности.
  • У вас вдруг сожмёт сердце, и вы подумаете без всякой причины, что до сих пор жили не так, как надо. Шли на компромиссы, когда надо было проявить твёрдость характера, в погоне за мелкими удобствами теряли главную цель, и вдруг вы завтра умрёте, а после вас и не останется ничего. Ибо служебное положение, оклад, квартира в удобном районе, мебель, цветной телевизор, круг приятных знакомых, возможность ежегодно бывать на курорте, даже машина и гараж рядом с домом — всё это исчезнет для вас и не останется никому либо останется на короткое время. Во всяком случае, бессмертная душа ваша, неповторимое и единственное ваше бытие тут ни при чём. Что-то вы упустили.


Лето[править]

2[править]

  •  — Возвращаются неудачники, — рассмеялся Чинков. — Не так ли? Поэтому выпьем за тех, кому нет нужды возвращаться.

3[править]

  • Салахов быстро понял, что для парней, населявших семидесятикоечный барак, с сугробами по углам, главным в жизни были не деньги, не жизненные удобства, даже не самолюбие. Они весело и твёрдо подчинялись неписаному своду законов. Твоя ценность по тем законам определялась, во-первых, умением жить в коллективе, шутить и сносить бесцеремонные шутки. Ещё главнее было твоё умение работать, твоя ежечасная готовность к работе. И ещё главнее была твоя преданность вере в то, что это и есть единственно правильная жизнь на земле. Будь предан и не дешеви. Дешёвку, приспособленчество в бараке безошибочно чувствовали.

4[править]

  • Сейчас Баклаков был доволен и весел, потому что находился один на один с собой, а значит, являлся именно тем, что он есть.
  • Профессуре нравятся деревенские и основательные. По старинке думают, что геолог это помесь вьючного животного с человеком.
  • Действовать, а не размышлять — вот лозунг мужчины.


Осень, зима[править]

17[править]

  • За окном шумел город. Настольная лампа давала приглушённый свет, и каждый из двух пожилых мужчин в номере думал о силе, которая заставляет их рисковать, тревожиться, лезть на рожон, хотя всё можно спокойно, уютно, уважаемо… Их давно не интересовали личные деньги, зарплата, и даже честолюбие с возрастом как-то прошло. Силой этой называлась работа.
  • Но что такое работа? Кто может дать этому краткое и всеобъемлющее определение? Страсть? Способ самоутверждения? Необходимость? Способность выжить? Игра? Твоя функция в обществе? И так далее, до бесконечности.
  • Большую и лучшую часть жизни я занимался изучением горных пород. Смерть — лишь переход из мира биологического в мир минералов. Таково преимущество нашей профессии, смерть не отъединяет, а объединяет нас с ней.

18[править]

  • Верьте не верьте, но здесь одно из немногих мест, куда не долезло мещанство, и геология — одна из немногих профессий, куда ему трудно пробраться. Но проберётся.

19[править]

  • Во время войны ясно — бери секиру или автомат. А в мирное время? Прихожу к выводу, что в мирное время работа есть устранение всеобщего зла. В этом есть высший смысл, не измеряемый деньгами и должностью.


Весна[править]

30[править]

  •  — Если вы, Баклаков, поверили хоть единому слову, сказанному на техсовете о вас, я уволю вас по статье дураков. Начальник партии обязан верить только себе и природе.
  • С годами Баклаков пришёл к выводу, что этой странной фразой Чинков хотел оберечь и наставить его. Охранить его от самоуверенности, но оставить веру в себя. «Верь себе и природе». Чем дальше шли годы, тем больше Баклаков убеждался в справедливости фразы Чинкова.

35[править]

  • Всю жизнь я верил в определённые правила. В личный устав, если хотите. Почему-то всё пошатнулось. А человек без правил жить не может.

Гурин[править]

  • Баклаков жалел Гурина и думал о том, как он переносит эту боль. Жизнь Гурина представлялась ему излишне благополучной. Благополучные люди плохо переносят боль. Если же Гурин потеряет ноги, то ему конец. Он не из тех, кто сможет остаться человеком без ног.

38[править]

  • Весь этот день и всю ночь гуси сваливались к ним с перевала. Шёл «главный гусь». И всю ночь они слушали крик тревожный, как долг, и ясный, как жизненная задача.
  • …запах камней.
  •  — Для всякого человека одна религия: не дешеви, не лукавь, не пижонь, работай, — ответствовал Жора.
  • «Мы все обречённые люди, — думал он на ходу. — Мы обречены на нашу работу. Отцы-пустынники и жёны непорочны, красотки и миллионеры — все обречены на свою роль. Мы обречены на работу, и это, клизма без механизма, есть лучшая и высшая в мире обречённость».
  • …Настоящий долг сидит в сущности человека, а не в словесных формулировках…


Повесть "Чудаки живут на Востоке" (по редакции "Лениздат", 1982 г.)[править]

4[править]

  • Уезжать "далеко-далеко" легко только в теории. В практической жизни от решения до его исполнения лежит много неудобных мытарств: снятие со всевозможных учетов, поиски денег на дорогу.

8[править]

  • Обычная и необъяснимая история о том, как человеку "захотелось куда-то поехать".
  • Посреди вечерней улицы, размазывая по щекам безутешные слезы, прошёл босоногий пацан. Наверное, сбежал из дому и шёл сейчас куда-нибудь в бесконечность, чтобы жить там подальше от человеческой несправедливости.

15[править]

  • И лишь совершенно обалдевший от бестемья литератор рискнёт описывать пейзажи, проносящиеся под ним на глубине двенадцати километров.
  • "Верь в интуицию, если она настораживает", - неожиданно решил Славка,

22[править]

  • Ему должно повезти. Ему не может не повезти. Он заставит сделать так, что ему повезёт.

29[править]

  • Пресса, наука и помощь - вот что нам надо.

30[править]

  • Каждый желает, чтобы его уважали. Каждый хочет быть на своём месте. Разве не так?

36[править]

  • - Что мы есть? - глубокомысленно спросил Семён Семёнович Кропотников. - Букашки с жаждой невозможного. И мы делаем это невозможное.


Повесть "Тройной полярный сюжет"[править]

Упрямый капитан Росс[править]

Документы[править]

  • Какие-то странные пришли времена. Не дело ценится, а фраза, удачно ввёрнутый каламбур.
  • "Я пережил миг, который меняет жизнь" - так примерно сформулировал он мысли. И по какой-то смутной печали он теперь твёрдо знал, что отныне вся его жизнь будет связана с неприветливыми полярными странами. И ещё он чувствовал, что не будет счастлив и знаменит.

Из детства Саши Ивакина[править]

  • ...С детства моё внимание было приковано к легенде об удивительной птице - розовой чайке арктических стран. Люди, видевшие её, навсегда заболевали двумя болезнями: противоестественной тягой к полярной стуже и отвращением к суете обыденной жизни.

Бегство[править]

  • Плевать на вуз. Не в вузах счастье. Неистовым надо быть. Неистовым и счастливым.
  • Отрешитесь от мелочей быта, слушая стук колёс, вдыхая запах вагона...


"Держи всё время к Востоку"[править]

Апология поездов. Отступление от заданной темы[править]

  • Эра поездов ещё не ушла.
  • Если в вагоне выпил, теперь всю жизнь будешь ездить.

Дарья Никифоровна[править]

  • Рельсы - вещь узкая.

Море[править]

  • Вряд ли найдётся человек, который в минуту душевной, так сказать, важной для жизни сосредоточенности может спокойно услышать далёкий ход паровоза за лесом, ночной призыв электрички, заоблачный гул самолёта или пароходный гудок. Эти звуки приходят к нам как напоминание о пространствах, о наших пращурах: бродячих охотниках и собирателях, о предках-кочевниках, которые ногами открывали неизученную планету, открывали материки, степи, горные хребты, лесные пространства и пустыни. Никогда не придёт время, когда человек будет равнодушен к сигналам дороги: гудкам, стартовым командам, рёву оживших двигателей, как раньше он не был равнодушен к ржанию коней, стуку копыт и колес, сиплому крику караванных верблюдов. И потому звуки дороги окрашивают мгновение жизни, в котором мы их услыхали, неповторимой краской нашего бытия.

Порт[править]

  • "В корабельной гавани легче думать о назначении жизни. Корабли объединяют мудрость человеческой мысли и красоту природы".

Продолжение дневника Николая Шаваносова[править]

  • Я думаю, что чем больше будет открыто в мире живой красоты, тем меньше останется в нём места для жестокостей и бед.

Прощание[править]

  • - Ты держись за людей. Не за всех, а которые наши ребята. Ребята везде есть. Как увидишь барак или там палатку, рожи чумазые, сапоги-телогрейки, так иди сразу смело. Эх, Санёк, может, тебе неизвестно это: много ребят настоящих есть...

Дорога[править]

  • Другие места. Другие люди. Только звёзды одинаковые. А звёзды зачем одинаковые? Чтобы себя, что ты есть, не забыть. Понял почему?

Шаваносов[править]

  • - Испокон веку человек ищет прекрасное. Прикоснувшись к таинству красоты, люди становятся лучше.
  • Я от природы, знаете, любопытен. Из любопытства, знаете, торчал в Сорбонне, затем в Гейдельберге. Искал россыпи знаний, но вовремя понял, что рациональнее искать другие россыпи, настоящие. У здешних людей я закончил ещё один университет - таёжный. Профессура его не знает бритвы и мыла, но в отличие от Сорбонны и Гейдельберга здесь твёрдо знают предмет.

Находка Шаваносова[править]

  • Вы добросовестны до идиотизма.
  • Воистину блаженны нищие духом.


Возвращение к исходному[править]

В вертолёте[править]

  • - ...Давно из Европы?

- Два месяца.

- Медленно движешь! Журналист?

- Географ.

- Уже легче.

Инна[править]

  • - Мама-мам! Дядя Саша говорит, что в поленьях маленькие человечки живут. Как расколешь, они убегают в другое. Правда, да?
  • - А почему я должен быть лучше других?

- Не знаю. Это вроде бы каждый обязан. Но если человек решился жить по мечте, то он обязан вдвойне. Потому что большинство по мечте жить трусит... Или благоразумие мешает. А те, кто живеёт по мечте, - они вроде примера. Или укора.

Отступление на тему о стариках. Частный экскурс в геронтологию[править]

  • Автор верит, что природа не прекращает выпуск крепких людей и пока не планирует это делать. Ибо не может же быть, чтобы победили металл, предназначенный для уничтожения, кирпич, который случайно падает сверху, или болезнетворный кусок клетчатки.

Смерть Шаваносова[править]

  • - Тебе надо остаться. У тебя поспешность и страх. Я тебя вылечу.

То самое лето[править]

  • - Скоро умру, - думая о своём, вслух подытожил Сапсегай. - Солнцу радуюсь, значит, скоро умру.
  • - ...Из тебя мог бы получиться эвенк.

- Спасибо. Лучшего мне не говорил никто. Даже когда был чемпионом.

Слепота[править]

  • - Вот и всё, Сапсегай, - сказал Сашка. - Вот и конец маршрута.

- Нет, - не согласился Сапсегай, - начало.

- Какое к чертям начало?

- Следующий переход начинается там, где кончился первый. Разве не так?

Смерть Прозрачного[править]

  • За свой незаурядный век Сапсегай привык видеть смерть. И он давно уже пришёл к выводу, что вероятность смерти для хорошего человека выше вероятности её для плохого. Хорошим же человеком Сапсегай, естественно, считал того, кто рискует собой для других, кого любопытство и страсть жизни гонят к познанию неизученных мест, кто способен в минуту опасности забыть о себе. Такие люди гибли и будут гибнуть. Но мудрость природы заключалась в том, что род их не исчезает, на смену приходят, должны приходить другие.

Урок[править]

  • География - это не только наука о земле. На земле живут люди. Таким образом, это также наука о людях, наука о долге и счастье.

Тот же берег[править]

  • Народное поверье утверждает, что журавли предчувствуют перемены в человеческой жизни.