Почему я останусь в тени (Ханон)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Почему́ я оста́нусь в тени́» (автор Юрий Ханон, 1992 год) — программное эссе из цикла «Внутренние беседы» (Ювенильная тетрадь).

Цитаты[править]

  •  

К сожалению, я — человек. Сегодня этот факт достаточно трудно оспорить.
К большому сожалению. К очень большому. Но сейчас я вовсе не собираюсь этот факт оспóривать. Сейчас я вынужден о нём постоянно сожалеть и помнить, но я не желаю при том с ним считаться или уважать его.

  •  

Я — так называемый человек и именно поэтому я останусь в тени. Тоже так называемой. Вот один абсолютно очевидный и абсолютно прозрачный тезис.

  •  

Как широко известно, человек — социальное животное.
Он, мягко выражаясь, напрочь лишён не только всякой универсальности, но и способности к самостоятельному, обособленному существованию в мире. Свои врождённые и благоприобретённые недостатки всякий человек склонен исправлять или компенсировать при помощи костылей и других подручных средств. Недурно...

  •  

Всякий человек склонен использовать возможное количество прочих людей для священного дела организации собственной жизни. И такое использование (или употребление) — есть обычный животный подход. Люди, везде и всегда — это строительный материал для людей. Вот что на деле обозначает беззубая формула: «человек — социальное животное».

  •  

Меня могут обвинить в клевете на самое богоподобное из животных. И я делаю лицо примерного школьника. Действительно, по мере поступательного развития и усложнения подробностей структуры человеческого общества, специализация людей приобретает конкретную форму «профессии» <...>. Так образуются всевозможные (профессиональные) кланы или человеческие стаи, устроенные, впрочем, вполне одинаково.

  •  

... структура кланов очень проста и всё также первобытна по существу. Её основой остаётся неизменная потребность в использовании других людей (и других кланов) для удовлетворения собственных потребностей и возможно более комфортного устройства (построения) собственного процесса жизни.

  •  

Несложно увидеть, что на деле так называемая «профессия» существует исключительно ради удобства и видимости легальности передела ближнего мира, а также ради употребления прочих людей и создаваемых ими благ.

  •  

Наше время поздней цивилизации является очень подробным и почти тотальным в смысле кланового разделения на «профессии». Плоскость жизни расхватывается и дробится на всё более мелкие части специализации, однако, нигде не переходя той важной для людей черты, где крайнее измельчание клана уже не позволило бы его членам решать проблему использования других людей.

  •  

Всякий человек добывает из людей компенсацию (свой костыль) в форме денег или близкого к ним эквивалента. И он может это делать сам, в личном порядке, что значительно сложнее, либо — в клановом, профессиональном, что экономит массу усилий. И это тем более просто, чем менее конкретно.

  •  

Так называемое государство — это наиболее массовый способ компенсации личной неполноценности условного человека, состоящего при нём.

  •  

Я — органически не являюсь (и не буду являться) членом какого-либо клана или человеческой стаи, равно как и сам лично малопригоден для употребления кем-либо со стороны.

  •  

В музыкальном и прочих близких к нему кланах уже давно всё поделено. Поэтому за каждое место следует агрессивно бороться: используя других и используясь самому. Разумеется, я не стану лезть в это грязное общее корыто за своим куском прогорклого сала.

  •  

... современная музыка достаточно чётко делится на узко-клановую (профессиональную или академическую) и служебную, для внешних общительных целей (это — от телевидения и кино до эстрады). Разумеется, я не профессионал в рамках клана.

  •  

Мой разовый опыт по существованию в консерватории и на фоне сегодняшнего «союза» (стаи) композиторов выглядит вполне достаточным и определённым до предела. Что же касается возможной работы официантом в служебной части клана — она для меня ниже всякого употребления. Нигде и никогда я не подписывался под обязанностью подносить блюдо свиньям.

  •  

— Итак, сегодня меня нет почти нигде. Завтра меня будет ещё меньше. Послезавтра я заставлю вас позабыть моё имя и незаметно сотрусь из вашей головы, милейшие господа, господа с костылями.

См. также[править]

Ссылки[править]