Алексей Алексеевич Венедиктов

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Алексей Венедиктов
Venediktov.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Алексе́й Але́ксеевич Венеди́ктов (род. 18 декабря 1955, Москва) — российский журналист, главный редактор, совладелец (18% акций) и ведущий радиостанции «Эхо Москвы», президент «Эхо». Педагог.


Цитаты[править]

2016 год[править]

  •  

Россия — это государство, которое столкнулось не только с глубоким экономическим кризисом, но также с кризисом идеологии и идентичности. Её попытки осмыслить себя в мире, в котором не работают принципы ялтинско-потсдамского уклада, мучительны и приносят страдания: во-первых, самой России, во-вторых, ее соседям, а в-третьих, всему миру. В период ближайших трех—пяти лет этот кризис будет только углубляться[1]
<...>Честный журналист всегда рискует, он доставляет неудобства правящим кругам и политико-экономическим кланам. Это опасное занятие. Особенно в России, где журналистская работа уступает по опасности только профессии шахтера, столько случается смертей и нападений. Кроме того эту работу легко потерять. Сейчас появилась очень большая группа журналистов с «волчьим билетом»:
если вы слишком независимы и непослушны — до свидания[1]<...>
<...>Самоцензуры гораздо больше, чем цензуры. Журналисты должны знать сами, что они могут, а что им запрещено. На «Эхе Москвы» у нас есть журналистский кодекс — своего рода форма самоцензуры. Первый уровень, что сам журналист считает честным, откровенным и справедливым. Второй уровень — кодекс редакции, который опубликован и доступен нашим журналистам. Третий уровень — это российское право и конституция. В государственных или окологосударственных СМИ это выглядит несколько иначе, там вводят дополнительные кодексы. Это могут быть, в том числе неписаные правила[1]<...>

2017 год[править]

  •  

<...>Ангела Меркель, насколько мне известно, ещё в мае дала понять: уйдите из Донбасса, и мы сделаем всё, чтобы снять санкции. Путин ответил: как только мы уйдём из Донбасса там начнётся резня. И есть основания полагать, что он прав: никакого партизанского движения в поддержку Украины в Донбассе нет, больше миллиона человек оттуда уехали, остальные за сепаратистов. Нет, Донбасс не удастся впихнуть в Украину, это Карабах – ровно такая же многолетняя и неразрешимая проблема. Одинаково нужная и России – чтобы пугать, – и Украине, чтобы все на неё списывать.
Путин искренне полагает, что русские и украинцы – один народ, который искусственно поссорили американцы. Он еще не понял, что никакого одного народа не было и, главное, не будет впредь.
В общем, ситуация такова: Крым мы взяли – и похоже, навсегда. Украину потеряли – и тоже, похоже, навсегда[2]. — о Вооружённом конфликте на востоке Украины

2018 год[править]

  •  

<...>К Путину я отношусь как к объекту изучения. Так же, как я отношусь ко многим другим. Путин, несмотря ни на что, — мой президент, хотя я сам за него не голосовал. Это президент моей страны, и я всегда стараюсь вслушиваться в то, что он говорит. По образованию я историк и я хочу понять его мотивы: я вижу, что он делает, но хочу осознать, почему. Его политика влияет на меня, в отличие, скажем, от президента |Франции или США. Я не разделяю его политику. И говорил ему об этом неоднократно. А как человек он мне чрезвычайно любопытен. Я за ним наблюдаю — это часть моей работы. Вижу, как он изменился за эти восемнадцать лет у власти. Как мне кажется, он стал более нетерпимым, более закрытым, абсолютно одиноким. Но с ним все равно интересно разговаривать. У Путина отличная память, он помнит массу вещей, которые ты знал, но забыл.
Поэтому моё отношение к Путину абсолютно исследовательское. Я надеюсь, что когда он выйдет на пенсию, он даст мне большое интервью. Мне бы этого хотелось, во всяком случае. Не сейчас, когда он конъюнтктурно будет маневрировать, а когда отстранится от конкретной президентской работы.Сейчас он думает о роли России в мире и о своей роли в мировой истории. Лет через двадцать историки напишут о Путине, что он вернул России Крым. Я думаю, что в учебниках истории будут это писать. И он это знает<...>.[3]о своём отношении к Президенту Российской Федерации В.В. Путину

  •  

Выдаю государственную тайну — Владимир Владимирович Путин не крёстный отец Ксении Анатольевны Собчак. Её крёстный отец — отец Гурий из Александро-Невской лавры.
На протяжении полутора месяцев до объявления Ксенией своего желания выдвинуть свою кандидатуру на пост президента я несколько раз с ней разговаривал. На мой взгляд, она была в сомнениях, и это не было импульсивным решением. Я бы сказал, что ещё за неделю до объявления мы с ней сидели, пили чай и про это разговаривали. Поскольку никакого другого решения не было, то я о её выдвижении узнал также, как и все остальные — из её письма, выложенного на сайте газеты «Ведомости».
Я с самого начала говорил Ксении, — что я очень скептичен по отношению к её выдвижению, исходя, во-первых из той политической конфигурации, которая складывается накануне президентских выборов чисто практически. Во-вторых, я до сих пор до конца не понимаю её целей — ни публичных, ни не публичных. Я говорил ей: «У тебя громадные моральные риски — для меня это главное, — ты будешь обложена дерьмом с головы до ног (ну это бог с ним) людьми, которые ещё раньше были тебе близки, и у тебя могут возникнуть проблемы с теми людьми, разделяющими даже приблизительно одинаковые с тобой взгляды, кто не захочет тебя понять, как не понимаю тебя я». Я ей говорил, что их с Навальным попробуют стравить, сделать копьями против друг друга. И мы видим, что именно так и получилось.
<...>Мне глубоко противен тот образ, который ей создают её бывшие друзья — стебаются над её внешностью, фамилией, и т.д. Это не является для меня аргументом в политической борьбе. Точно также другие стебаются над внешностью и фамилией Навального, всячески препарируя её в соцсетях.
Собчак — это проект, который я бы назвал проектом больших городов. Посмотрим, насколько праволиберальный электорат может преодолеть своё отвращение к гламуру, поняв лозунги и программу Ксении. Очень важно посчитать, сколько голосов она соберёт в трёх городах-маркерах — Москве,
Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Очевидно, что, если соберёт достаточно, то, скорее всего, двинется дальше: c партией, с кандидатами в мэры и т.д.[3]о участии журналиста и общественного деятеля Ксении Собчак в Президентских выборах в России (2018)

См. также[править]

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Венерский Лукаш Путин — мой президент. inosmi.ru (2016-08-02). Проверено 30 июня 2018.
  2. Быков Дмитрий Алексей Венедиктов:"Большая война более чем возможна" Интервью Дм. Быкову. sobesednik.ru (2017-10-03). Проверено 29 апреля 2018.
  3. 3,0 3,1 Венедиктов, Алексей Алексеевич. Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы» / под редакцией И. Петровского. — Москва: Эксмо, 2018. — 320 с. — ISBN 978-5-04-093259-7

Ссылки[править]