Буря (пьеса)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

«Буря» (англ. The Tempest) — трагикомедия Уильяма Шекспира 1610 или 1611 года.

Цитаты[править]

  •  

Ариэль
Ад опустел, все черти
Сюда сошлись оттуда. — акт I, сцена 2

 

'Hell is empty,
And all the devils are here.'

  •  

Просперо
Заразный раб. Сам чёрт с зловредной самкой
Тебя прижил, иди сюда!
Входит Калибан
Пусть вредная роса, что мать сбирала
Пером вороньим с гнилостных болот,
Падёт на вас обоих. Юго-запад
Надует пусть прыщей.
Просперо
За это ночью судорога схватит
И колотьё, так что не продохнешь.
Ежи пускай всю ночь тобой займутся
И тешатся, ты будешь так источен,
Как сот медовый, а уколы их
Чувствительней пчелиных. — там же

 

Thou poisonous slave, got by the devil himself
Upon thy wicked dam, come forth!

[Enter CALIBAN]
CALIBAN.
As wicked dew as e'er my mother brush'd
With raven's feather from unwholesome fen
Drop on you both! A south-west blow on ye,
And blister you all o'er!

PROSPERO.
For this, be sure, to-night thou shalt have cramps,
Side-stitches that shall pen thy breath up; urchins
Shall forth at vast of night that they may work
All exercise on thee: thou shalt be pinch'd
As thick as honeycomb, each pinch more stinging
Than bees that made them.

  •  

Гонзало: Здесь есть всё, что способствует жизни.
Антонио: Верно. Исключая возможности жить.
Себастьян: Её совершенно нет или очень мало. — акт II, сцена 1

 

— Here is everything advantageous to life.
— True; save means to live.
— Of that there's none, or little.

  •  

Себастьян: Ведь сон в печали — редкий гость, зато
Тем утешительней. — там же

 

It seldom visits sorrow; when [sleep] doth,
It is a comforter.

  •  

Тринкуло (видит Калибана)
Что это тут? Человек или рыба? Живой или мёртвый? Рыба; пахнет рыбой; настоящая выдержанная рыбья вонь. Вроде трески не первой свежести. Диковинная рыба! Будь я в Англии (я там бывал) и имей я хоть нарисованной такую рыбу, каждый воскресный дурак дал бы мне по серебряной денежке, так что чудище вывело бы меня в люди, там каждый диковинный зверь выводит в люди; там гроша не дадут, чтобы помочь нищему калеке, а десять заплатят, чтоб посмотреть на мёртвого индейца. С ног похож и на человека, и плавники вроде рук. Тёплый ещё, ей-ей! Неправильно я решил, не настаиваю. Это — не рыба, а островитянин, которого только что громом оглушило. (Гром.) Ой-ой! Опять гроза начинается, лучше всего мне забраться к нему под балахон, другого убежища нет под рукой. Каких странных сопостельников даёт человеку нужда![1] Подожду здесь, пока пройдут остатки грозы. — там же

 

What have we here? a man or a fish? dead or
alive? A fish: he smells like a fish: a very ancient and
fish-like smell; a kind of not of the newest Poor-John. A
strange fish! Were I in England now,—as once I was, and
had but this fish painted, not a holiday fool there but
would give a piece of silver: there would this monster
make a man; any strange beast there makes a man. When
they will not give a doit to relieve a lame beggar, they
will lay out ten to see a dead Indian. Legg'd like a
man, and his fins like arms! Warm, o' my troth! I do now
let loose my opinion: hold it no longer; this is no
fish, but an islander, that hath lately suffered by
thunderbolt. [Thunder] Alas, the storm is come again! My
best way is to creep under his gaberdine; there is no
other shelter hereabout: misery acquaints a man with
strange bed-fellows. I will here shroud till the dregs
of the storm be past.

  •  

Просперо
Спектакль окончился, актёры наши,
Как я уже сказал вам, были духи,
И в воздух, в воздух испарились всё.
И как видений зыбкая основа, —
Все башни гордые, дворцы, палаты,
Торжественные храмы, шар земной
Со всем, что есть на нём, всё испарится,
Как бестелесные комедианты, даже
Следа не оставляя. Из такого же
Мы матерьяла созданы, как сны.
Жизнь сном окружена. — акт IV

 

Our revels now are ended. These our actors,
As I foretold you, were all spirits and
Are melted into air, into thin air:
And, like the baseless fabric of this vision,
The cloud-capp'd towers, the gorgeous palaces,
The solemn temples, the great globe itself,
Yea, all which it inherit, shall dissolve
And, like this insubstantial pageant faded,
Leave not a rack behind. We are such stuff
As dreams are made on, and our little life
Is rounded with a sleep.

  •  

Просперо
Хоть боль живая мне причинена,
Но я держусь за разум благородный
В борьбе с неистовством. Трудней поступки
Нам доблести, чем мщенья:.. — акт V

 

Though with their high wrongs I am struck to the quick,
Yet with my nobler reason 'gainst my fury
Do I take part: the rarer action is
In virtue than in vengeance:..

Перевод[править]

М. А. Кузмин, 1930

Примечания[править]

  1. Фраза стала английской идиомой (дана в более точном переводе М. А. Донского).