Деймон Найт

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Деймон Найт (англ. Damon Knight; 1922 — 2002) — американский писатель-фантаст, редактор и критик НФ. Cборник критических статей Найта «В поисках удивительного» (1956) заложил основы объективной жанровой критики в США[1].

Цитаты[править]

  •  

Я не рискнул бы сказать, что это я избрал научную фантастику; скорее она избрала меня. Я начал ею заниматься с 1939 года, потому что за много лет до этого уже стал её рабом; она пленила и захватила меня целиком, чего не могла сделать никакая другая литература.[2]

  — интервью, 1967
  •  

Научная фантастика — это революционное искусство в том смысле, что она учит читателей относиться скептически ко всем догмам, политическим, религиозным и даже научным. Она хранит и использует способность человека не останавливаться в познании. И главное, это литература, которая не поворачивается спиной к будущему.
Современный мир похож на летящий вперед экспресс, в котором нет машиниста, а все пассажиры сидят против хода поезда. Пожалуй, одни фантасты вот уже без малого век смотрят не назад, а вперед.
Мы не пророки и не можем с точностью определить будущее. Но мы, по крайней мере, можем сказать: «Возможности таковы. Выбирайте».[2]

  — там же
  •  

Что было бы действительно интересно, и гораздо труднее, так это попытаться выяснить, почему эти примитивные потуги столь популярны. Это не может осуществляться в вакууме — критику придётся изучить опубликованные мнения на произведения, поговорить с читателями, возможно, даже интервьюировать автора. Я оставил подобную работу несделанной, когда писал свои эссе о произведениях ван Вогта в сороковых годах. Ван Вогт открыл для себя, впервые, насколько я знаю, такую практику: в тот период при написании своих историй он чередовал периоды сна и бодрствования каждые девяносто минут и делал заметки. Этим и объясняется достаточно многое о его произведениях, и то, что действительно бесполезно нападать на них в соответствии с условными стандартами. Если в произведении есть фантастическая непротиворечивость, которая сильно влияет на читателей, то, вероятно, не имеет значения, если им не хватает обычной непротиворечивости.
Таким образом, меня беспокоит то, что кажется мне тенденцией рассматривать SF-произведения, как если бы они были эссе другого рода — как будто только содержание имеет значение. Когда делается так, всё, что оживляет произведение, утекает сквозь пальцы критика. На самом деле, во многих случаях ошибочно ставить содержание на первое место, т.к. то, что выглядит содержанием может оказаться тем, что автор использует лишь для усиления художественного эффекта, чтобы заполнить дыры в повествовании. — 1974

 

What would be really interesting, and much more difficult, would be to try to find out why these crude efforts are so popular. That could not be done in a vacuum — the critic would have to examine published responses to the work, talk to readers, perhaps even interview the author. I left a similar job undone when I wrote my essay on van Vogt in the forties. Van Vogt has just revealed, for the first time as far as I know, that during this period he made a practice of dreaming about his stories and waking himself up every ninety minutes to take notes. This explains a good deal about the stories, and suggests that it is really useless to attack them by conventional standards. If the stories have a dream consistency which affects readers powerfully, it is probably irrelevant that they lack ordinary consistency.
Thus I am bothered by what seems to me a tendency to treat SF stories as if they were another kind of essay — as if only the content mattered. When this is done, everything that is alive in the story slips through the critic's fingers. In fact, in a lot of cases it's a mistake even to take the content as primary — what looks like content may be something the author whipped up on the spur of the moment to fill a hole in the story.[3]

  •  

Найт заявил, что ошибался, отказывая в уважении книге ван Вогта за невразумительность и иррационализм, потому что если ван Вогт пользуется огромной популярностью, то тем самым писательская правда должна быть на его стороне, а задачу критика нельзя видеть в дискредитации таких творений во имя произвольных ценностей — если читающая публика не хочет их осознавать. Задача критика заключается в раскрытии тех черт сочинения, которым оно обязано популярностью.[4]толкование позиции Найта из предыдущей цитаты[3]; комментарий Лема: «Такие слова в устах человека, который годами пытался преследовать дешёвку в фантастике, это больше чем признание личного проигрыша — это диагноз общего состояния. Если даже многолетний защитник художественных ценностей сложил оружие, то что же могут в этой ситуации сделать менее значительные души?»[4]

  •  

В лучших своих произведениях научная фантастика ничем не отличается от просто хорошей литературы; не технические достижения, а «юнговскую глубину психики человека» демонстрирует такая научная фантастика, которая во всём блеске художественного совершенства венчает собой творческий процесс.[5]

Рецензии[править]

1951
  •  

«Космические инженеры». Эта халтура, написанная для журнала больше, чем десять лет назад, должна быть похоронена. Это следует из базовой структуры, которую использует в тот или иной момент каждый писатель, отчаянно нуждающийся в деньгах: один или два обычных современных землянина помогают чрезвычайно развитой цивилизации, либо в далёком будущем, либо далеко в космосе, отразить какое-нибудь вторжение. Что указывает, и справедливо указывает, на патентованную идиотию, и Саймак не добивается успеха в большинстве попыток заставить историю звучать разумно. Сюжет следует примеру такой внутренней структуры, подозрительно напоминая рассказ для детей: чтобы получить молоко от коровы Босси, вы должны выгнать её в высокую траву на пастбище Глупого Дэна, а чтобы он разрешил попастись, нужно полить участок из пруда Ворчуна Групера, а чтобы достать воды...
Чтобы полностью добить читателя, действие помещено, без видимой причины, в 70-е века н.э.; но все персонажи разговаривают, мыслят и действуют в точности, как американцы 1930-х из среднего класса и со средним интеллектом... — январь

 

Cosmic Engineers. This pot-boiler, written for magazine publication more' than ten years ago, should have been left interred. It follows the basic structure used at one time or another by every desperate commercial writer in the field: one or two normal Earthmen of the present day are recruited by a tremendously advanced civilization, either in the far future or across a great distance in space, to help repel some variety of invasion. So stated — and it is fairly stated — this proposition is patent idiocy, and Simak has been no more successful than most in his attempt to make it sound reasonable. The plot has the further handicap of an internal structure suspiciously reminiscent of a children's story: to get milk from Bossy Cow, you have to get her some tall grass from Dan Donkey's patch, and to get the grass you have to get him some water from Grouchy Grouper's personal pond, and to get the water...
To complete the slaughter, the story has been placed, for no evident reason, in the 70th century a.d.; yet all the characters talk, think and act exactly like middle-class, middle-intellect 1930...[6]

  •  

«Фермер в небе» — это типичное произведение Хайнлайна — что тут сказать, типично блестящие, тщательное и читабельное. Здесь впервые приводится подробный прогноз жизни, которая может быть у ваших внуков, и моих тоже, как колонистов лун Юпитера. Хайнлайн, как и Уэллс, — истинный пророк; когда вы читаете эту книгу, то почти невозможно сомневаться, что в будущем такие события будут иметь точно такое направление, которое он описывает. — февраль

 

Farmer in the Sky is a typical Heinlein story — that is to say, typically brilliant, thorough, and readable. Here, for the first time, is a completely detailed projection of the life that may be led by your grandchildren and mine as colonists of the moons of Jupiter. Heinlein, like Wells, is a true prophet; when you have read this book, you will find it almost impossible to doubt that future events will take the exact course he describes.[7]

  •  

… Хайнлайн — инженер по подготовке и гуманист по складу характера. — там же

 

… Heinlein is an engineer by training and a humanist by temperament.[7]

  •  

Наиболее поразительно то, что персонажи <Хайнлайна> не были отобраны по своему могучему интеллекту или колоритности личности, они — просто случайная выборка из рода homo. Насколько я могу припомнить, ни в каких произведениях Хайнлайна нет персонажей, которые по сути были бы необычными. Некоторые из них неординарны: некоторые — долгожители, один обладает эйдетической памятью, другой — двумя головами[8], но во всех других отношениях, они триумфально заурядны. — там же

 

Most striking of all, these <Heinlein's> people are not preselected for their gigantic intelligence or their colorful personalities; they are simply a random sample of genus homo. So far as I can recall, there is not a character in any one of Heinlein's stories who is not essentially ordinary. Some of them have eccentricities: some are long-lived, one has an eidetic memory, another has two heads; but in every other respect, they are triumphantly commonplace.[7]

  •  

«Мир Ā». Этот широко известный роман начал свой путь в качестве претенциозного, глупого, дико сложного и противоречивого журнального сериала. — февраль

 

The World of Ā. This widely-read novel began its career as a pretentious, foolish, wildly complicated and self-contradictory magazine serial.[9]

О Найте[править]

  •  

Найт и Блиш — люди в научной фантастике достаточно исключительные: оба интеллигентны, не страдают ни недостатком эрудиции <…>, ни отсутствием чувства юмора. Поэтому их крайне негативное отношение к большей части типичной продукции было источником многочисленных трений и антипатий. — перевод: Е. П. Вайсброт, В. Борисов, 2004

  Станислав Лем, «Фантастика и футурология», книга 2 (примечание 4), 1970, 1972
  •  

Деймон Найт — основатель НФ-критики <в американской литературе>.[1]

 

Damon Knight is the founder of sf criticism.

  Гарднер Дозуа

О произведениях[править]

  •  

... моральная ответственность Бога за гибель человечества в ядерной войне обсуждается в шокирующей (читателей-христиан) миниатюре «Восславит ли прах Тебя?» (1976).[1]

  Вл. Гаков, «Энциклопедия фантастики. Кто есть кто», 1995

Статьи о произведениях[править]

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Найт (Knight), Дэймон // Энциклопедия фантастики. Кто есть кто / Под ред. Вл. Гакова. — Минск: Галаксиас, 1995.
  2. 2,0 2,1 Почему я стал фантастом... (Ответы на анкету) // Иностранная литература. — 1967. — № 1 — С. 250-263.
  3. 3,0 3,1 Damon Knight, A Reaction to SFS #2 // Science Fiction Studies #3 (Spring 1974).
  4. 4,0 4,1 Станислав Лем, «Послесловие к «Убику» Ф. Дика», 1974 (перевод: В. И. Язневич, 2009)
  5. Станислав Лем. Фантастика и футурология. Книга 1 (V. Социология научной фантастики). 2-е изд. (1972) / пер. С. Макарцева, В. Борисова, 2004.
  6. "The Dissecting Table", Worlds Beyond, January 1951, p. 103.
  7. 7,0 7,1 7,2 "The Dissecting Table", Worlds Beyond, February 1951, p. 93-94.
  8. Мутант Джо-Джим в «Пасынках Вселенной».
  9. Worlds Beyond, February 1951, p. 94.