Многочисленность

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Многочисленность

Многочи́сленность — большое количество существ, сущностей, предметов или понятий, очевидным образом объединённых по одному из верифицируемых признаков.

Многочисленность в прозе[править]

Сюда следует добавлять цитаты о многочисленности и численном величии.
  •  

В новейшие времена славяне поклонялись разным идолам, думая, что многочисленность кумиров утверждает безопасность смертного и что мудрость человеческая состоит в знании имён и свойства сих мнимых покровителей.[1]

  Николай Карамзин, «История государства Российского», 1818
  •  

Одним из пагубных последствий сего недостатка нравственной деятельности была всеобщая страсть выражаться в стихах. Многочисленность стихотворцев во всяком народе есть вернейший признак его легкомыслия; самые пиитические эпохи истории всегда представляют нам самое малое число поэтов. Не трудно, кажется, объяснить причину сего явления естественными законами ума, надобно только вникнуть в начало всех искусств.[2]

  Дмитрий Веневитинов, «О состоянии просвещения в России», 1826
  •  

Молодые дворяне в публике всегда появлялись верхом. Ценность лошади, богатство сбруи и многочисленность свиты составляли тогдашнюю роскошь. Но в одежде не было резких изменений. Богатство тканей и драгоценные каменья при убранстве означали щеголя.[3]

  Фаддей Булгарин, «Лев и шакал», 1843
  •  

Сянь-вынь в клятвенном воззвании к войску и полководцам говорил: “В войне потребно искусство, а не многочисленность. Вы для меня только мужественно сражайтесь, а распоряжения военных действий предоставьте мне”. И так отрядил 5.000 отборных войск завязывать сражение, а для развлечения неприятеля поставил в разных местах замаскированные отряды.[4]

  Никита Бичурин (Иакинф), «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», 1851
  •  

Первобытная ограниченность торговли известным местом и временем (ярмарки и базары) была следствием малочисленности торговых сделок. Когда они становятся довольно многочисленными, эта многочисленность действует отрицательно, разрушительно на первобытную форму; но вот торговые сделки, вместо того чтобы быть просто «довольно многочисленными», становятся «чрезвычайно многочисленными», ― первобытная форма возвращается. Избыток качества действует на форму способом, противоположным тому способу, каким действовала более слабая степень того же качества. Чтобы эта формула была яснее, мы дадим грамматическое выражение ее терминам. Превосходная степень действует на форму способом, противоположным тому, каким действует простая положительная степень.[5]

  Николай Чернышевский, «Критика философских предубеждений против общинного владения (К вопросам по опостылому делу, статья первая)», 1858
  •  

Олицетворения, так ясно и так полно выраженные в книгах Священного Писания, нуждались в типах в то время, когда отживающий мир язычества и политеизма во всякой частице природы видел особое божество и придал ей особые отличительные атрибуты. При этой многочисленности языческих типов трудно было немедленно, при первой нужде, создать новые типы и приучить к ним глаз новообращенных. Христианская религия, при своей терпимости, не только не отбросила все эти типы языческого мира, но даже в первые времена воспользовалась самыми зданиями язычников; одеяния их служили облачениями для христианских священников, саркофаги их употреблялись для погребения христиан.[6]

  Алексей Уваров, «Русская символика», 1864-1874
  •  

«Мемуар об изменяемости животных», содержит в себе не только критический взгляд на мнения Линнея и Бюффона, но и собственные убеждения знаменитого натуралиста-путешественника, то я считаю всего более уместным теперь же сделать обзор этих мнений, имевших большое влияние на дальнейший ход развития зоологии. Делая всевозможные уступки, Паллас не может признать ни за влиянием климата и других внешних условий, ни за влиянием усиленной плодовитости и, следовательно, многочисленности потомства того могущественного действия на изменения организмов, на котором настаивает Бюффон. «Некоторые очень многочисленные виды распространяются, не производя разновидностей, тогда как другие, менее многочисленные, изменяются значительно». Так, например, ласточки и мыши, несмотря на свою плодовитость и многочисленность, изменяются очень мало, так же точно, как и байбак, оставшийся неизмененным от Польши до Лены; суслик же, напротив, несмотря на свое сходство с байбаком, представляет очень значительные разновидности.[7]

  Илья Мечников, «Очерк вопроса о происхождении видов», 1876
  •  

И в самом деле, не думайте, будто образ мышления вашего мне непонятен. Уж так повелось: всё огромное и многочисленное вызывает к себе уважение. К примеру, прогорклый газ, вяло блуждающий по дну полусгнившей бочки, никого не прельщает; но пусть его наберется на Галактическую туманность — и все тотчас приходят в изумление и восторг. А это ведь тот же самый, прогорклый и зауряднейший газ, только что очень его там много.

  Станислав Лем, «История о множественниках, их короле Мандрильоне, советчике его совершенном и Трурле-Конструкторе, который сперва советчика создал, а потом погубил» (из цикла «Кибериада»), 1972
  •  

― Они полагают инопланетян ангелами и верят, что ангелы прячутся среди огромных скоплений птиц на Гызылагаче. Подобному приемлемо скрываться среди подобного. Поговаривают, легендарный охотник-сектант Фёдор из Привольного, тот, который задушил леопарда, видел на Гызылагаче осенью, в скоплении кашкалдаков, в тьме и тьме птиц, кипевших за плавнями, фигуру черного великана, лежащего ничком на воде, вроде как с рогами. Ангел этот, или кто он там, складывался из птиц, из их многочисленности в этом самом месте. Везде птицы спокойно плавали, кормились, а там они подлетали, кружились, садились и снова взлетали, кричали беспричинно, бесновались роем, долго-долго, часа два. Великан силился подняться, встать, чуть смещался ― и так без конца, и вдруг рассыпался, как не было…[8]

  Александр Иличевский, «Перс», 2010

В поэзии[править]

  •  

Открылась бездна, звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.
Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкой прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!
Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы Божества
Там равна сила естества.[9]

  М. В. Ломоносов. «Вечернее размышление о Божием величестве», 1743
  •  

Ты туркам был Борей, ты россам стал Зефир,
Тобою возвещен нам радостнейший мир,
Который с Портою отцом твоим поставлен,
Двояким действием он в свете стал прославлен.
Победы ль исчислять? Победам нет числа:
Рука его Стамбул с Востоком потрясла.[10]

  Василий Майков, «Графу Михайле Петровичу Румянцеву», 1774
  •  

Когда от русского меча
Легли моголы в прах, стеная,
Россию бог карать не преставая,
Столь многочисленный, как саранча,
Приказных род в странах ее обширных
Повсюду расселил,
Чтобы сердца сограждан мирных
Он завсегда, как червь, точил…[11].

  Кондратий Рылеев, «Когда от русского меча...», 1821
  •  

Ничего, ничего,
это неплохой мир,
где окружают тебя многочисленные
и разнообразные дяди.[12]

  Семён Кирсанов, «Сын и вокруг», 1937
  •  

Мы ― эстафета дальнего гонца.
Мы ― поколенье сильных и умелых.
Мы ― перевыполненье планов смелых.
Нам нет числа, нет краю, нет конца.[13]

  Павел Антокольский, «Двести пятьдесят миллионов», 1974

Источники[править]

  1. Карамзин Н.М. История государства Российского: Том 1 (1803-1818)
  2. Д. В. Веневитинов, Стихотворения. — М., 1982 г.
  3. Петербургские очерки Ф.В. Булгарина. — СПб: «Петрополис», 2010 г.
  4. Н. Я. Бичурин (Иакинф). «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена». — М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая. 1950 г.
  5. Н.Г.Чернышевский, Собрание сочинений в пяти томах. Том 4. Статьи по философии и эстетике. — М., «Правда», 1974 г.
  6. Бородино: Документальная хроника. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004 г.
  7. И.И. Мечников. Избранные произведения. — М.: Гос. уч.-пед. изд-во министерства просвещения РСФСР, 1958 г.
  8. Александр Иличевский, «Перс» (роман), Москва, изд. «АСТ», 2010 г.
  9. М. В. Ломоносов. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  10. Майков В.И. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Москва-Ленинград, «Советский писатель», 1966 г.
  11. Кондратий Рылеев, Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  12. С. Кирсанов, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  13. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.

См. также[править]