Мы обживаем землю

Материал из Викицитатника

«Мы́ обжива́ем зе́млю» — дебютная автобиографическая повесть Владимира Максимова (с подзаголовком “маленькая повесть”) впервые опубликована в скандально знаменитом литературном альманахе «Тарусские страницы» за 1961 год, основанного по инициативе поэта, журналиста и редактора «Калужского книжного издательства» Николая Панченко при участии писателя Константина Паустовского[1]. В 1964 году повесть была включена в первую книгу Максимова «Жив человек».

Цитаты[править]

  •  

Знаю ли я людей…
                 М. ГорькийЭпиграф.


  •  

Пятый день подряд по крыше нашей палатки шарят дожди. Правда, «день» в этом углу земли, где светораздел измеряется полугодиями, понятие весьма и весьма относительное, но мне от того не легче, скорее наоборот. Обложенная со всех сторон монотонным, выматывающим душу шуршанием, голова час от часу тяжелеет и тяжелеет, будто наполняется сыпучим песком, устойчивый серый свет двух палаточный окошек отбивает всяческую охоту спать.
В палатке нас трое. Димка Шилов — тридцатилетний парень из амнистированных, флегматичный представитель того типа людей, к именам которых серьёзная степень не приживается до старости, Тихон Лебедь — «вечно вербованный» из под Вологды — и я. Здесь, в Верхнереченске, мы ожидаем своего будущего начальника, что поведёт нас по таёжной речке Нейниче определять места будущих стационарных баз экспедиции и рубить из них времянки. Мы, так сказать ещё не образовались в «спаянный соцколлектив» по причине своей безхозности<…>
Входной полог поднимается, и в серый квадрат обнажённого неба, как в портретную рамку, врезается остроскулое, со щетинистым подбродком лицо в ореоле брезентового капюшона
Колпаков: — Живы? — Гора мокрой парусины втискивается в палатку. — Здорово живёте!
У Тихона на начальство чутьё безукоризненное.
Тихон Лебедь: — Засохли без дела, — мелко суетиться он, — прямо погибель… Право слово.
Я принимаюсь за письмо. В который раз. — Глава I Колпаков


  •  

Димка Шилов: Жизнь.. Ни тебе выпить по-человечески, похмелиться… Тоже мне Крайний Север!
Колпаков: Прохлаждаешься, паря? Заруби: санатории через три года, а покуда работа… Давай на берег!
Виктор Суханов: Двигай дядя, дальше, сами по миру ходим.
Тихон Лебедь: Ты кому говоришь, малый?
Виктор Суханов: Да пошёл ты..
Полог, упадая, как бы смахивает с дряблых Тихоновых губ недобрую усмешку. Смахивает, и она остаётся наедине со мной — серая и вязкая, как паутина. Мне становится не по себе. Я ругаюсь вслух:
Виктор Суханов: Дубина вологодская. Сволочь!
Димка, потчгиваясь, зевает.
Димка Шилов: Брось. Надо будет — мы его кочкам проволокём… Двинули, что ли?
По речном зеркалу будто дыханием кто-то прошелся: лёгкий налёт тумана. Река так неподвижно, что думается, святым станешь, пойдёшь по воде, словно посуху. А тайга, подступившая здесь к самой воде, схожа со сказочным войском при переправе: илети идёт себе прямо под воду, выбираясь на другой стороне сухим и столь же несметным.
Димка Шилов: Смотри, — Димка толкает меня в бок, — Мора[2]. — Глава III Мора


  •  

У проток звериные повадки. Тихой заводью отплёскивается протока от основного русла. По-росомашьи неслышно крадётся она меж отлогих песчаных берегов все в сторону и в сторону от реки-прародительницы
В пути протока начинает задавать загадки, то и дело расходясь надвое. Стоит однажды не угадать, каким рукавом пошло коренное течение, и останешься, в конце безымянного ручья, исчещающего в болоте, лицом к лицу с тысячевёрстной тайгой. — Глава IV Тревога


  •  

Зотов: Что ж это и правда. Ведь письма — не жизнь, их можно переписывать заново. — Глава XII Адреса наших писем

Примечания[править]

  1. Максимов В. Мы обживаем землю // Тарусские страницы : Литературно-художественный иллюстрированный сборник. — 1961. — С. 223—234.
  2. Мора — цыган (жаргон.).

Литература[править]

  • Собрание сочинений в восьми томах + доп. 9 том, М.: «ТЕРРА» — «TERRA», 1991—1993.

Ссылки[править]