Об отсутствии духовного содержания в американской народности (И.С. Аксаков)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Об отсýтствии духóвного содержáния в америкáнской нарóдности»статья Ивана Сергеевича Аксакова[1]; впервые была опубликована 30 января 1865 года в пятом номере газеты «День» (стр.100-104).

Цитаты[править]

  •  

В самом деле, что такое американская религия, американская народность? Мы знаем, что население североамериканской державы состоит из отдельных единиц — то французского, то немецкого, то польского, то английского происхождения и т.д., одним словом, принадлежащих к народностям органическим; эти единицы могут исповедывать католическую, англиканскую, реформатскую, квакерскую, словом — любую веру, — но как американцы, как американская народность, взятая отдельно от личности единиц её составляющих — они являются народностью без всякого религиозного и вообще духовно-нравственного содержания. Этою последнею своею стороною люди там стоят вне связи с целым — следовательно тою стороною, которая есть существенный элемент единства и связи в каждой народности. Истина духовная есть там у каждого своя, у каждого про себя, и договор весь основан на взаимном соглашении противоречащих истин, — то есть на взаимном отрицании истины!

  •  

Какой же главный нравственный мотив соединения Американских Штатов? Какая нравственная идея связала этих людей между собою? Где задача, где идеал этого нового общества? К какому будущему стремится оно, не имея прошедшего? В чём его душа, куда направлен её дух? Душа? Дух? Отдельные единицы, конечно, имеют и душу и веру, нигде нет такого разнообразия личных верований, но взятые все вместе, как Америка, они не имеют религии: их вера, их душа вся в материальных интересах, для которых личная свобода есть только средство. Вся деятельность духа устремлена только в одну сторону — к материальному благосостоянию.<...> Но что принесло это развитие человечеству, чем обогатило мысль, какую сторону духа разработало оно? Ничего не принесло, кроме машин и товаров, кроме механических изобретений, кроме вещественных улучшений.

  •  

Если нет высшей нравственной цели, то она перерождается в личный произвол, в простор личного эгоизма. Оно так и есть: простор личному эгоизму, материальное благосостояние, материальные мотивы жизни — вот настоящее знамя союза, вот двигатель жизни! Конечно, эти мотивы, являясь как знамя, как соединительный принцип, в свою очередь являются тем общим, которое поглощает в себе разнузданный эгоизм личностей: без этого некоторого поглощения общество не просуществовало бы и одного часу, и разнузданность личного эгоизма представила бы ужасное зрелище. «Help yourself! Помогай сам себе!» — кричат эгоистически американцы — и гибнут тысячами, проваливаясь сквозь мост, дерзко перекинутый через пропасть, и тысячи снова кидаются в новое отважное предприятие, от которого дух захватывает у европейца. Но эти мотивы достаточны ли для нравственной природы человеческого общества? Эта американская свобода действительно ли свобода?

  •  

Сравнительно с Европой, разврата в Америке нисколько не больше, хотя в ней нет тех нравственных узд, которые накладывают на личность в Европе государство и общество, — но если в Европе разврат является уклонением от нравственного идеала, в Америке подорван, развращён самый идеал или вернее сказать: в ней отсутствие всякого нравственного идеала. Зато в ней есть такие явления, которые возможны только в Америке. Возьмём, например, хоть выставку хорошо откормленных грудных детей и раздачу наград матерям и кормилицам... Это ошибка, подумает читатель, дело идёт о телятах и поросятах <...> Нисколько не ошибка, а точка зрения американца. Он не слишком верит нравственным побуждениям в человеке, материнскому чувству, долгу совести и тому подобным бредням. Деньги и публичная похвала, вместе с газетною аттестациею — вот главные побуждения, вот что, по его мнению, может заставить американских матерей вскормить ребёнка, как следует, грудью, и дать Америке породу людей здоровых и дюжих. <...> Удивительно, что американцы не приложили ещё к людскому роду системы конских заводов и известных конюшен! Впрочем южноамериканские плантаторы давно уже ввели её между неграми... Как, по-видимому, ни мелочно такое явление, то есть упомянутая нами выставка, но оно есть такой симптом внутреннего нравственного строя американской жизни, который знаменательнее и характеристичнее многих явлений, почитаемых крупными.

  •  

Страна свободы, равенства, бессословности — с участием негров как животной рабочей силы в значительном числе штатов. Положение негров в Южной Америке всем известно. Мы сами видали американских джентльменов, очень серьезно и искренно доказывавших, что у негров нет человеческой души и что они только особая порода животных. Положим, в теории наши юные нигилисты и сами имеют притязание на происхождение от какой-то благодетельной обезьяны, но ведь это только в теории, досужей и праздной: на деле они благородно непоследовательны и первые возмутились бы да и возмущаются практическим приложением этой теории к неграм. Рядом с такою бесчеловечностью отношений к людям — является самый пышный расцвет человеческой изобретательности и цивилизации! Почти 80-летнее существование такого противоречия: рабства негров с принципом человеческой личной свободы, так гордо провозглашённым, — противоречия, давшего однако Америке такую массу богатства, такое значение на торговых рынках Европы, — стало наконец невыносимым диссонансом для самого общества.

  •  

Война Северных штатов с Южными — своими размерами как в боевых снарядах, так и в количестве жертв, превосходит все доселе известные войны — вполне достойна Америки. Это какое-то остервенение, какая-то оргия братоубийства, к которой приспособлена вся роскошь цивилизации. Как будто конечная цель последней — изобрести наибольший комфорт и удобство к самоистреблению человеческого рода! Будто необходимо было явить миру, как способны уживаться дикость и свирепство с цивилизациею — то есть показать: что такое цивилизация, опорожнённая от нравственного содержания.

Источники[править]