Солярис (фильм, 2002)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Солярис (англ. Solaris) — фантастическая драма режиссёра Стивена Содерберга 2002 года, снятая по мотивам одноимённого романа Станислава Лема.

  •  

теглайн: Насколько далеко ты пойдёшь за вторым шансом?

 

How far will you go for a second chance?

Цитаты[править]

  •  

Кельвин: Почему ты убил себя?
Гибарян: Тогда это казалось мне хорошей идеей. Теперь я понял, что ошибался.

 

-Why did you kill yourself?
— It seemed like a good idea at the time, now I think I made a mistake.

  •  

Ответов нет, есть только выбор. — вариант трюизма

 

There are no answers. Only choices.

  — Гибарян

О фильме[править]

  •  

Надеюсь, что Лем не получит инфаркт, когда увидит фильм.[1]

  — Стивен Содерберг, интервью «Newsweek», 2002
  •  

Несмотря на своё бесспорно чистое и искреннее намерение, «Солярис» — столь же бесспорно — сухой, скучный роман, который устанавливает и поддерживает огромное расстояние между зрителем и тем, что происходит на экране,..

 

Despite its undeniably pure and earnest intent, “Solaris” is equally undeniably an arid, dull affair that imposes and maintains a huge distance between the viewer and what happens onscreen, and never successfully negotiates the paradox of being a study of the deepest emotions that doesn’t engage the heart for a moment,..[2]

  Тодд Маккарти, 2002
  •  

В голливудском пантеоне переработанных героев Джордж Клуни в новом тысячелетии занял место Кларка Гейбла, но без поднятых бровей и лихой страстности.

 

In the Hollywood pantheon of recycled heroes, [Clooney] suggests a Clark Gable for the new millennium, without the raised eyebrow and rakish leer.[3]

  Стивен Холден, 2002
  •  

Содерберг, в сущности, придумал натужную и гораздо менее психологическую версию «Привидения».

 

Soderbergh, in essence, has come up with a plodding and far less psychologically arresting version of ”Ghost.”[4]

  Оуэн Глейберман, 2002
  •  

... у него научпоп-качество старинных эпизодов «Звёздного пути».

 

... it has the smart-pop quality of a vintage episode of Star Trek.[5]

  Джефф Пивере, 2002
  •  

Несмотря на то, что подразумевалась сдержанность и свобода от эмоциональной истерии, в результате получается фильм, который полтора часа практически лежит мертвецом на экране.

 

Although it's meant to be restrained and free of emotional hysteria, the result is a movie that pretty much lies dead on the screen for an hour and a half.[6]

  Дессон Томсон, 2002
  •  

Для аспирантов, которые знают всё о фильмах, кроме того, как ими наслаждаться.

 

One for the graduate students who know everything about movies except how to enjoy them.[7]

  Стивен Хантер, 2002
  •  

Фиаско приводящей в ярость вычурности и оцепенелой непоследовательности.

 

Fiasco of infuriating pretentiousness and numbing incoherence.[8]

  Рекс Рид, 2002
  •  

Талантливый режиссёр, пусть и пытающийся идти наперекор американской фантастической традиции, оказался способным усвоить и скопировать на свой манер лишь узкую часть широкого, многослойного и наполненного разными смыслами экранного полотна. Вариант Стивена Содерберга отличается аккуратностью и прилежностью, в принципе, проникнут уважением к тому, что как раз и вдохновило на создание копии. Но есть в этом некая одномерность и поверхностность самого процесса памяти, как и в стремлении Соляриса старательно и машинально воспроизвести представления одного человека о другом, лишая «творение» живого, персонального содержания.
Самое же поразительное — Океан сделан в новом «Солярисе» неинтересно, без выдумки и какой-либо динамики в своём развитии, а антураж космической станции вовсе лишён художественно значимой организации пространства, что, несомненно, присутствовало в менее затратном советском фильме.

  Сергей Кудрявцев, «3500 кинорецензий», 2003/2008
  •  

Американскому фильму нельзя отказать в претензии на тонкость, сложность и определённое месмерическое очарование, но этой камерной ленте катастрофически не хватает концептуального размаха Тарковского. Голливудский “Солярис” удивляет уже тем, что его автор <…> демонстративно отказался от потенциала современной кинотехники с её безмерным арсеналом специальных эффектов. Сумрачная, медитативная лента не имеет ничего общего с научной фантастикой. Это, как подчёркивает Содерберг, — любовная история. Но интересной её делает всё-таки Солярис. <…> Для Содерберга Солярис — Бог-искупитель, прощающий пороки и награждающий добродетели.

  Александр Генис, «Три Соляриса», 2003
  •  

... наименее удачными в его картине представляются именно подражания Тарковскому — в частности, обилие длиннот, которые никак не желают нести ту образную нагрузку, которую несли у русского режиссёра.
<…> Тарковский и Содерберг <…> хорошо <…> представляют собой типичный образец культурной идеологии данного общества.[9]

  Даниэль Клугер, «Творение познаёт творца, или Три „Соляриса“», 2006
  •  

... это, пожалуй, самый неоднозначный и интеллектуально изысканный голливудский фильм за почти три последних десятилетия.

 

... this is perhaps the most ambiguous and cerebrally sophisticated Hollywood movie in nearly three decades.[10]

  Джефф Эндрю, 2006

Станислав Лем[править]

  •  

Во-первых, голливудская манера делать глупые фильмы в жанре Science Fiction недостойна даже споров, а во-вторых, мне не хочется возвращаться к пройденному.[11]2000, в ответ на вопрос, почему он отказывался от предложений американцев о новой экранизации романа

  •  

До сих пор я сопротивлялся экранизациям, но всё-таки согласился на повторную постановку «Соляриса». Друзья говорят, что нет смысла стоять на пороге дома и палкой отгонять режиссёров, нужно в конце концов решиться на какое-нибудь предложение, и если не получится — что уж сделаешь...[12]2000

  •  

Не знаю точно, что эти американцы вытворяют теперь с моей бедной книгой, деньги в любом случае мне уже выплатили. <…> Чем более в какой-либо проект вмешивается американская сторона, тем толще становится договор, ограничивающий право автора на вмешательство. И, однако, мысль о том, что в эту минуту сорок сценаристов копаются в моём тексте, не даёт мне большого удовлетворения. В этот момент я не имею права даже познакомиться с текстом этого сценария. Не имею права, но нет и желания, потому что опасаюсь, что после такого чтения вероятней всего меня хватил бы удар на месте.

  интервью «Душевный покой», 2000
  •  

Если бы Содерберг признался в своих намерениях до подписания контракта, я бы ещё хорошенько подумал, стоит ли его подписывать. Но я уже достаточно стар, чтобы воспринимать ситуацию с необходимой долей юмора. На мой взгляд, объединение «Космической одиссеи» с «Последним танго» абсолютно бессмысленно. Вы уж меня извините, но что общего у пряника с ветряной мельницей? Хари <…> — это отражение романтического будущего, а не копулятивного.[13]2002

  •  

Трудно сравнивать книгу, эти несколько сот листов бумаги, написанных почти полвека назад, с технологически обеспеченной картиной, использующей высшие достижения кинематографической и компьютерной техники, над которой трудился огромный коллектив людей. Художественное видение Содерберга представляется осмысленным и последовательным, но, однако, в явном отрыве от первоисточника. На первый план режиссёр выдвинул трагичную любовь Криса и Хари — эмоциональный элемент решающим образом доминирует над интеллектуальным. Солярийский же океан является Великим Отсутствующим. В фильме есть своя неповторимая, захватывающая зрителя атмосфера. Насыщение светом, колоритность, трактовка темы, музыка, игра актёров, умеренное применение специальных эффектов, прозрачный сюжет — всё это создаёт произведение необычное, захватывающее, действительно новаторское. Содерберг создал пример смелого художественного кино — твёрдый орешек для раскусывания массовым потребителем, которого кормят голливудской кашей. — заявление для прессы после просмотра фильма, 2003[14]

  •  

Содерберг сделал «Солярис» — я думал, что худшим был «Солярис» Тарковского… Я ничего не написал о том, что фильм мне нравится. Я не написал, что он мне не нравится. Это не то же самое. Знаете, добрый злодей это не то же самое, что злой добродей. Есть разница… Мне ведь не говорили, чтобы я соглашался, потому что заработаю денег, а только «вы не имеете понятия, какие технические возможности есть у Голливуда», и я поверил. Я не предполагал, что этот болван, извините, режиссёр, выкроит из этого какую-то любовь, это меня раздражает. Любовь в космосе интересует меня в наименьшей степени. Ради Бога, это был только фон. Но я всё-таки человек достаточно воспитанный. Поэтому не набросился на этого Содерберга, это не имеет смысла. У меня была стопка американских рецензий, и я видел, что все старались, потому что Содерберг известен, исполнитель главной роли очень известен, и поэтому на них не навешивали всех собак… Кроме этого, автору как-то не положено особо возмущаться, ну не положено.[15]2004 (перевод В. И. Язневича[14])

  •  

Я считаю, что пока экранизация не выходит открыто за пределы духа оригинала, не искажает и не противоречит содержащейся там интерпретации мира, любой создатель имеет право направиться своей собственной дорогой. Хотя я признаю, что видение Содерберга не лишено амбиций, вкуса и атмосферы, но выдвижение на первый план любовной линии не вызвало у меня восхищения. Эта картина прекрасно пахнет, но из целого букета, какой предоставляет собой книга, я предпочитаю другие ароматы. «Солярис» — это в определённом смысле речной бассейн, Содерберг выбрал только один из его притоков. Проблема в том, что даже такая, трагически-романтичная, экранизация должна быть слишком сложной для массового потребителя, которого кормят голливудской кашей. Если бы кто-нибудь когда-нибудь решился точно и целиком перенести мою книгу на экран, опасаюсь, что результаты были бы понятны для узкой группы зрителей.[16]2004 (перевод В. И. Язневича[14])

  •  

Тарковский работал по-своему талантливо, а эти дураки в Голливуде... Самое лучшее в этих фильмах было то, что я получил когда-то две тысячи рублей за права от русских и шестьсот тысяч долларов — от американцев.[17]2005

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Станислав Лем. Под поверхностью океана (После американской премьеры «Соляриса») // Мой взгляд на литературу. — М.: АСТ, АСТ Москва, Минск: Харвест, 2009.
  2. Solaris // Variety, November 22, 2002
  3. The New York Times, November 26, 2002
  4. Solaris // Entertainment Weekly, November 27, 2002
  5. Toronto Star, November 27, 2002
  6. The Washington Post, November 27, 2002
  7. Baltimore Sun, November 27, 2002
  8. New York Observer, December 19, 2002
  9. Реальность фантастики. — 2006. — № 6. — С. 206-11.
  10. Solaris // Time Out, June 24, 2006
  11. Вернувшийся со звезд (интервью) // Общая газета (М.). — 2000. — 20-26 янв. (№ 3). — С. 16.
  12. Интервью // Wprost. — 27.02.2000.
  13. Как продавали «Солярис» / Беседовала Е. Зигмунд // Итоги (М.). — 2002. — 13 августа (№ 32). — С. 46-48.
  14. 14,0 14,1 14,2 В. И. Язневич. Примечания // Станислав Лем, Станислав Бересь. Так говорил… Лем. — М.: АСТ Москва, Хранитель, Минск: Харвест, 2006.
  15. Интервью // Lampa. — 2004. — № 4. — Варшава.
  16. Интервью // Kwartalnik filmowy. — 2004. — № 45. — Варшава.
  17. Станислав Лем: «Я остаюсь рационалистом и скептиком» // Реальность фантастики. — 2005. — № 4. — С. 174-181.