Тёмный рыцарь: Возрождение легенды

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Тёмный ры́царь: Возрождение легенды» (англ. The Dark Knight Rises) — третья по счёту и завершающая экранизация комиксов про Бэтмена, снятая Кристофером Ноланом с Кристианом Бэйлом в главной роли.

Режиссёр: Кристофер Нолан. Сценаристы: Кристофер Нолан, Дэвид С. Гойер и Джонатан Нолан.

Теглайн: И разгорится пламя

Цитаты[править]

Бэйн[править]

  •  

Неважно, кто мы такие... важно то, какой у нас план. — в самолёте

 

It doesn't matter who we are… what matters is our plan.

  •  

Никому не было до меня никакого дела, пока я не надел маску. — в самолёте

 

No one cared who I was until I put on the mask.

  •  

Успокойтесь, доктор. Сейчас не время бояться. Оно ещё наступит.

 

Calm down, Doctor! Now's not the time for fear.

  •  

[После того как Бэтмен погасил свет] О-о, ты думаешь, что тьма – твой союзник. Ты почти приспособился ко тьме. А я родился в ней, насквозь пропитан ей. Я не видел света, пока не превратился в мужчину. Свет стал для меня чем-то слепящим. [После попытки атаковать Бэйна] Тени предают тебя, потому что они принадлежат мне.

 

Oh, you think darkness is your ally. You merely adopted the dark. I was born in it, molded by it. I didn’t see the light until I was already a man. By then, it was nothing to me but blinding! The shadows betray you because they belong to me.

  •  

Прямо за вами находится символ тирании - тюрьма Блэкгейт! Где многие тысячи жестоко истязались по вине этого человека - Харви Дента! Которого вам представили не иначе как ярчайший пример правосудия. Вам подсунули ложного идола, чтобы помешать вам разрушить этот коррумпированный город! Позвольте мне рассказать вам всю правду о Харви Денте, причем словами комиссара полиции Готэма, Джеймса Гордона:"Великий Бэтмен не убивал Харви Дента. Он спас моего сына, а потом взял на себя вину за страшное преступление Харви, чтобы я мог к собственному стыду создать всенародного героя из этого ложного идола! И я восхвалял этого безумца, который пытался убить моего ребенка, но я больше не могу жить с этой ложью. Пора наконец рассказать жителям Готэма всю правду и пришло время мне подать в отставку." Скажите вы принимайте отставку этого человека? И принимайте ли вы отставку всех этих наглых лжецов, коррумпированных тварей! Вместе мы отберем Готэм у коррупционеров, у богатых, у тех кто угнетал целые поколения и кормил нас мифами о небывалых возможностях и мы возвратим его вам,... народу! Теперь Готэм ваш! Никто вам не помешает делайте что хотите. Только начните со штурма Блэкгейта и освобождения угнетенных! Выйдите те кто готов служить!... Ибо мы поднимем армию! Власть предержащие будут выкурены из своих развратных гнезд, и изгнаны в этот холодный жестокий мир, пусть попробуют выжить! Суд решит их судьбу! Мы разделим их богатства! Кровь их прольется! Вся полиция останется, поскольку научится служить истинному правосудию! Это великий город, и он всё вытерпит! Готэм будет жить! — Выступая на бронемашине перед штурмом Блэкгейтской тюрьмы.

  •  

Здесь я понял, что не бывает истинного отчаяния без надежды. — в Яме

 

And then here can be no true despair without hope.

Альфред Пенниуорт[править]

  •  

Помните как вы покинули Готэм? До этих событий, до Бэтмена? Вас не было семь лет. Семь лет я ждал, надеясь, что вы не вернётесь. Каждый год я брал отпуск. Я ездил во Флоренцию, там есть кафе на берегу реки Арно. Каждый вечер я садился там и заказывал Фернет-Бранка. Я представлял себе, что вот я взгляну через столики и увижу вас вместе с женой и, может, с парой ребятишек. Вы ничего не скажете мне, я вам тоже. Но мы оба поймём, что вы справились, что вы счастливы. Я не хотел, чтобы вы возвращались в Готэм. Я всегда знал, что здесь вас не ждёт ничего, кроме боли и несчастья. И я желал вам совсем другой жизни. И сейчас желаю.

 

Remember when you left Gotham? Before all this, before Batman? You were gone seven years. Seven years I waited, hoping that you wouldn't come back. Every year, I took a holiday. I went to Florence, there's this cafe, on the banks of the Arno. Every fine evening, I'd sit there and order a Fernet Branca. I had this fantasy, that I would look across the tables and I'd see you there, with a wife and maybe a couple of kids. You wouldn't say anything to me, nor me to you. But we'd both know that you'd made it, that you were happy. I never wanted you to come back to Gotham. I always knew there was nothing here for you, except pain and tragedy. And I wanted something more for you than that. I still do.

Джеймс Гордон[править]

  •  

Теперь ты детектив, сынок. Отныне тебе запрещается верить в совпадения. — Джону Блэйку при его переводе в детективы

 

You're a detective now, son. You're not allowed to believe in coincidences anymore.

  •  

Я вижу прекрасный город и чудесный народ, поднявшийся из бездны. Я вижу жизни тех, за кого я отдаю свою жизнь – мирные, деятельные, процветающие и счастливые. Я вижу, что оставил след в их сердцах, а так же в сердцах всех их потомков, на много поколений вперёд. То, что я делаю сегодня, неизмеримо лучше всего, что я когда-либо делал; и тот покой, что я обрету, не сравнится ни с чем, что мне довелось знать. — Речь на похоронах Брюса Уэйна

 

I see a beautiful city and a brilliant people rising from this abyss. I see the lives for which I lay down my life, peaceful, useful, prosperous and happy. I see that I hold a sanctuary in their hearts, and in the hearts of their descendants, generations hence. It is a far, far better thing that I do, than I have ever done; it is a far, far better rest that I go to than I have ever known[1].

Джон Блэйк[править]

  •  

Немногие знают, каково это — злиться до беспамятства. Они понимают, приёмные родители, они всё понимают… до поры. И хотят, чтобы озлобленный малыш сделал то, чего он не может — не страдал. И потом они перестают понимать. Они отдают озлобленного мальчика в приют. Я слишком поздно это понял. Нужно скрывать злобу, учиться улыбаться перед зеркалом. Будто надевать маску.

 

Not a lot of people know what it feels like to be angry, in your bones. I mean, they understand, foster parents, everybody understands, for awhile. Then they want the angry little kid to do something he knows he can't do, move on. So after awhile they stop understanding. They send the angry kid to a boy's home. I figured it out too late. You gotta learn to hide the anger, practice smiling in the mirror. It's like putting on a mask.

Миранда Тейт / Талия аль Гул[править]

  •  

Страдания закаляют характер. — о банкротстве Брюса Уэйна

 

Suffering builds character.

Брюс Уэйн / Бэтмен[править]

  •  

Героем может быть любой. Даже обычный человек, который просто накидывает куртку на плечи ребёнка, чтобы он знал, что мир не погиб. — Джиму Гордону, напоминая ему о дне смерти своих родителей

 

Hero can be anyone. Even a man doing something as simple and reassuring as putting a coat around a young boy's shoulders to let him know the world hadn't ended.

Диалоги[править]

  •  

Конгрессмен: К весне мэр уволит его.
Питер Фоули: Неужели? Но он герой.
Конгрессмен: Герой войны. А сейчас мирное время. — про Джима Гордона

 

Congressman: The Mayor going to dump him in the spring.
Foley: Really? But he's a hero.
Congressman: War hero. This is peace time.

  •  

Джим Гордон: Мы вместе сражались, а потом ты исчез.
Брюс Уэйн: Бэтмен стал никому не нужен. Мы победили.
Джим Гордон: Опираясь на ложь. А теперь зло пытается восстать оттуда, где мы его похоронили. Бэтмен должен вернуться.
Брюс Уэйн: А если он больше не существует?
Джим Гордон: Он должен… обязан. — Брюс Уэйн в маске у Джима Гордона в больнице

 

Jim Gordon: We were in this together, and then you were gone.
Bruce Wayne: The Batman wasn’t needed anymore. We won.
Jim Gordon: Based on a lie. And now there’s evil rising from where we tried to bury it. The Batman must come back.
Bruce Wayne: What if he doesn't exist anymore?
Jim Gordon: He must… he must…

  •  

Селина Кайл: Надвигается буря, мистер Уэйн. Советую вам и вашим друзьям задраить люки, ведь когда она обрушится, вы будите удивляться, как вы могли жить так роскошно, не делясь ничем с остальными людьми.
Брюс Уэйн: Вы как будто ждёте этого.
Селина Кайл: Я приспособлюсь.

 

Selina: There's a storm coming, Mr. Wayne. You and your friends better batten down the hatches, because when it hits, you're all gonna wonder how you ever thought you could live so large and leave so little for the rest of us.
Bruce Wayne: You sound like you're looking forward to it.
Selina: I'm adaptable.

  •  

Альфред: Если вы всерьёз рассматриваете возможность вернуться, вам стоит знать слухи относительно Бэйна.
Брюс Уэйн: Я весь во внимании.
Альфред: Есть одна тюрьма в более древней части планеты. «Яма», куда людей бросают страдать и умирать. Но иногда человек возрождается из тьмы. Иногда Яма кого-то посылает к нам.
Брюс Уэйн: Бэйна.
Альфред: Бэйн. Был рождён и вырос в преисподней.
Брюс Уэйн: Рождён в тюрьме?
Альфред: Никто не знает, почему и как он сбежал. Зато известно, что после этого его тренировал Ра’с аль Гул, ваш наставник.
Брюс Уэйн: Бэйн был членом Лиги Теней?
Альфред: И затем его изгнали из неё. А с любым человеком, кто слишком силён для Ра’с аль Гула, вряд ли стоит шутить.
Брюс Уэйн: Не знал, что все думают, будто я шучу с преступниками.
Альфред: Это в прошлом. Вы можете замотать ногу и снова надеть на себя маску, но это не сделает вас тем, кем вы были.
Брюс Уэйн: Если Бэйн такой, как ты говоришь, я нужен Готэму.
Альфред: Городу нужен Брюс Уэйн. Ваши средства, ваши знания. Ему не нужно ваше тело или ваша жизнь. Ваше время прошло.
Брюс Уэйн: Ты боишься, что если я вернусь туда, я проиграю?
Альфред: Нет. Я боюсь, что вы этого хотите. — В пещере, Альфред наблюдает, как Брюс Уэйн вновь готовится стать Бэтменом после перерыва в восемь лет

 

Alfred: If you're seriously considering going back out there, you should hear the rumors surrounding Bane.
Bruce Wayne: I'm all ears.
Alfred: There is a prison in a more ancient part of the world. A pit where men are thrown to suffer and die. But sometimes a man rises from the darkness. Sometimes the pit sends something back.
Bruce Wayne: Bane.
Alfred: Bane. Born and raised in hell on earth.
Bruce Wayne: Born in a prison?
Alfred: No one knows why, or how he escaped. But they do know that once he did, he was trained by Ra's Al Ghul, your mentor.
Bruce Wayne: Bane was a member of the League of Shadows?
Alfred: And then he was excommunicated. And any man who is too extreme for Ra's Al Ghul is not to be trifled with.
Bruce Wayne: I didn't realize I was known for trifling with criminals.
Alfred: That was then. And you can strap up your leg and put your mask back on. But that doesn't make who you were.
Bruce Wayne: If this man is everything that you say he is, then the city needs me.
Alfred: The city needs Bruce Wayne. Your resources, your knowledge. It doesn't need your body, or your life. That time has passed.
Bruce Wayne: You're afraid that if I go back out there, I'll fail.
Alfred: No. I'm afraid that you want to.

  •  

Альфред: Я отдам это мистеру Фоксу, но на этом всё. Я зашил ваши раны, починил кости, но я не буду хоронить вас. Я похоронил достаточно членов семьи Уэйн.
Брюс Уэйн: Ты уходишь?
Альфред: Вы видите лишь один конец своего путешествия. Уйти — это всё, что я могу, чтобы вы поняли наконец: вы больше не Бэтмен. Вам надо найти другую дорогу. Вы мечтали покончить с этим, вырваться из этой ужасной пещеры.
Брюс Уэйн: Альфред, Рэйчел погибла, зная что мы с ней решили быть вместе. Это и была моя жизнь вне пещеры. Я не могу просто жить иначе. Она… она тоже не могла.
Альфред: А если могла?
Брюс Уэйн: Её уже не вернуть, к сожалению.
Альфред: Что если перед своей смертью она написала письмо, где сказала что выбрала Харви Дента, а не вас. И что если, чтобы не мучить вас, я это письмо сжёг.
Брюс Уэйн: Как ты смеешь использовать Рэйчел, чтобы остановить меня?
Альфред: Я использую правду, мистер Уэйн. Возможно пришло время принять правду, какой бы горькой она не была. Мне очень жаль.
Брюс Уэйн: Тебе жаль? Ты пытаешься разрушить мой мир и ждёшь, что я пожму тебе руку.
Альфред: Нет, нет, нет… Я знаю, что это значит.
Брюс Уэйн: И что же?
Альфред: Вы теперь возненавидите меня. А ещё это значит потерять человека, о котором я заботился с первого его крика, разнёсшегося эхом по всему дому. Но также это значит спасти вашу жизнь. И это — самое главное.
Брюс Уэйн: Прощай, Альфред.

 

Alfred: I'll get this to Mr. Fox, but no more. I've sewn you up, I've set your bones, but I won't bury you. I've buried enough members of the Wayne family.
Bruce Wayne: You'll leave me?
Alfred: You see only one end to your journey. Leaving is all I have to make you understand, you're not Batman anymore. You have to find another way. You used to talk about finishing a life beyond that awful cave.
Bruce Wayne: Rachel died believing that we would be together; that was my life beyond the cave. I can't just move on. She didn't, she couldn't.
Alfred: What if she had? What if, before she died, she wrote a letter saying she chose Harvey Dent over you? And what if, to spare your pain, I burnt that letter?
Bruce Wayne: How dare you use Rachel to try to stop me?
Alfred: I am using the truth, Master Wayne. Maybe it's time we all stop trying to outsmart the truth and let it have its day. I'm sorry.
Bruce Wayne: You're sorry? You expect to destroy my world and then think we're going to shake hands?
Alfred: No… no, I know what this means.
Bruce Wayne: What does it mean?
Alfred: [voice breaking] It means your hatred… and it also means losing someone that I have cared for since I first heard his cries echo through this house. But it might also mean saving your life. And that is more important.
Bruce Wayne: Goodbye, Alfred.

  •  

Брюс Уэйн: Почему ты меня не убил?
Бэйн: Ты не боишься смерти, ты её жаждешь. Твоё наказание должно быть более жестоким.
Брюс Уэйн: Станешь пытать?
Бэйн: Да. Но не твоё тело, а твою душу. — после поражения Бэтмена

 

Bruce Wayne: Why didn't you just kill me?
Bane: You don't fear death, you welcome it. Your punishment must be mastered here.
Bruce Wayne: You're the charger?
Bane: Yes. But not of your body. Of your soul.

  •  

Слепой заключённый: Ты не боишься смерти. Думаешь, это делает тебя сильнее? Ошибаешься.
Брюс Уэйн: Почему?
Слепой заключённый: Как двигаться быстрее, чем ты можешь, сражаться дольше, чем ты можешь, без самого мощного душевного импульса — страха смерти? — после очередной неудачной попытки Уэйна вылезти из Ямы

 

Blind Prisoner: You do not fear death. You think this makes you strong? It makes you weak.
Bruce Wayne: Why?
Blind Prisoner: How can you move faster than possible? Fight longer than possible? Without the most powerful impulse left in you. The fear of death.

  •  

Джон Блэйк: Ведь никто никогда не узнает кто спас целый город.
Джим Гордон: Они знают. Это был Бэтмен. — Гордон говорит о маске Бэтмена, как о символе

 

Jone Blake: No one ever going to know who saved the entire city.
Jim Gordon: They know. It was The Batman.

См. также[править]

Ссылки[править]