Перейти к содержанию

Цветок

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Цветы»)
Цветок
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе
Новости в Викиновостях

Цвето́к (множ. цветки́, цветы́, лат. flos -oris, греч. ἄνθος -ου) — сложный орган семенного размножения цветковых (покрытосеменных) растений.

Сюда следует добавлять цитаты о цветах вообще. О видах цветковых вносите в соответствующие статьи.

Цветок в афоризмах и коротких цитатах[править]

  •  

Цветы — самые милые вещи, которые когда-либо создал Бог, но забыл вложить в них душу. — Life Thoughts (1858), p. 234

 

Flowers are the sweetest things that God ever made, and forgot to put a soul into.

  Генри Бичер, «Мысли о жизни», 1858
  •  

Снова ты в изумленье, когда над постройкой из листьев
Разнообразных встаёт, зыблясь на стебле, цветок.

  Иоганн Вольфганг Гёте, «Метаморфоз растений», 1790
  •  

Многие мысли произрастают лишь из общей культуры, как цветок из зеленой ветви. В пору цветения роз розы распускаются повсюду.

  Иоганн Вольфганг Гёте, 1790-е
  •  

Запах — душа цветка.[2]

 

Le parfum est l’âme de la fleur.[1]

  — Фердинан Гравран (Ferdinand Gravrand), «Кстати о цветах» (A propos de fleurs)
  •  

Наши дни эфемерны, как цветы.[3]

  Сергей Губерначук
  •  

Богатые люди украшают стол цветами, а бедные родственниками.

  Дон-Аминадо
  •  

Дети — цветы жизни, которые не удалось вырвать с корнем.

  Дон-Аминадо
  •  

Но где ж ты слышала, дитя, чтобы поливали самый цветок? Поливают корни. Поливай корни, чтоб пышней цвёл цветок.[4]

  Влас Дорошевич, «Сказка о сказке», 1916
  •  

Едва взглянув на букет, определил: «Это пахнет полусотней».[5]

  Эмиль Кроткий
  •  

Цветы на могиле врага пахнут упоительно.[6]

  Станислав Ежи Лец, «Непричёсанные мысли», 1957, 1964
  •  

Если муж дарит жене цветы без всякой причины, значит, причина наверняка есть.[7]

  Молли Маги
  •  

Россия заселена подсолнухами. Это самый большой, самый мордастый и самый глупый цветок.[8]

  Владимир Набоков, «Дар», 1937
  •  

Там, где есть цветы, выродившийся человек жить не может[9].

  Наполеон
  •  

Скажи это цветами![5]слоган Американской ассоциации флористов

 

Say it with flowers.[10][11][12]

  — Патрик О'Киф (Patrick O'Keefe)
  •  

Цветы забвения лучше всего растут на могилах.[5]

  Жорж Санд
  •  

Любовь — восхитительный цветок, но требуется отвага, чтобы подойти и сорвать его на краю пропасти.

  Стендаль
  •  

Курортные цветы, как и цветы, украшающие столы ресторанов и вестибюли гостиниц, всегда какие-то загадочные. Ни живые, ни мёртвые. Каждый их видит и чувствует, какими хочет.

  Тэффи, «Дамы», 1913
  •  

Как раздавленный цветок пахнет нежно, так всё, что наиболее красиво и устремительно в человеческой природе, призывается к жизни, когда Бог положит на нас свою тяжёлую руку.

  Райдер Хаггарт, «Голова ведьмы», 1885
  •  

Цветок — не всегда верхушка, но всегда — вершина растения. В отличие от человека, который всегда цветёт ниже пояса...[13]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы», 1993
  •  

Что такое цветы? У женщин между ног пахнет значительно лучше.[14]:137

  Даниил Хармс, записная книжка, 1930-е
  •  

Можно солгать не только словами, но и букетом.[5]

  Михал Хороманьский

Цветок в научной и научно-популярной литературе[править]

Строение цветка
  •  

Так природа цветёт в высоком полном явленье,
Член за членом творя в строгой чреде степеней.
Но, безлиствен и скор, вздымается стебель нежнейший
Образ дивный возник, взоры влекущий к себе.
Вкруг кольцом один к другому расположился
В большем иль меньшем числе листиков сходственных строй
Плотная, вкруг оси, образуется чашечка тайно,
Выпустит венчик цветной, жаждая высшей красы.

  Иоганн Вольфганг Гёте, «Метаморфоз растений» (1790), краткое изложение научной работы в стихах
  •  

Как финская берёза, из которой Вейнемейнен сделал арфу, плачет и рассказывает свое горе, так и у нас изобретение дудки соединяется с преданием о переселении душ. В одной русской сказке рассказывается, как три сестры пошли в лес по ягоды; одна из них набрала ягод больше, и две другие, из зависти, ее убили, под кустиком положили, елочкой накрыли. На ёлочке вырос цветок. Проезжий хотел его сорвать: цветок сначала не давался, а потом вытянулся и запел. Он сделал из цветка дудку, которая всем поведала о злодеянии.

  Фёдор Буслаев, «Эпическая поэзия», 1850
  •  

Представим же себе, что малое количество сладкой жидкости выделяется внутри цветка у основания лепестков. В этом случае насекомые, пробираясь к нектару, покрылись бы пыльцою и, конечно, часто переносили бы пыльцу одного цветка на рыльце другого. Цветки двух отдельных особей одного вида таким образом подвергались бы скрещению, а скрещение, по всему вероятию (как мы полнее изложим ниже), постоянно производит особенно сильные сеянки, имеющие наиболее шансов выжить и цвести. Некоторые из этих сеянок, по всей вероятности, унаследовали бы способность выделять нектар. Цветки, имеющие самые крупные желёзки или нектарии и выделяющие более нектара, чаще посещались бы насекомыми, чаще бы скрещивались и, таким образом, на долгую руку одержали бы верх. Те цветки же, в которых тычинки и пестички были бы расположены удобнейшим образом относительно роста и ухваток посещающих из насекомых, облегчающие, следовательно, перенесение пыльцы с цветка на цветок, также пользовались бы преимуществом, также подверглись бы отбору. Мы могли бы предположить, что насекомые посещают цветок, чтобы собирать пыльцу, а не нектар, и так как назначение пыльцы есть опыление, её разрушение, по-видимому, может принести растению только ущерб; но если бы немного пыльцы переносилось, сперва при случае, затем постоянно, поедающими её насекомыми с цветка на цветок, то даже при уничтожении девяти десятых пыльцы растение могло бы много выиграть, и те особи, которые отличались бы крупными пыльниками и обильною пыльцою, подверглись бы отбору.
Когда наше растение через этот постоянный процесс сохранения или естественного подбора самых привлекательных для насекомых цветков сделается в высшей степени привлекательным для них, насекомые, без всякого намерения, постоянно будут переносить пыльцу с цветка на цветок, и что они действительно производят такое перенесение, я легко мог бы доказать многими разительными примерами.[15]

  Чарлз Дарвин, «О происхождении видов», 1859
  •  

Всякий, занимавшийся произведением помесей, знает, до какой степени свободный доступ влаги неблагоприятен оплодотворению цветка; однако же, какое множество цветов имеют тычинки и пестики, вовсе незащищённые от атмосферных влияний. Но если необходимо от времени до времени скрещение, совершенная доступность пыльце из другого цветка объяснит нам это отсутствие защиты, тем более, что тычинки самого растения обыкновенно расположены так близко от пестика, что самооплодотворение кажется неизбежным. Многие цветки, с другой стороны, имеют органы оплодотворения, тесно замкнутые между лепестками, как, например, в обширном семействе бобовых; но во многих, быть может, во всех таких цветах, существует очень любопытное приспособление между строением цветка и способом, которым пчёлы высасывают из них нектар; при этом они либо рассыпают на рыльце пыльцу самого цветка, либо переносят на него пыльцу с цветка другого. Посещения пчёл до того необходимы мотыльковым цветам, что я убедился посредством опытов, описанных в другом месте, в значительном уменьшении их плодовитости при устранении этих посещений. Дело в том, что едва ли возможно пчеле перелетать с цветка на цветок, не перенося с собою пыльцы и не принося этим, как я полагаю, значительной пользы растению.[15]

  Чарлз Дарвин, «О происхождении видов», 1859
  •  

Всякому, конечно, знакома столь обыкновенная на наших реках и прудах водяная кувшинка с ее большими, почти круглыми, плавающими на поверхности воды листьями и крупными белыми цветами. Растреплем один такой белый цветок и расположим его органы, как это сделали с почкой каштана, начиная с крайних, т. е. наружных, белых лепестков и кончая лежащим ближе к середине цветка органом с желтыми пыльными мешечками и несколько расширенной плоской нитью — органом, в котором мы узнаем тычинку. Как видите, и здесь мы замечаем совершенно нечувствительный переход; вот настоящий белый лепесток, вот на вершине его появились два желтых пятнышка, они растут, а основание лепестка, между тем, суживается; вот ясно обозначились уже два продолговатых мешечка, а основание лепестка превратилось в узкую полоску, и вот, наконец, настоящая тычинка, пыльники которой растрескиваются долевой щелью и высыпают — пыльцу. Лепесток перешел в тычинку. Доказательством возможности такого превращения служит факт обратного превращения тычинки в лепесток, которым пользуются в садоводстве. Такие цветы с тычинками, превратившимися в лепестки, называются махровыми.
В действительности, в природе части цветка, вероятно, образовались, как и в наших махровых цветах, т. е. лепестки произошли из тычинок, а не тычинки из лепестков. Так, например, обыкновенный пион имеет пять лепестков и много тычинок; у махрового же много лепестков и соответственно менее тычинок, и если присмотреться ближе, то убедимся, что внутренние лепестки представляют переход к тычинкам: на краю ярко красного, несколько сморщенного листочка сидят более или менее развитые желтые пыльники.[16]

  Климент Тимирязев, «Жизнь растения», 1878
  •  

А если вспомнить, что существуют растения, у которых оплодотворение происходит способами более простыми, верными, чем перенесение пыли тычинок с мужских цветков на пестики женских насекомыми, то будет ясно, что развитие цветка орхидей не могло быть результатом естественного отбора: если бы ход дела зависел от него, то не могли бы существовать растения с таким устройством цветка, как орхидеи; они были бы вытеснены растениями, оплодотворение которых совершается способами более простыми и верными и у которых поэтому сила размножения несравненно могущественнее. Итак, если забывать крупные факты, то можно объяснять развитие цветков орхидей действием естественного отбора; а если вспомнить крупные факты, то ясно, что самое существование орхидей опровергает мысль о преобладании естественного отбора в процессе развития организации, что её повышение производится действием каких-то других сил, преодолевающих его действие. Если бы преобладал он, то не могли бы существовать не только в частности орхидеи, но и вообще никакие растения, имеющие организацию выше тех, которые размножаются по способу мхов и грибов.[17]

  Николай Чернышевский, «Происхождение теории благотворности борьбы за жизнь» (Предисловие к некоторым трактатам по ботанике, зоологии и наукам о человеческой жизни), 1888
  •  

Нѣкоторыя растенія, если ко времени цвѣтенія упорно стоить неблагопріятная погода, словно предчувствуя безрезультатность попытки къ приманиванію насѣкомыхъ, совершенно не раскрываютъ своихъ цвѣтовъ и внутри замкнутаго вѣнчика происходитъ тогда самоопыленіе. Это какъ бы переходъ къ растеніямъ, обнаруживающимъ любопытное и во многихъ отношеніяхъ загадочное явленіе, извѣстное подъ именемъ клейстогаміи. Тутъ мы тоже имѣемъ дѣло съ полиморфизмомъ, именно съ диморфизмомъ цвѣтовъ, но совершенно инаго рода (одно время его называли диморфизмомъ Моля, по имени ученаго, указавшаго на распространеніе клейстогаміи, въ отличіе отъ знакомаго уже намъ диморфизма Дарвина, т. е. гетеростиліи). Клейстогамія состоитъ въ томъ, что нѣкоторыя растенія приносятъ, обыкновенно на одномъ и томъ же экземплярѣ, хотя и неодновременно, два совершенно различныхъ сорта цвѣтовъ, рѣзко отличающихся между собою и по внѣшности. Обыкновенные цвѣты сравнительно крупны, бросаются въ глаза и доступны насѣкомымъ. Но на томъ же экземплярѣ, иногда раньше ихъ, иногда, напротивъ, позже, появляются мелкіе, невзрачные цвѣтки, производящіе скорѣе впечатлѣніе бутоновъ; бутоны эти однако такъ-таки и не раскрываются, а между тѣмъ внутри ихъ, подъ прикрытіемъ слабо развитыхъ покрововъ, оказываются нормальные тычинки и пестикъ, и въ этомъ тѣсномъ пространствѣ происходитъ оплодотвореніе, причемъ, разумѣется, на рыльце попадаетъ здѣсь собственная пыль.

  Иван Бородин, «Процесс оплодотворения в растительном царстве», 1895
  •  

Цветок Раффлезия Арнольди считается самым большим цветком в мире. Цветком, но не соцветием! В 1878 году итальянский ботаник и путешественник Одоардо Беккари здесь же, на острове Суматра, нашел громадный красивый цветок выше его ростом. Толстый зеленый стебель цветка рос прямо из земли. Чашечка его, зеленая снаружи, с внутренней стороны была темнобордового цвета, а из середины ее поднималось желтое соцветие в виде громадного початка. Гигантский цветок этот был назван Аморфофаллус титанум Беккари. Он принадлежит к семейству ароидных, к которому принадлежит и всем известный белокрыльник, часто встречающийся и у нас в СССР.[18]

  — Вера Чаплина, «Оказывается... есть цветы гиганты», 1956

Цветок в публицистике и документальной прозе[править]

Цветок губастика в разрезе[19]
  •  

Запах цветов — это их чувство, и подобно тому как сердце человеческое чувствует с большею силою в ночи, когда оно одиноко и никто его не услышит, так и цветы, по-видимому, стыдливо тая свои чувства, дожидаются наступления сумерек, чтобы всецело отдаться им и излить их в сладостном благоухании.

 

Düfte sind die Gefühle der Blumen, und wie das Menschenherz in der Nacht, wo es sich einsam und unbelauscht glaubt, stärker fühlt, so scheinen auch die Blumen, sinnig verschämt, erst die umhüllende Dunkelheit zu erwarten, um sich gänzlich ihren Gefühlen hinzugeben und sie auszuhauchen in süßen Düften.

  Генрих Гейне, «Путешествие по Гарцу», 1824
  •  

Сорвем один из вишневых цветков и рассмотрим его хорошенько. Какой это сложный орган и как разнообразны его части! Снизу видна цветочная ножка, которою цветочек прикрепляется к ветке. Это то же, что черешок у листа, но подлиннее и кверху потолще. Эту толстую часть ножки называют донцом (или тором), потому что к этому донцу прикреплены все остальные части цветка. Снаружи видим мы на донце пять зеленых листочков; все эти листочки вместе называются чашечкой цветка. В середине зеленой чашечки мы видим еще пять листочков, только уже не простых зеленых, а белых с розовым отливом. Эти красивенькие листочки называются лепестками, а все лепестки вместе — венчиком. Цветочный венчик — самая красивая часть во многих растениях, и ею-то любуемся мы в наших клумбах. Но чашечка и венчик еще не самые главные части цветка. Это только теплая, красивая, а иногда душистая одежда других более важных частей цветка: тычинок и плодничка. Вот эти тоненькие ниточки с мешочками наверху называются тычинками. А мешочки эти, или гнездышки, наполнены жёлтыми пылинками.[20]

  Константин Ушинский, «Детский мир», 1864
  •  

Вечер приближается, весь в цветах, и эти белые, словно благоухающим снегом обсыпанные деревья приветствуют его своим ароматом. Опьяняющий запах цветов льётся из-за высоких тёмно-зелёных кактусов, которыми окружены фруктовые сады.
Четверть часа такой доро́ги, и мы выезжаем из садов Яффы. И передо мной изумрудной зеленью сверкнули долины Иудеи.
Святая земля!

  Влас Дорошевич, «Святая земля», 1900
  •  

О Геббельсе вы не беспокойтесь, мы знаем его. Это величайший лжец. Ему и цветок придуман (есть такая игра ― в цветы) «львиный зев»...[21]

  Всеволод Вишневский, «Дневники военных лет», 1943-45
  •  

Случаются таинственные периоды, когда этот строптивый упрямец и недотрога как бы впадает в забытьё и мечтательность, тогда из него вырывается среди поднятого оружия большой, сияющий, молитвенно воздетый ввысь цветок. Это – великая милость, событие небывалое, совершающееся далеко не с каждым. Уверяю вас, материнская гордость – ничто в сравнении с высокомерием и кичливостью кактусовода, у которого зацвёл кактус.[22]:137

  Карел Чапек, «Год садовода», О любителях кактусов, 1969
  •  

Цветок — не всегда верхушка, но всегда — вершина растения. Во всяком случае, люди так говорят (и антропоморфная наука им вторит). Пресловутая скрипка Страдивари — грубая ремесленная поделка рядом с любым придорожным цветком какой-нибудь скерды или мокрицы. Тем не менее, скрипку Страдивари хранят в бархатном футляре под пуленепробиваемым стеклом и кидают на неё миллионы, а цветы..., цветы вечно топчут ботинком и кидают на них окурки. Собственно, это у них и называется «вершиной».[13]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы», 1993
  •  

Цветок — не всегда верхушка, но всегда — вершина растения. В отличие от человека, который всегда цветёт ниже пояса..., значительно ниже.[13]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы», 1993
  •  

«Самые красивые, самые чудовищные цветы», – так определил стапелии небезызвестный господин Гёте, случайно познакомившийся с ними в Лейдене, в старом ботаническом саду, где стояли горшки, надписанные ещё маститой рукой самого Карла Линнея[23].

  Юрий Ханон, «Самые неожиданные растения», 1995 г.

Цветок в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Цветы в парке
  •  

Спектакль налаживался трудно; и неудивительно: пьеса очень трудна. Её прелесть в неуловимом, глубоко скрытом аромате. Чтобы почувствовать его, надо как бы вскрыть почку цветка и заставить распуститься его лепестки. Но это должно произойти само собой, без насилия, иначе сомнёшь нежный цветок, и он завянет.[24]

  Константин Станиславский, «Моя жизнь в искусстве», 1928
  •  

Что такое цветы? У женщин между ног пахнет значительно лучше. То и то природа, а потому никто не смеет возмущаться моим словам[14]:137.

  Даниил Хармс, из записной книжки, 1930-е
  •  

 Самым интересным цветком был, конечно, портулак — ползучий, пылающий всеми чистыми красками. Вместо листьев у портулака торчали мягкие и сочные иглы. Стоило чуть нажать их, и в лицо брызгал зеленый сок. Бабушкин сад и все эти цветы с необыкновенной силой действовали на мое воображение.[25]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

― Вся лесная жизнь замешена на терпении. Семя в земле терпеливо ожидает своей поры. Цветок ждет тепла. Сова весь день неподвижно сидит в ожидании ночи. <...>
— Обрадованные встречей в лесу, мы не всегда догадываемся, что совсем не эта вот птица, не этот вот цветок создали нам счастливое настроение, а все встреченные по пути птицы и все увиденные цветы.[26]

  Николай Сладков, «Зарубки на памяти», 1970-1996
  •  

Но сейчас я хочу рассказать об одном случае, когда одна строчка Пришвина объяснила мне явление, которое до тех пор казалось мне случайным. И не только объяснила, но и наполнила его, я бы сказал, закономерной прелестью. Я давно заметил в заливных лугах на Оке, что цветы местами как бы собраны в отдельные пышные куртины, а местами среди обычных трав вдруг тянется извилистая лента сплошных одинаковых цветов. Особенно хорошо это видно с маленького самолета «У-2», который прилетает в луга опылять от комарья мочажины и болотца. Я годами наблюдал эти высокие и душистые ленты цветов, восхищался ими, но не знал, чем объяснить это явление. Да я, признаться, и не задумывался над этим. И вот у Пришвина во «Временах года» я наконец нашел это объяснение всего в одной строке, в крошечном отрывке над названием «Реки цветов»: «Там, где мчались весенние потоки, теперь везде потоки цветов». Я прочел это и сразу понял, что полосы цветов вырастали именно там, где весной проносилась полая вода, оставляя после себя плодородный ил. Это была как бы цветочная карта весенних потоков.[27]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Об исполнении даже не хочется вспоминать. <...> Ощущение же от так прозвучавшей музыки <…> вполне корреспондировалось с последней стадией жизни цветка, и в зале, как мне казалось, даже чувствовался его тошнотворный запах. <...> Наверное, именно после премьеры «Раффлезии» меня как-то перестало волновать качество исполнения моей музыки...[28]:336

  Виктор Екимовский, «Автомонография», 2007

Цветок в беллетристике и художественной прозе[править]

Цветок воскового плюща
  •  

Мне кажется, что своей верой в Божественное провидение мы обязаны цветам. Всё остальное — наши способности, наши желания, наша пища — необходимо нам в первую очередь для существования. Но роза дана нам сверх всего. Запах и цвет розы украшают жизнь, а не являются условием её существования. Только Божественное провидение может быть источником прекрасного. Вот почему я и говорю: пока есть цветы, человек может надеяться.

 

Our highest assurance of the goodness of Providence seems to me to rest in the flowers. All other things, our powers, our desires, our food, are really necessary for our existence in the first instance. But this rose is an extra. Its smell and its colour are an embellishment of life, not a condition of it. It is only goodness which gives extras, and so I say again that we have much to hope from the flowers.

  Артур Конан Дойл, «Морской договор», 1893
  •  

Курортные цветы, как и цветы, украшающие столы ресторанов и вестибюли гостиниц, всегда какие-то загадочные. Ни живые, ни мёртвые. Каждый их видит и чувствует, какими хочет.

  Тэффи, «Дамы», 1913
  •  

— Дитя моё! Государство — это могучее дерево, корни которого глубоко ушли в землю. Народ — это листья, которые покрывают дерево, и падишах — это цветок, который цветёт на этом дереве. И корни, и дерево, и листья, — всё для того, чтобы пышно цвёл этот цветок. И благоухал, и украшал дерево. Так создал аллах! Так хочет аллах! Твои слова, слова Обличения, — поистине живая вода. Да будет благословенна каждая росинка этой воды! Но где ж ты слышала, дитя, чтобы поливали самый цветок? Поливают корни. Поливай корни, чтоб пышней цвёл цветок. Поливай корни, моё дитя. Иди отсюда с миром, твоё место в мечети. Среди простых правоверных. Там обличай![4]

  Влас Дорошевич, «Сказка о сказке», 1916
  •  

На вокзале была мерзкая, животная суета: это было время, когда щедрой рукой сеялись семена цветка счастья, солнца, свободы. Он теперь подрос. Россия заселена подсолнухами. Это самый большой, самый мордастый и самый глупый цветок.[8]

  Владимир Набоков, «Дар», 1937
  •  

Поздней осенью бывает иногда совсем как ранней весной там белый снег, там чёрная земля. <...> Редко бывает, проглянет солнце на какой-нибудь час, но зато какая же это радость! Тогда большое удовольствие доставляет нам какой-нибудь десяток уже замерзших, но уцелевших от бурь листьев на иве или очень маленький голубой цветок под ногой. Наклоняюсь к голубому цветку и с удивлением узнаю в нём Ивана: это один Иван остался от прежнего двойного цветка, всем известного Ивана-да-Марьи. По правде говоря, Иван не настоящий цветок. Он сложен из очень мелких кудрявых листиков, и только цвет его фиолетовый, за то его и называют цветком. Настоящий цветок с пестиками и тычинками только жёлтая Марья. [29]

  Михаил Пришвин, «Лесная капель», 1943
  •  

«Дарите женщинам цветы». Само собой разумеется. Цветы — это половые органы растений.[30]:25

  Юрий Ханон, «Тонкий намёк», 2011

Цветок в стихах[править]

Цветник в английском саду
  •  

Снова ты в изумленье, когда над постройкой из листьев
Разнообразных встаёт, зыблясь на стебле, цветок.
Роскошь, однако, хранит зарок творенья другого:
Да, окрашенный лист чует Всевышнего длань.

  Иоганн Вольфганг Гёте, «Метаморфоз растений» (краткое изложение содержания научной работы), 1790
  •  

… в саду, где
<…> тысячи цветов
Пестреют на брегу кристальных ручейков,
Не знаешь, что хвалить, над чем остановиться,
На что смотреть, чему дивиться…

  Николай Карамзин, «Послание к женщинам», 1795
  •  

Минутная краса полей,
Цветок увядший, одинокий,
Лишён ты прелести своей
Рукою осени жестокой.

  Василий Жуковский, «Цветок», 1811
  •  

В окно твоё влетает
Цветов приятный дух;
Террас пред ним дерновый
Узорный полукруг;
Там ландыши перловы,
Там розовы кусты,
Тюльпан, нарцисс душистый
И тубероза — чистой
Эмблема красоты...

  Василий Жуковский, «К Батюшкову», 1812
  •  

Снова ты в изумленье, когда над постройкой из листьев
Разнообразных встает, зыблясь на стебле, цветок.
Роскошь, однако, хранит зарок творенья другого:
Да, окрашенный лист чует Всевышнего длань.

  Иоганн Вольфганг Гёте, «Метаморфоз растений» (1790), краткое изложение научной работы в стихах
  •  

Как сладостны цветы Востока
Невыразимою красой!
Но для поклонницы Пророка
Приятней их язык немой!.. <…>
Для вас, девицы молодые,
Блестят в полях цветы весны!
От строгой маменьки украдкой,
От прозорливых няни глаз,
Селам свивайте, в неге сладкой:
Любовь легко научит вас.

  Дмитрий Ознобишин, «Селам, или Язык цветов»: «К ***», 1830
  •  

Так проросла в душе любовь — растенье злое:
Я думал, что цветок лелею полевой,
Но вдребезги разнёс неистовый алоэ

  Теофиль Готье, «Цветочный горшок» (перевод: Ю. Даниэль), 1838
  •  

Средь трав распустился на поле цветок
Душистый, нарядный, красивый…
Порхает над ним золотой мотылек
Под грустной, плакучею ивой.

  Генрих Гейне, «Средь трав распустился...», 1830-е
  •  

Там флора пышная предстала
Мне в блеске новой красоты;
Я рвал цветы ― рука дрожала
И их застенчиво срывала:
Я не привык срывать цветы.[31]

  Владимир Бенедиктов, «Е. Н. Ш...ой», 1839
  •  

Мир тому, кто не боится
Ослепительной мечты,
Для него восторг таится,
Для него цветут цветы!

  Константин Бальмонт, «Папоротник» (№ 95 из книги стихов «Горящие здания», 1899)
  •  

Цветок, который сам не знает.
Какой он мир собой облёк,
Что за мечту он воплощает, ―
Есть подозрительный цветок.

  Виктор Гофман, «В альбом», 1901
  •  

Но, если чудным цветам орхидеи
Тропики; северисландскому мху,
Можно ль, поистине, только за это
В тех, или в этом, цветов не признать?

  Константин Случевский, «Загробные песни», 1903
  •  

Отчего цветёт цветок,
Разгадать никто не мог.
Но цветок всегда цветёт,
День за днём, за годом год.

  — Константин Бальмонт, «Цветок» 1905
  •  

Пчела летит на красные цветы,
Отсюда мёд и воск и свечи.
Пчела летит на жёлтые цветы,
На тёмно-синие. А ты, мечта, а ты,
Какой желаешь с миром встречи?

  Константин Бальмонт, «Пчела», 1908
  •  

О, виноград, цветы и пышность Феба!
Прекрасно жить во имя красок дня!
Ведь каждый день меня встречает небо,
Как женщина, влюблённая в меня!

  Алексей Лозина-Лозинский «Capri»
  •  

Ветер свищет по мыслям, где медлим в трамвае мы,
Где нам радио ропщут, ― газетный листок…
Гость неведомой флоры, преданьем срываемый,
Меж авто, в пыль асфальта, спадает цветок.[32]

  Валерий Брюсов, «Молодость мира», 1923
  •  

Нам недолгая жизнь дана.
Жизнь вещей и та коротка.
Остаются навеки одни имена:
Не любовь — о любви строка,
Не цветок — названье цветка.[33]

  Хуан Рамон Хименес, «Испанцы трёх миров»

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Где цветы, там и бабочки.

  вьетнамская
  •  

Придёт весна, и цветы распустятся сами.

  китайская
  •  

У других цветы красней.

  японская
  •  

Человек без денег — как цветы без запаха.

  малаяльская

Русские[править]

  •  

Аленький цветок бросается в глазок[34].

  •  

Без матушки родной и цветы не цветно цветут.

  •  

Весна цветами красна, осень снопами[35].

  •  

Где цветок, там и медок[34].

  •  

И красивые цветики ядовиты бывают[34].

  •  

На хороший цветок и пчёлка летит[35], или: летит мотылёк[34].

  •  

Не расти траве после осени; не цвести цветам зимой по́ снегу[34].

  •  

Не с одного цветка пчёлка мёд берёт[35].

  •  

Папоротниковый цвет[35].

  •  

Со всего свету не собрать цвету[35].

  •  

Хорош цветок, да скоро вянет[34].

  •  

Цвет пчёлкам, а мёд жёнкам[35].

  •  

Цветов много в поле, да все не сорвёшь[34].

  •  

Цветотворная теплота[35].

  •  

Цветоубийственные морозы[35].

  •  

Цветочки да ручеёчки в романах хороши[34].

  •  

Цветы что дети, уход любят[34].

  •  

Это были (ещё) одни цветики (цветочки), теперь пойдут ягодки[36] (ягодки впереди). — угроза

Примечания[править]

  1. Revue trimestrielle, Vol. 2. Bruxelles, 1854, p. 253.
  2. Жюль Верн. Двадцать тысяч лье под водой / перевод М. Вовчок. — СПб., 1870. — Ч. 2, гл. X.
  3. Сергей Губерначук, «Мозаика»: сборник поэзий и цитат. – Киев: ArtHuss, 2020. – 142 c. – стр. 98.
  4. 1 2 Дорошевич В.М. Сказки и легенды. — Мн.: Наука и техника, 1983 г.
  5. 1 2 3 4 Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2008.
  6. Лец С. Е. Непричёсанные мысли / Сост. и перевод М. П. Малькова. — СПб.: Академический проект, 1999. — 173 с.
  7. Мысли, афоризмы и шутки знаменитых женщин (изд. 6-е, дополненное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2004.
  8. 1 2 Набоков В.В. Собрание сочинений в 6 томах. Том шестой. — Анн Арбор: Ардис Пресс, 1988 г.
  9. The table talk and opinions of Napoleon Buonaparte (1868), p. 148
  10. Florists’ Exchange, December 15, 1917.
  11. The Oxford Dictionary of Quotations (1999), p. 8.
  12. О-15 // Словарь современных цитат (изд. 4-е, дополненное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2006.
  13. 1 2 3 Юрий Ханон, «Тусклые беседы» (цикл статей, еженедельная страница музыкальной критики), газета «Сегодня», СПб, апрель-октябрь 1993 г.
  14. 1 2 Даниил Хармс «Горло бредит бритвою». — Рига: Глагол, 1991. — 240 с. — 100 000 экз.
  15. 1 2 Ч. Дарвин. О происхождении видов: в царствах животном и растительном путём естественного подбора родичей или о сохранении усовершенствованных пород в борьбе за существование. = On the Origin of Species. — Спб.: Издание книгопродавца А. И. Глазунова, 1864 г.
  16. К. А. Тимирязев. «Жизнь растения» (по изданию 1919 года). — М.: Сельхозгиз, 1936 г.
  17. Н. Г. Чернышевский, Собрание сочинений в пяти томах. Том 4. Статьи по философии и эстетике. — М., «Правда», 1974 г.
  18. Чаплина В. В., Оказывается... есть цветы гиганты. — М.: «Юный натуралист», №4, 1956 г.
  19. Две фотографии: одна в видимом свете, другая — в ультрафиолетовом.
  20. Ушинский К.Д. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Том 4. Детский мир и Хрестоматия. — Москва-Ленинград, «Издательство Академии педагогических наук РСФСР», 1948 г.
  21. Вишневский В.В.. Дневники военных лет (1943, 1945 гг.) — М.: Советская Россия, 1974 г.
  22. С.Турдиев, Р.Седых, В.Эрихман, «Кактусы», издательство «Кайнар», Алма-Ата, 1974 год, 272 стр, издание второе, тираж 150 000.
  23. Юрий Ханон «Самые неожиданные растения», Москва, журнал «Цветоводство», №1 – 1995, стр. 32
  24. Станиславский К. С. Моя жизнь в искусстве. ― М.: Вагриус, 2006 г.
  25. Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  26. Николай Сладков. Зарубки на памяти. — М.: журнал «Звезда», №1, 2000 г.
  27. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  28. Виктор Екимовский «Автомонография». — второе. — М.: «Музиздат», 2008. — 480 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-904082-04-8
  29. М. Пришвин. «Зелёный шум». Сборник. — М., «Правда», 1983 г.
  30. Юрий Ханон Альфонс, которого не было. — СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2013. — 544 с.
  31. В.Г.Бенедиктов. Стихотворения. — Л.: Советский писатель, 1939 г. (Библиотека поэта. Большая серия)
  32. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  33. Хуан Рамон Хименес. Испанцы трёх миров: Избранная проза. Стихотворения. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2008.
  34. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Цвет // Русские народные пословицы и поговорки / составитель А. М. Жигулев. — М.: Московский рабочий, 1965. — С. 279.
  35. 1 2 3 4 5 6 7 8 Цвет: цветок // В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. — М.: Издание Общества любителей российской словесности, 1863—1866.
  36. В. И. Даль. Пословицы и поговорки русского народа [1853]. — М., 1862.

См. также[править]