Афроамериканцы

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Афроамерика́нцы (англ. African American, Afro-American) — жители США, имеющие полное или частичное происхождение от африканцев, принадлежавших к негроидной расе.

Цитаты[править]

  •  

Единственная собственно американская музыка — это музыка американских негров, если не считать совершенно незначительного вклада индейцев. <…>
Что касается рядового чернокожего художника, скромного, застенчивого, не имеющего никакой особой поддержки, то в мире, которому он нужен лишь в качестве слуги, он почти не имеет шансов преуспеть. Поэтому все достижения негритянской расы не более чем слабый намёк на то, что она способна создать как в Америке, так и во всём мире.[1]

 

The only real American music is that of the Negro American, except the meagre contribution of the Indian.. <…>
But the shrinking, modest, black artist without special encouragement had little or no chance in a world determined to make him a menial. So this sum of accomplishment is but an imperfect indication of what the Negro race is capable of in America and in the world.

  Уильям Дюбуа, «Вклад негра в литературу и искусство» (The Negro in Literature and Art), 1913
  •  

… в «стейк-хаусе» <…> меня потрясли размеры поданного мне бифштекса. Я многое видел в жизни. Но чтобы через всю тарелку, даже скорее блюдо, нагло раскинулся бифштекс! <…>
Сидевший за одним из столиков в зале негр, как и я, не доел точно такой же бифштекс.
В этот момент я понял — правы, ох, как правы, наши телекомментаторы, которые ежевечерне сообщают нам, что негры в Америке недоедают!

  Михаил Задорнов, «Возвращение (Путевые заметки якобы об Америке)», 1990

1960-е[править]

  •  

Негр, как его сначала изображали в прошлом, не существовал ни на суше, ни на море. Это редко бывал портрет человека, но только вместилище идеи, и идея эта была чисто романтической. По самой своей природе белые в своём превосходстве жаждали, чтобы негр был доволен «своим местом»; всегда хочется верить, что кто-то другой весел, довольствуясь «ровным счетом ничем». Поскольку негры из реальной жизни <…> не оправдывали возложенных на них ожиданий, белые писатели не преминули заселить свой «негритянский мир» неграми, которые, казалось, не ведали о невыносимости рабства и о том, что сохранившееся и в дальнейшем угнетение — сущий ад на земле. — перевод: М. Коренева, 1982

  Лорейн Хэнсберри, «Негр в американском театре» (The Negro in the American Theatre), 1960
  •  

«Если маленького, коричневого, кривоногого негра зовут Франклин Д. Рузвельт Джонс, то человек, впервые с ним столкнувшийся, может принять его за клоуна. Но с другой стороны, этот негр, может быть, просто большой шутник и выдумщик, который только и мечтает о том, как бы ввести вас в заблуждение комическим сочетанием своих имён, а вы, ошарашенные его именем, и не догадываетесь об этом. Так вы и попадаете впросак, ослеплённые образом Ф. Д. Р. — которого, как вы твёрдо знаете, немыслимо увидеть воочию, — и, придя в восторг от выпавшей вам удачи, вы даже поначалу не осознаёте, что вам предстоит увидеть всего лишь Джонса.[2]

 

A small brown bowlegged Negro with the name Franklin D. Roosevelt Jones might sound like a clown to someone who looks at him from the outside, but on the other hand he just might turn out to be a fireside operator. He might just lie back in all of that comic juxtaposition of names and manipulate you deaf, dumb and blind—and you not even suspecting it. because you're thrown out of stance by his name! There you are. so dazzled by the F.D.R. image—which you know you can't see—and so delighted with your own superior position that you don't realize that its Jones who must be confronted.

  Альберт Меррей, слова Ральфу Эллисону
  •  

Поскольку нам постоянно напоминают, что мы, негры, носим имена, некогда принадлежавшие тем, кто владел нашими предками — рабами, мы, особенно если мы собираемся стать писателями, стараемся придавать более чем обычное значение полузабытым и таинственным событиям, кровосмешениям, тайным бракам, деловым связям, случаям предательства, неповиновения и бунта: да, и всем тем оставшимся в безвестности любовным романам, которые и подарили нам наши имена.
Доказательством того, насколько серьёзным в эмоциональном плане является наше отношение к своим именам, может служить пример некогда популярного движения последователей Святого Отца, а в наши дни — движения «чёрных мусульман», которые, отрекаясь от своих имён, символически отрекаются от кровавого, жестокого и греховного прошлого их рода. Они заявляют о своём желании обрести новую индивидуальность, выработать новую систему поведения и уничтожить словесное свидетельство того сознательного нарушения кровной преемственности и законов межчеловеческих отношений, которое периодически совершалось их прародителями.[2]

 

When we are reminded so constantly that we bear, as Negroes, names originally possessed by those who owned our enslaved grandparents, we are apt, especially if we are potential writers, to be more than ordinarily concerned with the veiled and mysterious events, the fusions of blood, the furtive couplings, the business transactions, the violations of faith and loyalty, the assaults: yes, and the unrecognized and unrecognizable loves through which our names were handed down unto us.
So charged with emotion does this concern become for some of us, that we have, earlier, the example of the followers of Father Divine and, now, the Black Muslims, discarding their original names in rejection of the blood-stained, the brutal, the sinful images of the past. Thus they would declare new identities, would clarify a new program of intention and destroy the verbal evidence of a willed and ritualized discontinuity of blood and human intercourse.

  Ральф Эллисон, «Утаённое имя и трудная судьба» (Hidden Name and Complex Fate), 6 января 1964
  •  

— Разве вы не видите связи, — спросил Симпл, — между сбрасыванием атомных бомб на Японию и избиениями [негров] в штате Вирджиния?
— Прямой связи не вижу, — ответил я.
— Тогда вы не негр, — заметил Симпл.[3]

  Лэнгстон Хьюз, сб. «Дядя Сэм Симпла» (Simple's Uncle Sam), 1965
  •  

Негры больше не хотят равенства, они хотят превосходства, потому что действительно чувствуют своё превосходство, <…> которое влечёт их не к тому, чтобы стать равными в обществе белых, а к созданию своей собственной новой и современной цивилизации. В этом заключается истинная цель движения «Сила чёрных».[4]

  Норман Мейлер, «Сила чёрных» (Black Power)

1970-е[править]

  •  

Главная «оленья» проблема заключалась в следующем: теперь чёрные люди были не нужны белым — разве что белым гангстерам, которые продавали чёрным людям старые машины, и наркотики, и мебель. И несмотря ни на что, «олени» размножались. И везде было полно этих больших чёрных существ, и у многих из них был весьма строптивый характер. Каждый месяц им выдавали небольшое денежное пособие, чтобы им не приходилось воровать. Шёл разговор и о том, чтобы им и наркотики продавать по дешёвке, тогда они станут смирными и весёлыми и перестанут заниматься размножением.
В полицейском управлении Мидлэнд-Сити и в канцелярии шерифа Мидлэндского округа служили главным образом белые люди. У них там были десятки и сотни автоматов и двенадцатизарядные пулемёты на тот случай, если будет разрешена охота на «оленей». Это могло случиться довольно скоро.

 

The reindeer problem was essentially this: Nobody white had much use for black people anymore—except for the gangsters who sold the black people used cars and dope and furniture. Still, the reindeer went on reproducing. There were these useless, big black animals everywhere, and a lot of them had very bad dispositions. They were given small amounts of money every month, so they wouldn't have to steal. There was talk of giving them very cheap dope, too—to keep them listless and cheerful, and uninterested in reproduction.
The Midland City Police Department, and the Midland County Sheriffs Department, were composed mainly of white men. They had racks and racks of submachine guns and twelve-gauge automatic shotguns for an open season on reindeer, which was bound to come.

  Курт Воннегут, «Завтрак для чемпионов», 1973
  •  

индейцы редко добиваются успеха. Даже у негров и то больше возможностей. Во-первых, их по количеству гораздо больше, а во-вторых, они живут не на своей земле. Они появились здесь не по своей воле. Земля принадлежит индейцам, и многие чёрные готовы превратить её в пепел, если это им потребуется. — глава 18; перевод: Ф. А. Лурье[5]

  — Мел Эллис (Mel Ellis), «Индеец с тротуара» (Sidewalk Indian), 1974

Примечания[править]

  1. Перевод Г. Шейнмана // Писатели США о литературе. В двух томах. Т. 1 / cост. А. Николюкин. — М.: Прогресс, 1982. — С. 228, 232. — 25000 экз.
  2. 1 2 Ральф Эллисон. Утаенное имя и трудная судьба / перевод О. Алякринского // Писатели США о литературе. В 2 т. Т. 2. — М.: Прогресс, 1982. — С. 245-6. — 25000 экз.
  3. М. О. Мендельсон. Американская сатирическая проза XX века. — М.: Наука, 1972. — С. 250.
  4. Partisan Review, 1968, Spring, pp. 219-220.
  5. Индеец с тротуара [антология]. — М.: Молодая гвардия, 1983. — С. 75-76. — 100000 экз.