Ахернар

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Положение Ахернара в созвездии Эридан (см.внизу)

Ахерна́р (α Eri / α Эридана / Альфа Эридана) — ярчайшая звезда, расположенная в южной оконечности созвездия Эридана, девятая по яркости на всём ночном небе. Из десяти ярчайших звезд, Ахернар самая горячая и самая голубая. Звезда очень быстро вращается вокруг оси, из-за чего имеет сильно приплюснутую форму. Ахернар является двойной звездой.

Название происходит от арабского آخر النهر (ākhir an-nahr) — «конец реки» и скорее всего первоначально принадлежало звезде Тета Эридана, которая носит собственное имя Акамар идентичной этимологии.

Цитаты[править]

  •  

― Это недавно принятое сообщение с планеты ЦР519, ― я опускаю для краткости детальные координаты, ― их экспедиция в систему звезды Ахернар… Странным казалось расположение звезд, и самый опытный взгляд не мог бы узнать в них давно изученные светила. Пятна тускло светящегося газа, темные облака и, наконец, большие остывшие планеты, отражавшие свет чудовищно яркой звезды. Диаметром всего в три с половиной раза больше Солнца, Ахернар светился как двести восемьдесят солнц, будучи неописуемо яркой голубой звездой спектрального класса В5. Космический корабль, сделавший запись, удалился в сторону. Вероятно, прошли десятки лет пути.[1]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

А из глубины аметистового неба могучим потоком струились золотисто-зеленые лучи. Люди Земли замерли. Мвен Мас рылся в своей необъятной памяти, чтобы точно определить расположение зеленого светила. «Ахернар ― Альфа Эридана, высоко в южном небе, рядом с Туканом. Расстояние ― двадцать один парсек… Возвращение звездолета с тем же экипажем невозможно», ― быстро проносились острые мысли. Экран погас, и странен показался вид замкнутого зала, приспособленного для размышлений и совещаний жителей Земли.[1]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

Можно говорить о счастье, как о постоянной перемене труда и отдыха, трудностей и удовольствий. Долголетие человека расширило пределы его мира, и он устремился в космос. Борьба за новое ― вот настоящее счастье! Отсюда ― отправление звездолета на Ахернар даст человечеству больше непосредственной радости, чем две другие экспедиции, так как планеты зеленого солнца подарят новый мир нашим чувствам, а исследования физических явлений космоса, несмотря на все их значение, воспринимаются пока только в области разума. Борясь за возрастание суммы человеческого счастья, Академия Горя и Радости, вероятно, считала бы наиболее выгодной экспедицию на Ахернар, но если возможно осуществление всех трех, то что же может быть лучше![1]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

― Нет. Мой опыт звездоплавания еще более нужен, чтобы довести «Лебедя» до цели, туда, ― Эрг Hoop указал на светлое беззвездное небо, где ниже Малого Магелланова Облака, под Туканом и Водяной Змеей, должен был гореть яркий Ахернар, ― довести по пути, не пройденному еще ни одним кораблем Земли или Кольца! С последним словом Эрга Ноора за его спиной вспыхнул край выдвинувшегося солнца, лучи которого смели всю таинственность белой зари. Четверо друзей подошли к морю.[1]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

Большая звезда стояла в высоте ― это удалялся «Лебедь». Люди медленно побрели к электробусам, оглядываясь то на небо, то на место отлета, сделавшееся вдруг поразительно безжизненным, точно здесь возродилась хаммада Эль Хомра ― ужас и бедствие путников прошлых времен. В южной стороне горизонта загорелись знакомые звезды. Все взгляды обратились туда, где поднялся голубой и яркий Ахернар. Там, у этой звезды, окажется «Лебедь» после восьмидесяти четырех лет пути со скоростью девятьсот миллионов километров в час. Для нас восемьдесят четыре, для «Лебедя» ― сорок семь лет. Может быть, там они создадут новый мир, тоже красивый и радостный, под зелеными лучами циркониевой звезды.[1]

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

И все же передачи из далеких и странных миров, несмотря на свою необычайность, мало интересовали тормансиан. Зато их бесконечно волновали стереофильмы о землянах на других планетах, например, недавно заселенной планете Зеленого Солнца в системе Ахернара.[2]

  Иван Ефремов, «Час Быка» (1969)
  •  

Мощные биологические институты обеих планет сосредоточили свои усилия на преодолении неожиданного препятствия. Никто не сомневался, что трудная задача будет скоро разрешена и слияние двух человечеств, совершенно сходных, но разных по происхождению, станет полным, тем самым бесконечно увеличивая сроки существования человека Земли как вида. Люди, переселившиеся на планету Зеленого Солнца, прожили там еще немного веков, но от радиации светила приобрели сиреневую кожу и внешне отличались от бронзово-смуглых землян гораздо больше, чем последние от желтых обитателей Ян-Ях. Но весь строй жизни пионеров земного человечества на Ахернаре ничем не разнился от их родины, что давало тормансианам уверенность в их собственном союзе с могущественной Землей.[2]

  Иван Ефремов, «Час Быка» (1969)
  •  

Мвен Мас украдкой вздохнул. Тут он ничем не мог помочь коллеге и другу. Нормы распределения все урезались. Официально это никак не объяснялось, поскольку официально это никак и не отмечалось, но, судя по разговорам, все ресурсы направлялись сейчас на реализацию программы освоения прекрасной планеты зеленого солнца Ахернар, проведенную через Мировой Совет великим Эргом Ноором несколько лет назад. У входа в блиндаж Рен Боз резко остановился, и задумавшийся Мвен Мас едва не налетел на него сзади.[3]

  Вячеслав Рыбаков, «Прощание славянки с мечтой» (1991)

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 И.А.Ефремов. «Туманность Андромеды». — АСТ, 2015 г.
  2. 2,0 2,1 И.А.Ефремов. «Час Быка». — АСТ, 2015 г.
  3. В.М.Рыбаков. «Прощание славянки с мечтой» (траурный марш в двух частях), светлой памяти Ивана Антоновича Ефремова. — М.: 1991 г.

См. также[править]