Вега

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Вега (звезда)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вега

Ве́га — самая яркая звезда в созвездии Лиры, пятая по яркости звезда ночного неба и вторая (после Арктура) — в Северном полушарии, третья по яркости звезда (после Сириуса и Арктура), которая может наблюдаться на территории России. Вега находится на расстоянии 25,3 светового года от Солнца и является одной из ярчайших звёзд в его окрестностях.

Вместе со звёздами Альтаир и Денеб Вега образует так называемый «летне-осенний треугольник», который отчётливо заметен в Северном полушарии в летние и осенние месяцы.

Цитаты[править]

  •  

Я вскарабкался на обрыв, перепрыгнул несколько раз через ручей, прошел при всех, цепляясь за доски, под струями мельничного колеса, а потом, когда вместе с закатом солнца все пошли домой, я остался сидеть и мечтать один на берегу широкой запруды. Мало-помалу догорала алая заря, и засветился, как бледная точка, на западе неба всегдашний желтоватый Арктур, а почти прямо над моей головой засияла красавица наших летних ночей серебристая Вега.[1]

  Николай Морозов, «Захолустье», 1912
  •  

― Прямо над домом, вон там, ― сказал Христофоров, указывая рукой, ― голубая звезда Вега, альфа созвездия Лиры. Она идет к закату.
― Помните, ― произнесла Машура, ― ту ночь, под Звенигородом, когда мы смотрели тоже на эту звезду и вы сказали, что она ваша, но почему ваша ― не ответили.
― Я тогда не мог ответить, ― сказал Христофоров, ― еще не мог ответить.
― А теперь?
― Теперь, ― выговорил он тихо, ― время уже другое. Я могу вам сказать. Он помолчал. ― У меня есть вера, быть может, и странная для другого: что эта звезда ― моя звезда-покровительница. Я под нею родился. Я ее знаю и люблю. Когда ее вижу, то покоен. Я замечаю ее первой, лишь взгляну на небо. Для меня она ― красота, истина, божество. Кроме того, она женщина. И посылает мне свет любви. Машура закрыла глаза.
― Вот что! Я так и думала.
― В вас, ― продолжал Христофоров, ― часть ее сиянья. Потому вы мне родная. Потому я это и говорю. ― Погодите, ― сказала Машура, все не открывая глаз, и взяла его за руку. ― Помолчите минуту... именно надо помолчать, я сейчас.[2]

  Борис Зайцев, «Голубая звезда» (1918)
  •  

Когда тянет оттуда, воздух чудесный. Все это знаю, ценю, нового нет. Но вот подымаю голову: высоко, прямо над головой, она, да, сомнения нет. Голубая звезда ― Вега. Я и раньше по вечерам видел ее, но уверен не был ― сквозь городскую муть мелких звезд ее созвездия не различить. А теперь ясно: это она ведет золотой параллелограмм, четыре как бы сестрицы и еще одна сбоку, все вместе Лира, шестизначное созвездие. Его альфа есть голубая звезда, первой величины. Молодость неба, небесная дева Вега. Она ближе других и моложе, ее свет в меньшее время до нас доходит и он нежно-голубоват, в нем мир и успокоение. Я видел ее в России, в счастии и беде сквозь ветви притыкинских лип и из колодца двора Лубянки. Видел ее в Провансе, близ пустынного монастыря Торонэ, где в лесу сохранилась тропинка, по которой св. Бернард ездил на осле в аббатство. В Париже я ее потерял. Но вот в глухой утренний час она явилась мне вновь над Булонью. Молчание Вскоре после войны, в Страстную Пятницу, появилась на стене нашего кладбища, прямо на улицу, огромная надпись углем: ― Silеnсе! Christ est mort. Удивительно... — Молчание! Христос умер. Удивительно.

  Борис Зайцев, «Звезда над Булонью» (1955)
  •  

Целью была большая планетарная система голубой звезды Веги, или Альфы Лиры. Сколько человеческих глаз в бесчисленных поколениях любовались этой яркой синей звездой северного неба! Вега отстоит на восемь парсек, или на тридцать один год пути по независимому времени, и люди еще не отдалялись от нашего Солнца на такие расстояния.

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

― Много тысячелетий миллионы людей Земли смотрели на Вегу. В летние ночи Севера все молодые, любившие и мечтавшие, обращали взоры на небо. Летом Вега, яркая и синяя, стоит почти в зените ― разве можно было не любоваться ею? Уже тысячи лет назад люди знали довольно много о звездах. По странному направлению мысли они не подозревали, что планеты образовывались почти у каждой медленно вращавшейся звезды с сильным магнитным полем, подобно спутникам, имеющимся почти у каждой планеты. Они не знали об этом законе, но мечтали о собратьях на других мирах и прежде всего на Веге ― синем солнце. Я помню переводы красивых стихов о полубожественных людях с синей звезды с какого-то из древних языков.
― Я мечтал о Веге после сообщения «Паруса», ― повернулся к Эону Талу начальник.
― Теперь ясно, что тысячелетняя тяга к дальним и прекрасным мирам закрыла глаза и мне и множеству мудрых и серьезных людей.
― Как вы теперь расшифруете сообщение «Паруса»?
― Просто. «Четыре планеты Веги совершенно безжизненны. Ничего нет прекраснее нашей Земли. Какое счастье будет вернуться!» ― Вы правы!

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

Нашу Землю мы можем с полным правом сравнить с огромным космическим кораблем, летящим в просторах Вселенной по уже давно вычисленной траектории. Со скоростью около двадцати километров в секунду мы летим по направлению к звезде Вега созвездия Лиры. Путь Земли напоминает бесконечный штопор. Каждый день она приближается к своей путеводной звезде больше чем на миллион километров. Но Вега по-прежнему ― как и тысячи лет назад ― очень далека от нас.[3]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

Независимо посвистывая, подошёл к окну. Лес спал, закрылись цветы. Из-под смутных седых деревьев выползал туман, паря над самой травой тонкими призрачными слоями. Лесная тишина стала мягкой и влажной, и такой чистой, что, кажется, было слышно, как звёзды Летнего Треугольника ― Вега, Денеб, Альтаир ― с беззвучным звоном проклёвываются в синеве.

  Вячеслав Рыбаков, «Своё оружие» (1987)

В поэзии[править]

  •  

Спиною чувствуя прохладу старых плит,
Прилечь на лестнице и вглядываться в небо,
Где Веги пламена и нежный огнь Денеба
Светло проплавили индиговый зенит.

  Георгий Шенгели, «Так хорошо уйти от голосов людей...», 1917
  •  

Окрай небес ― звезда омега,
Весь в искрах, Сириус цветной.
Над головой ― немая Вега
Из царства сумрака и снега
Оледенела над землей...[4]

  Александр Блок, «Окрай небес — звезда омега...», 1899
  •  

Наш корабль
единственного бега
шел встречать
Америку веков,
и дрожала
искристая Вега
компасом
на мировой рекорд.[5]

  Николай Асеев, «Дуло — это самый свежий довод...», 1924
  •  

Так лучистая Звезда Скитаний,
Моя лазурная Вега
Остановится над куполом дома
И молодыми соснами,
Дружелюбным лучом указуя
Место упокоения.[6]

  Даниил Андреев, «Так лучистая Звезда Скитаний...» (из цикла «Устье жизни», 1950)
  •  

В теченье бессонных часов,
в великом безмолвии мира,
мне слышится хор голосов:
то ― Вега, то ― Дева, то ― Лира.[5]

  Николай Асеев, «Небо» (1959)

Источники[править]

  1. Н.А.Морозов. «Повести моей жизни». — М.: Наука, 1965 г.
  2. Б.К.Зайцев. «Белый свет». Проза. ― М.: Художественная литература, 1990 г.
  3. В.А.Мезенцев «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 2, книга 3. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  4. А.А.Блок. Собрание сочинений в восьми томах. — М.: ГИХЛ, 1960-1963 гг.
  5. 5,0 5,1 Н. Н. Асеев. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1967 г.
  6. Д.Л.Андреев. Собрание сочинений. — М.: «Русский путь», 2006 г.

См. также[править]