Виктор Алексеевич Вазюлин

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Виктор Вазюлин
Victor Alekseyevich Vaziulin.jpg
Виктор Вазюлин (1989 год)
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии

Ви́ктор Алексе́евич Вазю́лин (30 августа 1932 — 8 января 2012) — советский философ, специалист в области диалектической логики и марксистской теории познания, доктор философских наук, профессор, создатель и руководитель Международной логико-исторической школы.

Общее направление исследований Вазюлина — теория и логика «Капитала» Карла Маркса. На протяжении всей своей сознательной жизни Вазюлин оставался убеждённым коммунистом. По воспоминаниям современников, он тяжело переживал распад Советского Союза, однако крушение империи не повлияло на его научные и идеологические взгляды.

Цитаты из научных работ[править]

  •  

Разрешение противоречия и есть его существование. Разрешенное противоречие не есть действительное противоречие, оно не существует. Собственно противоречие существует лишь в движении, в изменении, в процессе. Остановка движения, изменения процесса уничтожает противоречие. Рассмотрение неизменного предмета, результата, а не процесса не позволяет обнаружить собственно противоречие.[1]:167

  — «Логика Капитала», 1967
  •  

С позиций К. Маркса и действительного, а не мнимого марксизма, человек есть высшая ценность для человека и главная стратегическая задача — создание общества, в котором люди свободно соединились бы в обществе, относясь каждый к каждому не как к средству, а как к цели.
Такое общество в определенном отношении противоположно буржуазному, рыночному обществу изолированных, эгоистических индивидов, каждый из которых относится к себе как к цели, а к другим как к средству.
К. Маркс предпринял гигантские усилия для осознания реальных путей, способов, средств и т. д. достижения собственно человеческого общества, подлинно человеческих отношений. <...>
К. Маркс не просто фиксирует движение товаров и денег, а вскрывает его противоречия, которые ведут в глубь рыночного общества, в сферу производства товаров, и открывает, что в основе видимого рая прирожденных прав человека: равенства, свободы, частной собственности — лежит скрытый ад капиталистического производства, где царит неравенство и несвобода, где частная собственность обнаруживает себя как созданная главным образом не самими собственниками, а людьми, лишенными ее. Прикрытие этой наготы «рыночного общества» распределением фиговых листков-акций среди наемных работников лишь прикрывает, но не устраняет их положение в качестве наемных работников.[2]

  — «Проблема достоинства человека в трудах К. Маркса и ее парадоксы», 1994
  •  

Коммунизм как итог развития есть отрицание отрицания предшествующей истории. Коммунизм — это новый тип развития человечества, который сам, видимо, будет иметь различные стадии развития. Только коммунистически, только подлинно объединившись, человечество будет в силах окончательно устранять угрозу своего военного истребления, а также опасность вымирания от побочного действия производства. Только на коммунистической основе оно сможет разумно направлять развитие индивидов (в том числе усовершенствовать их биологическую природу) и общества в целом, преобразовывать в соответствии со своими потребностями Землю и околоземное пространство, вполне перейти к космической цивилизации, сохранив Землю как Мекку космического туризма.
Альтернатива, вытекающая из закономерного хода истории, такова: либо гибель человечества, либо в конечном счете подлинное, т. е. коммунистическое, объединение человечества и сознательное управление социальными силами, достигшими или достигающими убийственной мощи.[3]

  — «Неизбежность коммунизма», 2000
  •  

Изменения произошли коренные, а марксизм остался на прежнем уровне. Между тем марксизм требует ряда фундаментальных изменений. Это не значит, что марксизм надо отвергнуть. Нет такой дилеммы – либо всё принять в марксизме, либо всё отвергнуть. Якобы марксизм – это теория 19 века. Ничего подобного. Если марксизм был научной теорией, то он полностью отвергнут быть не может. Он может быть только «снят». То есть он должен быть преобразован с восприятием, пониманием, учётом того, что в нём сохранилось, сохраняется и будет ещё длительное время сохраняться. А некоторые идеи марксизма, если их рассмотреть поближе, показывают, что их значение сохранится и не на один век. Поэтому в настоящее время, для того чтобы коммунистические партии могли создать действительно современные программы, соответствующие современному уровню развития человечества, и нашей страны в частности, необходимо поднять марксизм на новую ступень.
Ныне не многие понимают и разделяют такую позицию. Действительно, в настоящее время рассчитывать на то, что многие это поймут, не приходится. Идеи К. Маркса ведь тоже пробивали себе дорогу не сразу.[4]

  — «Еще раз о диалектическом снятии марксизма», 2006
  •  

В Советском Союзе будто бы процветал марксизм, а на самом деле, в немалой степени это была буржуазная идеология. Так, у нас были кафедры атеизма. Что такое атеизм? Атеизм был выдвинут как одна из основных идей поднимавшейся буржуазии в борьбе против феодализма. Атеизм ведь отнюдь не собственно марксистский подход к религии. Это был подход, сохранявшей ещё революционный антифеодальный потенциал буржуазии, — отрицание религиозного господства, отрицание господства духовенства в политической и духовной жизни. Марксистский подход к религии существенно иной. Его наметил К. Маркс в «Тезисах о Фейербахе»: недостаточно свести «небесную семью» к её земной основе, как это сделал Фейербах. Надо показать, – писал К. Маркс в «Тезисах о Фейербахе», — «саморазорванность земной основы» и вывести из нее «небесную семью». Саму основу надо показать, саму основу надо
преобразовывать. Из земной основы выводить религиозные представления, религиозные убеждения, чувства и т.д. Кафедры атеизма если и изучали, то совершенно не достаточно эту «саморазорванную земную основу», «самопротиворечивость земной основы религии», возможность её преодоления. Атеизм, скорее, сводился
к просветительству.
По сути, ранний социализм, как первое отрицание капитализма, в немалой степени воспроизводил буржуазные формы сознания, буржуазные подходы и т.п. Идейный исток этого в известном смысле был уже у К. Маркса. Отмеченные выше идеи К. Маркса, высказанные им в «Тезисах о Фейербахе», не получили достаточного развития в его трудах. В конечном счёте, это произошло под влиянием эпохи преимущественно отрицания капитализма.[4]

  — «Еще раз о диалектическом снятии марксизма», 2006

Цитаты автобиографичесчкие[править]

  •  

На третьем курсе философского факультета я пришёл к кризису из-за априорности, пустой, бессодержательной, поверхностной априорности содержания учебников и другой советской философской марксистской послевоенной литературы, в том числе и очень популярного учебника, так называемой «Серой лошади». Философия в этом учебнике представала как игрушка, как искусство для искусства. Но не как средство преобразования общества. Авторы этого учебника наполняли головы сведениями разного рода, а зачем наполняли — непонятно. К этой же категории авторов можно отнести и Т. И. Ойзермана. Когда он нам читал спецкурс по классической немецкой философии, то это был пересказ, поверхностный пересказ работ классиков немецкой классической философии. У меня возник кризис, и я начал читать (это было уже на четвёртом курсе) диссертации, которые тогда на философском факультете каждому студенту по читательскому билету были легко доступны. Как раз в то время диссертацию написал Э. В. Ильенков. Диссертация лежала в библиотеке факультета. Очень интересная диссертация была подготовлена А. Л. Субботиным. Определённый ажиотаж вызвала диссертация А. А. Зиновьева. На меня эта работа произвела впечатление пустой. А вот что касается Э. В. Ильенкова, то он будил мысль, это была единственная работа, в которой ощущалась живая мысль, в которой ощущалось, что человек думает над реальными проблемами. Вот после этого я занялся «Капиталом», детально изучал и диплом посвятил простейшим отношениям в первом отделе I тома, а главным образом — в первой главе «Капитала».[5]

  — «О необходимости диалектического снятия классической исторической формы марксизма», 2005
  •  

Ещё тогда, когда Ильенков был аспирантом и начал вести спецкурс, и мы, пятикурсники (в числе их были В. А. Лекторский, Г. С. Батищев, нас было меньше семи человек), пришли на спецкурс, у меня возник вопрос по поводу высказывания К. Маркса о том, что единственно правильным в научном отношении методом является метод движения от простейших отношений к сложным, то есть метод восхождения от абстрактного к конкретному.[5]

  — «О необходимости диалектического снятия классической исторической формы марксизма», 2005

Цитаты о Вазюлине[править]

  •  

Как показывает Виктор Алексеевич <Вазюлин>, завершается определенный цикл в развитии человечества, завершается эпоха так называемого раннего социализма. Раннего не в том смысле, что большевикам не надо было брать власть в 1917 году, а в том, что хотя условия для победы над капитализмом в слабом звене тогда наличествовали, но условий для положительного строительства нового общества было явно недостаточно.[6]

  — проф. Димитриос Пателис, из интервью, 2005
  •  

Почему же книга В. А. Вазюлина не отзвенела сенсацией? Ведь именно в тот период, в шестидесятые семидесятые годы, как никогда раньше, впрочем, и как никогда позже, не был так велик интерес обществоведов к классическому труду марксизма. <…> [К началу 60-х гг.] назрел кризис советского марксистского обществоведения: официально провозглашенная доктрина ничем не могла помочь в познании существовавшей реальности. Глубокий исследовательский интерес был вытеснен формализмом и доктринерством. В этих условиях «Логика…» В. А. Вазюлина ученым миром была воспринята как ещё одна абстрактно-схоластическая попытка порассуждать на излюбленную, а с течением времени и изрядно поднадоевшую тему, да ещё с помощью темного, «гегельянского» языка. Те же представители ученого мира, которые чувствовали, что книга В. А. Вазюлина есть нечто большее, чем ещё одна абстрактно-субъектная схема, но не осознавая, что же такое это «нечто», доброжелательно «советовали» автору продолжать разрабатывать её таким образом, чтобы «гегельянский» язык заменить современной общедоступной лексикой.[источник?]

  — В. Г. Голобоков
  •  

Впервые в развитом виде внутренняя связь категорий диалектического мышления «Капитала» как мышления о конкретном развивающемся предмете выявлена в работе В.А. Вазюлина «Логика Капитала К. Маркса», первое издание которой вышло в свет в 1968 году.
В этом произведении осуществлено отображение в наиболее чистом виде логики мышления целой конкретной науки — политэкономии капитализма. Но такое отображение представляет собой одновременно и систематическое изображение науки о мышлении — диалектической логики, исходя из её внутренних связей. <...>
В работе В. А. Вазюлина мы вновь наблюдаем возвращение к исследованию мышления, но мышления, не оторванного от развития отображаемого предмета, а мышления конкретного научного исследования, каковым является «Капитал» Маркса.

  — Г. С. Виноградов, 2012

Источники[править]

  1. Вазюлин В. А. Логика «Капитала». — М. : Изд-во МГУ, 1968 г. — 295 с.
  2. Вазюлин В. А. Проблема достоинства человека в трудах К. Маркса и ее парадоксы // Этика прав человека: Материалы международной конференции. Тула, 1994. С. 60-64.
  3. В. Вазюлин «Неизбежность коммунизма» (публицистическая статья) на ресурсе ilhs.narod.ru, 2000 г.
  4. 4,0 4,1 Вазюлин В. А. — М.: Марксизм и современность. 2006 № 1–2. стр.17-19
  5. 5,0 5,1 Вазюлин, В. А. О необходимости диалектического снятия классической исторической формы марксизма. — Марксизм и современность. — 2005. — С. 99—107.
  6. «Экономическая и Философская газета» № 20 от 2005 г.

Ссылки[править]

См. также[править]