Виктор Сергеевич Розов

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ви́ктор Серге́евич Ро́зов (1913—2004) — русский советский драматург. Лауреат Государственной премии СССР (1967). Автор более 20 пьес и 6 киносценариев, в том числе пьесы «Вечно живые» и на её основе — сценария фильма «Летят журавли». Академик Российской академии словесности. Был президентом Российской Академии театрального искусства и членом Союза писателей.

Цитаты[править]

  •  

 Марки не только знак почтовой оплаты — послюнявил, наклеил и выбросил. Марки — история почты, история культуры страны. — [1]

  •  

Человек, ставший серьёзным, подлинным коллекционером, способен даже на научное открытие.

Из книги «Удивление перед жизнью»[править]

  •  

А я уже подросток и юноша. Мне много надо было хлеба, а где взять? Щи из воблы ― не так уж калорийно. Чечевица без масла. А я в это время на фабрике в три смены, на текстильной, «Искра Октября».[2]

  •  

Нельзя же объяснить запах левкоя или гвозди́ки или вкус яблока. У одного автора это творческое воображение может быть развито очень сильно и доминировать в его работе, возникать буквально из ничего, у другого требует твёрдой жизненной опоры и отталкивается от чего-либо замеченного в реальности.

  •  

Кроме того, как я сказал, идут годы странствий, и я совсем не исключаю, что Эфрос поставит спектакль среди самой натуральной обстановки, и будет гореть керосиновая лампа и в зал доноситься запах керосина и горелого фитиля, а на подоконниках стоять живые фикусы, герань и цвести амариллисы. Я только мечтаю дожить до этого, потому что я очень люблю занавес в театре. Когда я вхожу в зал и занавес открыт (впервые я увидел это в театре Мейерхольда сорок с гаком лет тому назад), я испытываю какое-то чувство стыдливости. Но я с удовольствием смотрю спектакли и без занавеса...[2]

  •  

Должен признаться, у меня и сейчас в Москве много цветов. Увлекаюсь амариллисами, но есть и другие, в том числе герань. Когда-то какой-то глупый человек назвал герань символом мещанства. Видимо, это был очень рациональный человек. Ну как цветок может быть символом мещанства?[2]

  •  

А в вольерах стояли безработный (его почему-то не взяли на гастроли), неподвижный, будто отлитый из чугуна, прекрасный и таинственный огромный бегемот и добрый слон. Слон был действительно добрый, так как всегда выручал своего сторожа-кормильца. Сторож тот, когда был сильно пьян, шёл не домой, а к слону, и нередко, не доходя до него, падал в бесчувствии. Тогда слон подтягивал своим нежным хоботом друга к себе, клал его у ног и никого не допускал к нему до тех пор, пока тот не протрезвлялся и не уходил сам. Не давал друга в обиду! Ни жене, ни милиции![2]

Источники[править]

  1. Розов В. С. Собрание сочинений. Т. 3: Инсценировки; Мысли о прочувствованном и пережитом: Публикации в периодических изданиях. / Составитель Ю. Голубицкий. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 510 с. ISBN 5-224-03114-1 — С. 272.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 В.С.Розов. «Удивление перед жизнью». — М.: Вагриус, 2000 г.