Винсент Ван Гог

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Винсент ван Гог»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Винсент Ван Гог
Autoportrait de Vincent van Gogh.JPG
Автопортрет (1889 г.)
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Винсе́нт Ви́ллем Ван Гог (нидерл. Vincent van Gogh; 1853—1890) — нидерландский художник-постимпрессионист.

Цитаты[править]

  •  

Кончается ли всё со смертью, нет ли после нее еще чего то? Быть может, для художника расстаться с жизнью вовсе не самое трудное? Мне, разумеется, обо всём этом ничего не известно, но всякий раз, когда я вижу звёзды, я начинаю мечтать так же непроизвольно, как я мечтаю, глядя на чёрные точки, которыми на географической карте обозначены города и деревни. Почему, спрашиваю я себя, светлые точки на небосклоне должны быть менее доступны для нас, чем черные точки на карте Франции? Подобно тому, как нас везет поезд, когда мы едем в Руан или Тараскон, смерть уносит нас к звёздам. Впрочем, в этом рассуждении бесспорно лишь одно: пока мы живём, мы не можем отправиться на звезду, равно как, умерев, не можем сесть в поезд. Вполне вероятно, что холера, сифилис, чахотка, рак — не что иное, как небесные средства передвижения, играющие ту же роль, что пароходы, омнибусы и поезда на земле. А естественная смерть от старости равнозначна пешему способу передвижения.

  — из письма к брату Тео, Арль, 1888 год
  •  

Я отнюдь не собираюсь отрицать пользу брака, особенно когда он уже заключен и человек спокойно начинает жить своим домом. Но в нашем цивилизованном мире он сопряжен с такими похоронно-унылыми поздравлениями и церемониями, на которых настаивают семьи жениха и невесты (не говорю уже о необходимости посетить безотрадные, как аптека, учреждения, где восседают допотопные гражданские и духовные власти), что тебе поневоле становится жаль беднягу, вынужденного запастись необходимыми бумагами и отправиться в места, где его с жестокостью, превосходящей свирепость самых кровожадных людоедов, поджаривают до женатого состояния на медленном огне вышеназванных погребально-унылых церемоний. — Письмо к Полю Синьяку (Википедия)[1]

  — из письма к Полю Синьяку, начало апреля 1889

Без источников[править]

  • Говорить за нас должны наши полотна. Мы создали их, и они существуют, и это самое главное.
  • Если даже мне удастся в жизни поднять голову чуть повыше, я всё равно буду делать то же самое — пить с первым встречным и тут же его писать.
  • Живопись всё равно, что слишком дорогая любовница: с ней ничего не сделаешь без денег, а денег вечно не хватает.
  • Жизнь без любви я считаю греховным и безнравственным состоянием.
  • Кто же из людей нормален? Быть может, вышибалы публичных домов — они ведь всегда правы?
  • Кто страдает желудком, у того нет свободы воли.
  • Любопытно всё-таки, до чего плохо в материальном отношении живется всем художникам — поэтам, музыкантам, живописцам, даже самым удачливым. Всё это поднимает вечный вопрос: вся ли человеческая жизнь открыта нам? А вдруг нам известна лишь та её половина, которая заканчивается смертью.
  • Люди на юге хорошие, даже у священника вид порядочного человека.
  • Нам было бы гораздо полезнее не устраивать грандиозных выставок, а обратиться к народу и трудиться во имя того, чтобы в каждом доме висели картины или репродукции.
  • Наша земная жизнь похожа на поездку по железной дороге. Едешь быстро и не видишь ни того, что впереди, ни — главное — локомотива.
  • О Боге нельзя судить по созданному им миру: это всего лишь неудачный этюд.
  • Равнодушие к живописи — явление всеобщее и непреходящее.
  • Только опыт и незаметный каждодневный труд делают художника зрелым и дают возможность создать что-то более верное и законченное.
  • Трудно познать самого себя. Однако написать самого себя не легче.
  • Физической красотой обладают и звери, может быть даже в большей степени, чем люди, но души, живущей в людях, которых пишут Израэльс, Милле или Фрер, звери не имеют, а разве жизнь дана нам не затем, чтобы мы обладали богатой душой, даже если при этом страдает наша внешность?
  • Человек приходит в мир не для того, чтобы прожить жизнь счастливо, даже не для того, чтобы прожить её честно. Он приходит в мир для того, чтобы создать нечто великое для всего общества, для того, чтобы достичь душевной высоты и подняться над пошлостью существования почти всех своих собратьев.
  • Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины рассудка.
  • Я перестаю бояться безумия, когда вижу вблизи тех, кто поражён им.
  • Я считаю, что художник — счастливец: он находится в гармонии с природой всякий раз, когда ему в какой-то мере удаётся выразить то, что он видит.

Цитаты о Ван Гоге[править]

  •  

Какая тишина! Как трогателен Ван Гог, когда он пишет своему брату, торговцу красками, насчет того, что и он, брат, мог бы научиться живописи ― не такая уж это, в конце концов, трудная штука! Здесь и отказ от взгляда на себя как на нечто необыкновенное, и извинение за свой, как может показаться почти каждому, легкий хлеб. Так же трогательно восхищение его художниками, от которых теперь не осталось даже имени. Какие-то современные ему голландские художники, которых он считал гораздо выше себя, сравниться с которыми для него было бы пределом мечтаний[2]

  Юрий Олеша, «Цепь», 1929
  •  

Известно, например, что морской скат оглушает свою добычу весьма сильным электрическим ударом (до 80 вольт). Было известно, что и люди являются носителями некой электрической энергии. Знаменитый художник Ван Гог в своем письме пишет о Гогене: «Зачастую наши беседы оживлялись исключительно сильным электрическим флюидом. Иногда же мы кончали беседу с усталыми головами, как электрические батареи после разрядки».[3]

  Михаил Зощенко, «Перед восходом солнца», 1943

Источники[править]

  1. Винсент Ван Гог. Письмо к Полю Синьяку, начало апреля 1889 // Письма к друзьям. — М.—Л.: Искусство, 1966. — С. 288.
  2. Олеша Ю.К. «Заговор чувств». — СПб.: Кристалл, 1999 г.
  3. Зощенко М.М. «Перед восходом солнца». — М.: Вагриус, 2004 г.