Евгений Иванович Замятин

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Евгений Иванович Замятин
Zamjatin.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Евгений Иванович Замятин (1884—1937) — русский писатель. Самое известное произведение — роман-антиутопия «Мы» (1920).

Цитаты из прозы[править]

  • … я прошу разрешить мне вместе с женой, временно, хотя бы на один год, выехать за границу — с тем, чтобы я мог вернуться назад, как только у нас станет возможно служить в литературе большим идеям[1] без прислуживания маленьким людям, как только у нас хоть отчасти изменится взгляд на роль художника слова. А это время, я уверен, уже близко, потому что вслед за успешным созданием материальной базы неминуемо встанет вопрос о создании надстройки — искусства и литературы, которые действительно были бы достойны революции. (письмо письмо И. В. Сталину, 1929)
  • Футуристы умерли. Футуристов больше нет: есть презентисты. (ст. «Презентисты»)
  • Единственное оружие, достойное человека — завтрашнего человека — это слово. (ст. «Завтра»)
  • Умирает человек. Гордый homo erectus становится на четвереньки, обрастает клыками и шерстью, в человеке — побеждает зверь. (ст. «Завтра»)
  • Время крикнуть: человек человеку — брат! (ст. «Завтра»)
  • Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое. (ст. «Я боюсь»)
  •  

Не хотите ли, милёночек, покушать? Вот, равиоли есть, пррев-вос-ходные! Сам, неженчик мой, стряпал: им, паршивцам, разве можно доверить? Равиоли вещь тонкая, из таких всё деликатностей: мозги из костей, пармезанец опять же, сельдерей молоденький ― ни-и-как не старше июльского… Не откажи, голубёночек.[2]

  — «На куличках», 1913
  • Когда мои дети выходят на улицу дурно одетыми - мне за них обидно; когда мальчишки швыряют в них камнями из-за угла - мне больно; когда лекарь подходит к ним с щипцами или ножом - мне кажется лучше бы резали меня самого.
  • Мои дети - мои книги; других у меня нет. (ст. «Для сборника о книге»; 23 декабря 1928)
  • Есть книги такого же химического состава, как динамит. Разница лишь в том, что один кусок динамита взрывается один раз, а одна книга - тысячи раз. (ст. «Для сборника о книге»; 23 декабря 1928)
  • Человек перестал быть обезьяной, победил обезьяну в тот день, когда написана была первая книга. Обезьяна не забыла этого до сих пор: попробуйте, дайте ей книгу - она сейчас же её испортит, изорвёт, изгадит. (ст. «Для сборника о книге»; 23 декабря 1928)

Цитаты о себе[править]

  •  

Вы всё-таки непременно хотите от меня автобиографию. Но ведь вам придется ограничиться только наружным осмотром и разве слегка взглянуть в полутёмные окна: внутрь я редко кого зову. А снаружи вы увидите немного.
Вы увидите очень одинокого, без сверстников, ребёнка на диване, животом вниз, над книгой — или под роялью, а на рояли играет мать Шопена. Два шага от Шопена — и уездное — окна с геранью, посреди улицы — поросёнок привязан к колышку и трепыхаются куры в пыли. Если хотите географии — вот она: Лебедянь, самая разрусская — тамбовская, о какой писали Толстой и Тургенев...[3]

  — «Автобиография», 1920

Цитаты о Замятине[править]

  •  

3амятин — блестящий стилист, оказавший сильное влияние на многих русских писателей. Он писал в стиле «орнаментальной прозы» А. Ремизова, доведя её до сатирического, часто гротескного сюрреализма, который называл неореализмом. В стремлении 3амятина к ясным повествовательным структурам и математическим метафорам сказывается его инженерное образование.

  Вольфганг Казак, «Лексикон русской литературы XX века»

{{Q|Не будь в то время в Петербурге Замятина, его пришлось бы выдумать. Замятин и Гумилёв ― почти ровесники. Первый родился в 1885 году, второй годом позже. Революция застала того и другого за границей. Гумилев был командирован в Париж с поручениями военного характера, Замятин ― в Англию, наблюдать за постройкой ледокола «Александр Невский» (впоследствии «Ленин»). Оба [[осень]ю 1917 года вернулись в Россию. Есть что-то общее в их обликах, в их отношении к литературе. Гумилев был человеком редкой дисциплины, сосредоточенной воли, выдержки. Теми же качествами привлекателен характер Замятина. Каждый из них алгеброй гармонию проверил. Тот и другой твердо знали, что мастерство достигается упорной работой». Для меня же Замятин, это, прежде всего, ― замятинская улыбка, постоянная, нестираемая. Он улыбался даже в самые тяжелые моменты своей жизни. Приветливость его была неизменной. Счастливый месяц летнего отдыха я провел с ним в 1921 году, в глухой деревушке, на берегу Шексны.[4]|Автор=Юрий Анненков, «Дневник моих встреч», 1966}}

Статьи о произведениях[править]

Примечания[править]

  1. Скорее всего, отсюда происходит термин «литература больших идей». (Литература больших идей // Чупринин, С. И. Жизнь по понятиям : русская литература сегодня. — М.: Время, 2007. — 766 с. — ISBN 5-9691-0129-X)
  2. Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. Русь — М.: Русская книга, 2003 г. том 1.
  3. Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. Русь — М.: Русская книга, 2003 г. том. 2. стр. 3—4.
  4. Юрий Анненков. «Дневник моих встреч», Москва: изд. Захаров, 2001 г.