Перейти к содержанию

Судья

Материал из Викицитатника
Судья
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе
Новости в Викиновостях

Судья́ — лицо, входящее в состав суда и осуществляющее правосудие; в современной теории разделения властей — лицо, наделённое судебной властью.

Судья в афоризмах и коротких цитатах[править]

  •  

Справедливость умеренного судьи свидетельствует лишь о его любви к своему высокому положению. — перевод Э. Л. Линецкой[1]

  Франсуа де Ларошфуко, «Максимы и моральные размышления», между 1665 и 1675
  •  

Судья, который основывает свое решение на вероятных намерениях преступника, ― это турецкий паша, герой произвола, а не европейский юрист.[2]

  М.Е. Салтыков-Щедрин, «Насущные потребности литературы», 1869
  •  

...суд стои́т прямой, да судья сидит кривой.[3]

  Сергей Максимов, «Крылатые слова», 1899
  •  

Если вы предоставите ваши законы судьям, а вашу религию священникам, то вскоре обнаружится, что у вас нет ни законов, ни религии.[4]

  Бернард Шоу[5]
  •  

У судьи был дивный дар
Толковать о звёздах...[6]

  Иван Елагин, «Дураки», 1967

Цитаты[править]

Римский судья. V в. до н. э.
  •  

Судья, который основывает свое решение на вероятных намерениях преступника, ― это турецкий паша, герой произвола, а не европейский юрист. Кто подсыпал сахару в питье, воображая, что он подсыпает мышьяк, не может быть осужден, как покусившийся отравитель, потому что в этом случае решение пришлось бы основать на вероятной догадке, что обвиненный хотел совершить преступление, а догадки не могут служить основанием решения; чтобы человека признать покусившимся отравителем, необходимо, чтобы он дал выпить вещество, которое есть яд, на основании бесспорных данных науки. Чтобы осудить человека за возбуждение ненависти и презрения, необходимо, чтобы чувства эти действительно были возбуждены сочинением.[2]

  М.Е. Салтыков-Щедрин, «Насущные потребности литературы», 1869
  •  

Частный способ восстановления нарушенного права руками потерпевшего или истца, т. е. месть в точном смысле (самоуправство), в историческую эпоху не существует: она входит в различные комбинации с родовой, общинной и государственной судебной властью, которые уяснены при изложении уголовного права. Судебная власть главы семьи или рода (указанная при изложении семейного права) естественно переходит во власть судить «челядь», т. е. рабов и изгоев. Существование у нас владельческого суда в XI-XIV вв. не подлежит сомнению. «А холопа и половника не судити твоим судьям без господаря», ― говорится в договоре новгородцев 1307 г. Ян на Белоозере спрашивает о волхвах, чьи они смерды, перед тем как приступить к суду над ними.[7]

  Михаил Владимирский-Буданов, «Обзор истории русского права», 1888
  •  

Сидя за столом в старом боярском кафтане, отороченном узеньким золотым галуном, с длинными густыми усами, всякое дело выслушивал сам этот страшный человек, перед которым никто не смел садиться и во двор к которому никто не имел права въезжать (даже сам царь Пётр выходил из одноколки у ворот). Словом, судила та исключительная суровая личность, подобные которой, по русским приметам, нарождаются в целое полустолетие один только раз. Конечно в эти времена охотливее, чем в другие, советовали не бояться суда, а бояться судьи: суд стоит прямой, да судья сидит кривой. В его руках закон был дышлом: он его куда хотел, туда и воротил. «Зачесали черти затылки от его расправы», и долго сохранялась в народе память о «петропавловской» правде, все время пока поддерживалась она робкими, медленными и неудачными попытками к истреблению в корне тех поводов, которые породили самую пословицу.[3]

  Сергей Максимов, «Крылатые слова», 1899

судья в поэзии[править]

  •  

Плёл судья такую речь
И такое ляпал,
Что от смеха просто лечь
Можно было на пол.
Всех смешил он под конец,
От его словечек
Хохотал вовсю истец,
Хохотал ответчик,
Прокурор и адвокат,
Секретарь и стражник,
Хохотала, севши в ряд,
Дюжина присяжных. <...>
У судьи был дивный дар
Толковать о звездах:
Раздуваясь, словно шар,
Он взлетал на воздух!
Тут уж хохот шел до слез,
До икот, до грыжи,
Кто-то хохотом разнес
Половину крыши!
Хохот, грохот, гул и гуд
Шквалом и напором!
Забывал судья про суд
Вместе с прокурором.[6]

  Иван Елагин, «Дураки», 1967

Источники[править]

  1. Максимы, исключенные автором из первых изданий. № 579 // Франсуа де Ларошфуко. Максимы; Блез Паскаль. Мысли; Жан де Лабрюйер. Характеры. — М.: Художественная литература, 1974. — Библиотека всемирной литературы.
  2. 1 2 М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 9. — Москва, Художественная литература, 1973 г.
  3. 1 2 С. В. Максимов. Крылатые слова. — СПб, 1899 г.
  4. О вере и религии // Джордж Бернард Шоу. Афоризмы / составитель Душенко К. В. — М.: Эксмо-Пресс, Эксмо-Маркет, 2000.
  5. Бог не ангел: Афоризмы / составитель Душенко К. В. — М.: ЭКСМО-Пресс, ЭКСМО-МАРКЕТ, 2000.
  6. 1 2 Елагин И. В. Собрание сочинений в двух томах. — Москва, «Согласие», 1998 г.
  7. М. Ф. Владимирский-Буданов. Обзор истории русского права. — Киев: 1888 г.