Московский вестник

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Московский вестник» — историко-философский русский журнал, издававшийся в Москве в 1827—1830 годах. В нём активно сотрудничали члены Общества любомудрия, редактором был Михаил Погодин.

Цитаты о журнале[править]

  •  

«Московский вестник» имел большие достоинства, много ума, много таланта, много пылкости, но мало, чрезвычайно мало, сметливости и догадливости, и потому сам был причиною своей преждевременной кончины. В эпоху жизни, в эпоху борьбы и столкновения мыслей и мнений, он вздумал наблюдать дух какой-то умеренности и отчуждения от резкости в суждениях и, полный дельными и учёными статьями, был тощ рецензиями и полемикою, кои составляют жизнь журнала, был беден повестями, без коих нет успеха русскому журналу, и, что всего ужаснее, не вёл подробной и отчётливой летописи мод и не прилагал модных картинок, без которых плохая надежда на подписчиков русскому журналисту. Что ж делать? Без маленьких и, по-видимому, пустых уступок нельзя заключить выгодного мира. «Московский вестник» был лишён современности, и теперь его можно читать как хорошую книгу, никогда не теряющую своей цены, но журналом, в полном смысле сего слова, он никогда не был.

  Виссарион Белинский, «Литературные мечтания», декабрь 1834
  •  

… в статье «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 годах» выражается дух, цель и все будущие намерения «Современника».
Эти дух, цель и намерения не новость! С ними выступали уже на поприще литературы «Литературная газета» <…> и «Московский вестник» <…>. Литературная газета» и «Московский вестник» не дошли до предлоложенной ими цели, захромали на пути, наконец, сели и заснули сном вечным, не оставив после себя никаких следов, кроме нескольких перебранок и похвал своим сотрудникам…

  Фаддей Булгарин, «Мнение о литературном журнале «Современник», издаваемом Александром Сергеевичем Пушкиным, на 1836 год», 6 июня 1836
  •  

… один ловкий промышленник основал журнал, который, по его плану, должен был отличаться добросовестностью, учёностию и бескорыстием. Последняя статья касалась исключительно одних сотрудников; издатель же имел о ней своё понятие, которое не почитал нужным объяснять во всеуслышание[1]. <…> хозяин, впрочем, почёл нужным из приличия уверить, что небольшие выгоды от журнала он употребляет на издание полезных книг и вспомоществование бедным людям, а сам питается бескорыстною любовию к науке и высокими мыслями.

  — Виссарион Белинский, «Педант. Литературный тип», февраль 1842

1820-е[править]

  •  

Ты пеняешь мне за «Моск. вестник»[К 1] — и за немецкую метафизику. Бог видит, как я ненавижу и презираю её; да что делать? собрались ребята тёплые, упрямые; поп своё, а чорт своё. Я говорю: господа, охота вам из пустого в порожнее переливать — всё это хорошо для немцев, пресыщенных уже положительными познаниями, но мы…… — «Моск. Вестн.» сидит в яме и спрашивает: верёвка вещь какая?[К 2]

  Александр Пушкин, письмо А. А. Дельвигу 2 марта 1827
  •  

Вы хотите издать Уранию!!![К 3] & tu, Brute!!.. Но подумайте: на что это будет похоже? Вы, издатель европейского журнала в азиатской Москве, Вы, честный литератор между лавочниками литературы. <…> Ради бога не покидайте Вестника; на будущий год обещаю Вам безусловно деятельно участвовать в его издании: для того разрываю непременно все связи с альманашниками обоих столиц. Главная ошибка наша была в том, что мы хотели быть слишком дельными; стихотворная часть у нас славная; проза м. б. ещё лучше, но вот беда: в ней слишком мало вздору. <…>
Вестн. Моск. по моему беспристрастному, совестному мнению — лучший из русских ж[урналов].

  — Александр Пушкин, письмо Погодину 31 августа 1827
  •  

… Погодин только по имени издатель, на что в доказательство имеются собственноручные его письма. Главные начальники сей редакции суть: Соболевский, Титов, Мальцов, <…> Шевырёв и ещё несколько истинно бешеных либералов. Некоторые из них (Мальцов и Соболевский) дали деньги на поддержание журнала и платят Пушкину за стихи. Главная их цель состоит в том, чтоб ввести политику в этот журнал.[2]

  — вероятно, Фаддей Булгарин[3], донос в Третье отделение, 30 декабря 1827
  •  

Стихи — куда их мне девать? <…>
В Московский Вестник? — Трудно, брат,
Он выступает в чине строгом,
Разборчив, горд, аристократ:
Так и приязнь ему не в лад
Со мной, парнасским демагогом.

  Николай Языков, «He называй меня поэтом!..» («Послание о журналистах» А. Н. Вульфу), 7 июня 1828
  •  

Безвременное снисхождение подало повод к неумеренной самонадеянности и ничем не оправдываемой заносчивости, которые были господствующим духом полемики М. В. в 1828 году.
Журнал сей не столь богатый стихотворениями Пушкина, наполнялся вместо их произведениями гораздо низшего достоинства и даже такими, которые просто дурны. <…>
Остаётся сказать несколько слов о литературной тактике. Честь изобретения сего слова бесспорно принадлежит гг. критикам, делавшим из Московского Вестника вылазку против других журналов. <…> Кто (за исключением издателя Славянина) так пристально метил в писателей, взволновавших чем-либо журнальную желчь М. В.? Кто был столько скуп на похвалы талантам истинным, которые по чему-либо не нравились издателям?

  Орест Сомов, «Обзор российской словесности за 1828 год», декабрь

Комментарии[править]

  1. В несохранившемся письме — за участие в нём любомудров.
  2. Намёк на басню И. И. Хемницера «Метафизик». Возможно, также имеются в виду повешенные за полгода до того декабристы.
  3. Несостоявшийся в итоге альманах на 1828 год, задуманный как аналог изданного на 1826.

Примечания[править]

  1. Погодин стремился присваивать доходы от издания.
  2. Извет на „Московский Вестник“ и его сотрудников (записка, писанная рукою фон-Фока, но без подписи) // Русская Старина. — 1872. — Т. 109. — № 1. — С. 34.
  3. Е. Ю. Хин. В. Ф. Одоевский // В. Ф. Одоевский. Повести и рассказы. — М.: ГИХЛ, 1959. — С. 8.