Перейти к содержанию

Мышиное золото

Материал из Викицитатника
Мусковит на бразилианите

Мыши́ное зо́лото, то же, что золота́я обма́нка, также золото дураков, львиное или кошачье золото — ироническое разговорное название для нескольких жёлтых блестящих минералов (чаще всего, колчеданов), внешне похожих на золото, однако не являющихся таковым. Как правило, мышиным золотом называют пирит (железный колчедан), хотя бы потому, что он — самый распространённый на земле сульфидный минерал, напоминающий золото. Пирит, а также халькопирит часто имеют ярко-металлический блеск с жёлтым или золотистым оттенком. Внешне оба этих минерала бывают очень похожи на самородное золото.

Речевая специфика мышиного золота может быть связана только с его метафорическим или образным смыслом, прежде всего, влияющим на представление о маленьких размерах или мелких катышках, напоминающих мышиный помёт. К примеру, вид мелких золотых блёсток или «чешуйчатого золота» имеют многие слюды, прежде всего, вермикулит или мусковит, чаще упоминаемый как «золото кошачье».

О мышином золоте коротко[править]

  •  

― Ладно, а замечал ты когда, что в дресве-то ровно золотые искорки светятся? ― продолжал спрашивать Колышкин.
― Как не замечать!.. «Мышиным золотом» те блестки зовут.
― Ну вот, это мышиное золото и есть колчедан. ― сказал Колышкин.[1]

  Павел Мельников-Печерский, «В лесах» (книга первая), 1874
  •  

― Говорю тебе про серный колчедан, про тот, что у вас «мышиным золотом» зовется. Местами он гнездами в земле лежит и с виду как есть золотой песок. Только золота из него не добудешь, а коли хочешь купоросное масло делать, ― иная статья ― можно выгоду получить…[1]

  Павел Мельников-Печерский, «В лесах» (книга первая), 1874
  •  

И все ловят жалкие, мишурные блески скоротлимых ценностей, «мышиное золото» века сего. Всерьёз-невсерьёз шумиха, суетня человеческая...[2]:293

  Борис Шергин, из дневника за 1945 год
  •  

Вермикулит <...> имеет бурый и зелёный цвет; встречаются листочки с золотистым оттенком, похожие на золото («мышиное золото»).[3]:65

  Евгений Сергеев, «Грунтоведение», 1952
  •  

...листочки вермикулита, обычно мелкие <...>. Цвет бурый, зелёный; листочки с золотистым оттенком похожи на золото («мышиное золото»), резко отличаясь от него лёгкостью, с какой они взмучиваются в воде.[4]:239

  — Иван Преображенский, «Минералы осадочных пород», 1954
  •  

Мелкими, не имеющими практического значения залежами встречается в Горьковской области <...> серный колчедан, напоминающий по цвету золото («мышиное золото», говорят на Ветлуге).[5]:25

  Борис Хорев, «Горьковская область: Природа, население, хозяйство», 1964
  •  

Колышкин объяснил Чапурину, что на Ветлуге встречается «мышиное золото» (серный колчедан). Понял он и комбинацию с подменой «мышиного золота на подлинное»...[6]

  ‎Юрий Минералов, Ирина Минералова, «История русской литературы. 1870-1890-е годы», 2006
  •  

Песок был настоящим, добытым в Сибири. Это подтвердил и «специалист по горному делу». Но он хорошо знал Нижегородчину и заявил, что золота на Ветлуге нет, а есть только золото «мышиное» — серный колчедан, который действительно содержит в себе блёстки, напоминающие золотой песок. Но драгоценного металла из них не добыть — при плавке ничего, кроме гари, они не дают.[7]

  — Сергей Степанов-Прошельцев, «Нижегородский край. Штрихи биографии. История Нижегородчины», 2019

В научной и научно-популярной литературе[править]

Мышиное золото инков (Перу)
  •  

Вермикулит (Mg, Fe++, Fe+++)3(Si,Al)4O10(OH)2•4H2O имеет бурый и зелёный цвет; встречаются листочки с золотистым оттенком, похожие на золото («мышиное золото»). Вермикулит образуется при выветривании биотита в породах и жилах.[3]:65

  Евгений Сергеев, «Грунтоведение», 1952
  •  

...листочки вермикулита, обычно мелкие, приобретают вид червячков (по-латыни vermicularis). Цвет бурый, зелёный; листочки с золотистым оттенком похожи на золото («мышиное золото»), резко отличаясь от него лёгкостью, с какой они взмучиваются в воде. Плеохроизм от светлобурого до бесцветного.[4]:239

  — Иван Преображенский, «Минералы осадочных пород», 1954

В публицистике и документальной литературе[править]

  •  

Мелкими, не имеющими практического значения залежами встречаются в Горьковской области фосфориты, палыгорскит «горная кожа» (минерал, сходный с асбестом), серный колчедан, напоминающий по цвету золото («мышиное золото», говорят на Ветлуге).[5]:25

  Борис Хорев, «Горьковская область: Природа, население, хозяйство», 1964
  •  

В контексте русской литературы XIX в. образ Колышкина напоминает, например, образы Тушина из романа «Обрыв» И. А. Гончарова или Соломина из романа «Новь» И. С. Тургенева.
Когда Чапурин изложил этому человеку историю с появлением золотого песка «меж Ветлуги и Усты», Колышкин стал «помирать со смеху»:
«Ветлужское золото!.. Ха-ха-ха!.. Россыпи за Волгой!.. Ха-ха-ха!.. Не растут ли там яблоки на берёзе, груши на сосне?.. Реки молочные в кисельных берегах не текут ли?.. Ах ты, крестный, крестный, — уморил совсем... Ха-ха-ха!..»
Колышкин объяснил Чапурину, что на Ветлуге встречается «мышиное золото» (серный колчедан). Понял он и комбинацию с подменой «мышиного золота на подлинное»:
«— Да ведь в этой склянке без малого фунт чистого золота, — сказал Колышкин, его фунт казенна цена триста целковых... Как же тебе за сорок-то продали?.. Смекаешь, каковы подкопы ведут под тебя?»[6]

  ‎Юрий Минералов, Ирина Минералова, «История русской литературы. 1870-1890-е годы», 2006
  •  

История эта приключилась на Нижегородчине почти два века назад. Но имена некоторых проходимцев так и остались неизвестными. <...>
Ушаков-Дюков и Стуколов <...> под страшным секретом сообщили, что на Ветлуге есть в достатке «земляное масло», то есть золото. И Стуколов показал замшевый мешочек с золотым песком.
Глаза у купцов разгорелись. Стали спрашивать, где эти самые места. Но Стуколов отвечал уклончиво. Дескать, сначала надо деньги вложить в предприятие, землю купить, пробить шурфы. Говорил вроде бы дельные вещи: золото даром не даётся. Зарой в землю деньги — только тогда она станет тебе отплачивать. И в итоге мошенники потребовали с Трифонова и Скорнякова 50 тысяч.
Те все-таки проявили благоразумие, выложили для начала только три тысячи и решили съездить на Ветлугу, расспросить хорошенько местных жителей, а потом показать золотой песок специалисту по горному делу. Но поездка только укрепила купцов в достоверности рассказов Ушакова-Дюкова и Стуколова. Игумен Красноярского скита и иноки, вступившие в сговор с мошенниками, очень красочно описывали богатства Ветлужского края, утверждая, что золотые россыпи появляются после гроз, когда в землю вонзается «золотая молонья».
Золотой песок у Стуколова Трифонов и Скорняков приобрели по дешевке. Не за триста рублей, а всего за сорок. Но так было задумано изначально: надо было еще раз убедить «тысчячников», что никакого обмана нет. Песок был настоящим, добытым в Сибири. Это подтвердил и «специалист по горному делу». Но он хорошо знал Нижегородчину и заявил, что золота на Ветлуге нет, а есть только золото «мышиное» — серный колчедан, который действительно содержит в себе блёстки, напоминающие золотой песок. Но драгоценного металла из них не добыть — при плавке ничего, кроме гари, они не дают.[7]

  — Сергей Степанов-Прошельцев, «Нижегородский край. Штрихи биографии. История Нижегородчины», 2019

В мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

«Чешуйчатое золото»
  •  

...все страшнее и страшнее становится жизнь рода человеческого. Уже не знают, знать не хотят, что добро и что зло, что смрад и что благоухание, что свет и что тьма. Правда, любовь, красота, честь, милость, прощение, мир Христов, радость, вера — всё потоптано, забыто... Человек века сего нередко от младости до старости гоняется за личными страстями, увлекается науками-искусствами. И все ловят жалкие, мишурные блески скоротлимых ценностей, «мышиное золото» века сего. Всерьёз-невсерьёз шумиха, суетня человеческая, а вопросы «правды вечной», а вопросы «смысла жизни», добра и красоты, завет «взыщите Бога» — где всё это?..[2]:293

  Борис Шергин, из дневника за 1945 год

В беллетристике и художественной прозе[править]

Мышиное золото (на камне)
  •  

— Теперь ихнюю плутню насквозь вижу… Знаешь серный колчедан?..
― Не знаю, что за колчедан такой, не слыхивал… ― отвечал Патап Максимыч.
Дресву знаешь?
― Как дресвы не знать! ― молвил Чапурин. ― По нашим местам бабы дресвой полы моют.
― А как ее делают? ― спрашивал Колышкин.
― Спорник с каменки берут… потолкут в ступе, вот тебе и дресва, ― сказал Патап Максимыч. В бане.
― Ладно, а замечал ты когда, что в дресве-то ровно золотые искорки светятся? ― продолжал спрашивать Колышкин.
― Как не замечать!.. «Мышиным золотом» те блестки зовут.
― Ну вот, это мышиное золото и есть колчедан. ― сказал Колышкин.[1]

  Павел Мельников-Печерский, «В лесах» (книга первая), 1874
  •  

— Ветлужское золото тоже «мышиное»... Понял?..
— Чудно́ что-то заговорил ты, Сергей Андреич, — молвил Патап Максимыч. — Мышиное золото искорками живет, блёстками такими, а это, гляди-ка, что... — прибавил он, указывая на пузырек.
― Не про это тебе говорю, это золото настоящее и брато не на Ветлуге, ― сказал Колышкин. ― Говорю тебе про серный колчедан <пирит>, про тот, что у вас «мышиным золотом» зовется. Местами он гнездами в земле лежит и с виду как есть золотой песок. Только золота из него не добудешь, а коли хочешь купоросное масло делать, ― иная статья ― можно выгоду получить… Эта гарь от колчедана, а по-вашему, от мышиного золота; а песок в склянке не здешний. То с приисков краденое настоящее промытое золото… Берегись, крестный, под твои кошели подкопы ведут...[1]

  Павел Мельников-Печерский, «В лесах» (книга первая), 1874
  •  

— Пожалуй… — неохотно промолвил Патап Максимыч. — Ах да, ведь ты, Сергей Андреич, про это дело знаешь…
— Про какое? — спросил Колышкин.
— А помнишь, я у тебя постом-то был, про золото сказывал?
— Про мышиное-то?.. Помню… Что ж ты молодца-то за ним, что ли, посылал?.. — улыбнувшись, спросил Колышкин.
— Нет, — ответил Патап Максимыч, — тут другое… Сказал ты мне тогда, что Зубкова Максима Алексеича за фальшивы бумажки в острог посадили и что бумажки те Красноярского скита послушник ему продавал.[1]

  Павел Мельников-Печерский, «В лесах» (книга первая), 1874

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 5 П. И. Мельников-Печерский. Собрание сочинений. — М.: «Правда», 1976 г.
  2. 1 2 Шергин Б. В. Праведное солнце. Дневники разных лет (сост., биогр. очерк, подгот. текстов и примеч. А. В. Грунтовский; подгот. текстов дневников Е. Ш. Галимова. — Санкт-Петербург: Библиополис, 2009 г. — 654 с.
  3. 1 2 Сергеев Е. М. Грунтоведение. 2-е изд., перераб. — Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1959 г. — 334 с.
  4. 1 2 Преображенский И. А. Минералы осадочных пород: (применительно к изучению нефтеносных отложений). — Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1959 г. — 463 с.
  5. 1 2 Хорев Б. С. Горьковская область: Природа, население, хозяйство. Экон.-геогр. очерки. 2-е изд., перераб. и доп. — Горький: Волго-Вят. кн. изд-во, 1967 г. — 368 с.
  6. 1 2 ‎Юрий Минералов, Ирина Минералова. История русской литературы. 1870-1890-е годы. 3-е издание, исправленное и дополненное. — Москва: Юрайт, 2022 г.
  7. 1 2 Сергей Степанов-Прошельцев. Нижегородский край. Штрихи биографии. История Нижегородчины. — Н.Новгород: Кварц, 2019 г.

См. также[править]