Перейти к содержанию

Колчедан

Материал из Викицитатника
Железный колчедан

Колчеда́н, колчеда́ны (от прилагательного др.-греч. χαλκηδόνιος — халкедонский, от Халкедон (др.-греч. Χαλκηδών) — др.-греч колония в Малой Азии, халцедон) — частично устаревшее собирательное название минералов из группы сульфидов и арсенидов, содержащих железо, олово, медь в соединении с серой или мышьяком. Морфологическая группа минералов, объединённая рудокопами, горняками и металлургами по внешнему признаку, она получила общее название у минералогов XVI–XVIII столетий, а к XVIII веку колчеданы были прочно соединены в группу. Между тем, с развитием неорганической химии, к XX веку группы минералов по внешним признакам почти утратили своё значение и остались как закреплённый факт истории и культуры.

Группа колчеданов насчитывала до двух десятков названий минералов. Однако в неспециальных или художественных текстах авторы нередко говорят о колчедане вообще (хотя таковой не существует), без уточнения: какой именно имеют в виду. Даже по контексту подобных упоминаний зачастую непросто определить, какой именно минерал имеется в виду. Хотя даже без анализа можно утверждать, что чаще всего авторы имеют в виду один из двух минералов: или старейший по экономической значимости медный колчедан, или самый распространённый — железный (или серный). Рудные залежи этих минералов издавна использовались для производства серной кислоты, а также добычи титульных металлов, входящих в состав колчедана.

Колчедан в определениях и кратких цитатах[править]

  •  

Причина же горению их мнится, что воспаряющияся духи серные из лежащаго под ними колчедана могли учинить, как то видим, что от причины колчедана во многих местах из гор огнь происходит.[1]

  Василий Татищев, «Сказание о звере мамонте», 1730
  •  

Самое большее достоинство сихъ горъ состоитъ въ колчеданѣ, котораго великое множество и по падямъ Волжскимъ валяется.[2]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

Мнѣ кажется, что нѣтъ никакой невозможности вмѣсто вывозимой сѣры добывать оную изъ колчедана, котораго безконечное множество по Волжскимъ берегамъ и въ окольныхъ мѣстахъ находится...[2]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

Кажется, что присутствіе колчедана присвоиваетъ сѣбѣ рожденіе угля. Всякъ знаетъ, что колчеданъ содержитъ въ себѣ горючее вещество, которое онъ илу помощію земной теплоты сообщить можетъ, и множествомъ лѣтъ окрѣпшій напоенный илъ составитъ земляной уголь.[3]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

И естьли кто докажетъ что колчеданъ можетъ родиться отъ смолы погребеннаго лѣсу; тогда всякъ на мнѣніе о рожденіи каменнаго угля отъ погребенныхъ лѣсовъ согласится.[3]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Животворя мир весь от колчедана,
Материя всему свой пульс дает...[4]

  Пётр Словцов, «Материя», 1796
  •  

...один раз, обожженный и намочен водою, испустил дух серной печенки, которой однако же скоро разлетелся. Сей дух, думать надобно, произошел от пережженного колчедана.[5]

  Александр Радищев, «Описание моего владения», 1801
  •  

Они обыкновенно огненными шарами въ воздухѣ являются, движутся косвенно къ горизонту съ чрезвычайною скоростію, и блестя нѣсколько минутъ, разсѣдаются потомъ съ великимъ шумомъ, и часто въ великой высотѣ, а именно около 40 верстъ отъ поверхности земли. Отличительное ихъ свойство то, что они всѣ между собою похожи, и суть ни что иное, какъ колчеданныя, сирѣчь минеральныя вещества, блестящими металлическими искрами усѣянныя.[6]

  Платон Гамалея, «О вѣтрахъ, и вкратцѣ о другихъ воздушныхъ явленіяхъ, сочиненное Капитанъ-Командоромъ Гамалѣею», 1805
  •  

колчеданъ дающій чрезъ вывѣтриваніе купоросъ, называется купороснымъ колчеданомъ.[7]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Попадаются иногда в углублениях <...> кристаллы кварца прозрачного, имеющие пирамиды с обеих сторон, и небольшие кубики колчеданов, пиритов железных (или медных) жёлтого блестящего цвета.[8]

  Александр Чертков, «Журнал моего путешествия по Австрии, Италии, Сицилии, Швейцарии и проч...», 1824
  •  

Здешние жители рассказывали мне, что в окрестных горах часто попадаются кристаллы колчедана и карниола...[9]

  Фердинанд Врангель, «Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю», 1841
  •  

Возле сего лежит колчедан также гнездом, который едва стрельбою достать можно, и лежащею жилою имеет сланцевый вап.

  Николай Гоголь, «Конспект книги П. С. Палласа...», 1843
  •  

Горящую под спудом груду минералов и топлива, в которой происходили химические превращения, оставили в покое — нужно было не меньше десяти — двенадцати дней для того, чтобы колчедан превратился в сернистое железо и далее в железный купорос....

  Жюль Верн, «Таинственный остров» (часть первая, глава семнадцатая), 1874
  •  

«Золото здесь везде есть, — говорят местные искатели, — где только камчадал да сква́рец попадается!..»[10]

  Измаил Гамов, «С ленских берегов», 1883
  •  

В скале, о которую разобьётся череп, жилы из колчедана и очень белого мрамора[11]

  Морис Метерлинк, «Несчастный случай», 1895
  •  

Мы не этаких оболтусов крутить умели... Я в пудовку-то не то что блеску — простого камчедалу напихаю,[12] снизу только, да по бокам и сверху немного настоящей руды натрушу.[13]

  Пётр Якубович, «В мире отверженных» (том первый), 1896
  •  

Точильный камень этот оказался довольно мягким диабазом с кристаллами колчедана.[14]

  Пётр Семёнов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах», 1908
  •  

Левый, возвышенный, террасообразный берег реки имеет высоту около 100 футов и состоит из белой глины, в массе которой можно усмотреть блёстки колчедана. Где-то в горах туземцы добывают довольно крупные куски обсидиана. Растительность в низовьях Кусуна довольно невзрачная и однообразная.[15]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1916
  •  

О скопчество ― страна, где бурый колчедан
Буравит ливней клюв сквозь хмару и туман...[16]

  Николай Клюев, «О скопчество — венец, золотоглавый град...», 1918
  •  

Черпай, черпай чудесный
Колчедан чеканных стихов![17]

  Михаил Герасимов, «Я пришёл с «Вешними зовами...» (из цикла «Северная весна»), 1924
  •  

...там — нет золота, там — колчедан, из него делают серную кислоту, чтоб ревнивые женщины брызгали ею в глаза...[18]

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (Часть Третья), 1928
  •  

...тем же летом министр финансов Канкрин получил извещение, что на уральских золотоносных россыпях среди кристаллов колчедана и галек кварца был найден первый русский алмаз.[19]

  Леонид Гроссман, «Записки Д'Аршиака», 1931
  •  

Слюда точит слёзы, колчеданы
Обливаются кровью.[16]

  Николай Клюев, «Денисов Крест с Вороньим Бором...» (из цикла «Песнь о Великой Матери»), 1934
  •  

Все кабатчиком был, а как занялся колчеданом — сейчас же баронет. Тут вот химия и есть![20]

  Павел Бажов, «На том же месте», 1935
  •  

...граф Г. Разумовский — основатель физического общества в Лозанне — изучил синтетическое приготовление колчедана...[21]

  — Андрей Надиров, «Их сиятельства занялись наукою...», 1976
  •  

На заводах и на рудниках везде говорят вместо кварц — «скварец», вместо колчедан — «колчеган»...[22]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Колчедан в научной и научно-популярной литературе[править]

Медный колчедан
  •  

Кажется, что присутствіе колчедана присвоиваетъ сѣбѣ рожденіе угля. Всякъ знаетъ, что колчеданъ содержитъ въ себѣ горючее вещество, которое онъ илу помощію земной теплоты сообщить можетъ, и множествомъ лѣтъ окрѣпшій напоенный илъ составитъ земляной уголь. Правда, что химическіе опыты существенной сѣры почти не находятъ въ каменномъ углѣ; да сему и быть не льзя: ибо существенная сѣра при разпаденіи колчедановъ основаніе сѣры, то есть купоросную кислоту всегда оставляетъ. Доказываетъ то рожденіе изъ колчедановъ купороса и квасцовъ; а улетаетъ только одно возгараемое начало.[3]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Ежели кто скажетъ, что возгараемое начало иначе отдѣлиться не можетъ, какъ во образѣ существенной сѣры по примѣру обжиганія колчедановъ, того прошу привесть на память опыты славнаго химика Сталія о рожденіи сѣры. Сіи опыты ясно ему изобразятъ могущее быть колчедановъ преображеніе и всѣ посторонности, которыя при каменноугольныхъ ямахъ случаются; напримѣръ: для чего въ нихъ не находится существенной сѣры, но вмѣсто оной попадаются квасцы; и проч. И естьли кто докажетъ что колчеданъ можетъ родиться отъ смолы погребеннаго лѣсу; тогда всякъ на мнѣніе о рожденіи каменнаго угля отъ погребенныхъ лѣсовъ согласится.[3]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Огненные и каменные дожди, о которыхъ во многихъ исторіяхъ упоминается, долгое время почитаемы были за басни и народнымъ предразсудкамъ приписывались. Нынѣ же согласныя наблюденія многихъ Физиковъ удостовѣрили, что дѣйствительно съ высоты атмосферы падаютъ иногда твердыя тяжелыя тѣла, которыя названы Аеролитами, то есть воздушными камнями. Они обыкновенно огненными шарами въ воздухѣ являются, движутся косвенно къ горизонту съ чрезвычайною скоростію, и блестя нѣсколько минутъ, разсѣдаются потомъ съ великимъ шумомъ, и часто въ великой высотѣ, а именно около 40 верстъ отъ поверхности земли. Отличительное ихъ свойство то, что они всѣ между собою похожи, и суть ни что иное, какъ колчеданныя, сирѣчь минеральныя вещества, блестящими металлическими искрами усѣянныя. Поверхность ихъ черна, подобно какъ бы обгорѣла, и во время паденія ихъ на землю горяча; внутренность же желтовата. Всѣ они имѣютъ почти одинакую удѣльную тяжесть, въ 3½ раза большую удѣльной тяжести воды. По разрѣшеніи химическомъ найдено, что всѣ они состоятъ изъ одинакихъ веществъ, почти въ одинакомъ держаніи перемѣшанныхъ, а именно, изъ голыша, магнезіи, сѣры, желѣза въ металлическомъ состояніи и изъ никеля.[6]

  Платон Гамалея, «О вѣтрахъ, и вкратцѣ о другихъ воздушныхъ явленіяхъ, сочиненное Капитанъ-Командоромъ Гамалѣею», 1805
  •  

Земля, обыкновенно глина напитанная купоросомъ называется купоросною землёю; а горючій шиферъ имъ же напитанный называется купороснымъ шиферомъ; наконецъ колчеданъ дающій чрезъ вывѣтриваніе купоросъ, называется купороснымъ колчеданомъ.
Мѣста нахожденія. Вездѣ, гдѣ имѣется вывѣтривающіеся колчеданы. Самородный купоросъ близь Петрозаводска въ Олонецкой Губерніи садится въ такъ называемыхъ Марціальныхъ водахъ; въ глинистомъ берегу Оки близь Мурома; на Волгѣ близь Саратова; на Елшанкѣ близь Царицына и въ премногихъ другихъ мѣстахъ; купоросной колчеданъ въ берегахъ Москвы рѣки близь Хорошева; близь Ярославля въ берегахъ Волги, и въ безчисленныхъ другихъ мѣстахъ. Купоросныя земли на Волгѣ, Сурѣ, Свіагѣ; на Унжѣ, на Цнѣ близь Тамбова; на Иртышѣ близь Тары и пр. и проч.[7]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

В пьесе И. Дворецкого «Веранда в лесу» проблема охраны природы и освоения ее богатств раскрывается через сложный драматический конфликт, в который вступают ее герои. Сохранить ли редчайший заповедник, скрыв обнаруженное на его территории месторождение колчедана, или же обнародовать открытие и тем самым подвергнуть угрозе, гибели этот заповедник? Вот дилемма, которая встает перед героями пьесы.[23]

  Евгений Яковлев, «Эстетика», 1999

Колчедан в публицистике и документальной литературе[править]

  •  

Другие <кости слоновые>, которые лежат в ызвести, немало существа потеряли и суще якобы созжены обретаются, токмо не случилось мне видеть в глине, как оные остаются, имею же одну в колчедане так сохраненну, что природного цвета еще не погубила.[1]

  Василий Татищев, «Сказание о звере мамонте», 1730
  •  

...для различия разных и весьма странных родов деревья показуют, каковых ныне во всей Европе не обретается, но токмо в местах горячих таковые растут около полу зелия. И тако видимо, что оные во время всеземнаго сотрения загружены, оные хотя кряжи, по-видимому, целы, однако ж как уголье крошатся. Причина же горению их мнится, что воспаряющияся духи серные из лежащаго под ними колчедана могли учинить, как то видим, что от причины колчедана во многих местах из гор огнь происходит.[1]

  Василий Татищев, «Сказание о звере мамонте», 1730
  •  

Вареніе купороса производится въ желѣзныхъ котлахъ, а осажденіе въ кристаллы въ деревянныхъ бадьяхъ. Такимъ образомъ получается въ годъ (1798) около 200 пудъ купороса и 180 пудъ сѣры изъ 2.000 пудъ колчедана, который безъ того пропадалъ бы даромъ. Заведеніе учинено Ярославскимъ купцомъ; имя его неизвѣстно, но желательно, чтобы сему похвальному примѣру, толь правильному обработыванію было въ Россіи болѣе послѣдователей. По изчисленію Оберъ-Бергъ-Гауптмана И. Ф. добывается въ Россіи вообще со всѣхъ заводовъ ежегодно 3.898 пудовъ купороса.[7]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Разве без знания и науки, т. е. без изучения того, что узнали раньше, из-за одного, скажем проще, любопытства, можно видеть, что из свёклы получается сахар, из песка, золы и извести стекло, из дёгтя краски, из колчедана купоросное масло?[24]

  Дмитрий Менделеев, «Письма о заводах», 1886
  •  

Река Кусун придерживается левой стороны долины. Она идет одним руслом, образуя по сторонам много сухих рукавов, играющих роль водоотводных каналов, отчего долина Кусуна в дождливое время года не затопляется водой. По показаниям удэхейцев, за последние тридцать лет здесь не было ни одного наводнения.
Левый, возвышенный, террасообразный берег реки имеет высоту около 100 футов и состоит из белой глины, в массе которой можно усмотреть блёстки колчедана. Где-то в горах туземцы добывают довольно крупные куски обсидиана. Растительность в низовьях Кусуна довольно невзрачная и однообразная.[15]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1916
  •  

Незадолго перед тем член прусской Академии наук барон Гумбольдт, по пути на Урал и Алтай со своей ученой экспедицией, заявил в Петербурге самой императрице, что не вернется к ней без русских алмазов. И действительно, тем же летом министр финансов Канкрин получил извещение, что на уральских золотоносных россыпях среди кристаллов колчедана и галек кварца был найден первый русский алмаз.[19]

  Леонид Гроссман, «Записки Д'Аршиака», 1931
  •  

Наконец, граф Г. Разумовский — основатель физического общества в Лозанне — изучил синтетическое приготовление колчедана, анализировал воды и открыл минерал разумовсиит...[21]

  — Андрей Надиров, «Их сиятельства занялись наукою...», 1976
  •  

— А там у вертухаев обычай был, вроде забавы. Они каждому зеку давали участок, засыпанный колчеданом и говорили: очистить! И самого слабого, кто последний работу заканчивал, они с вышки стреляли, вроде как «при попытке к бегству». А главное, помочь никому не давали. Ежели кто слабому помогает, того тоже в расход.[25]

  Александр Никонов, «Пенсионер нецензурного значения», 27 мая 1997
  •  

Казакам был опять оказан теплый приём и предоставлен ночлег. Пришлось отряду возвращаться обратно и идти шесть десятков верст пешим ходом. Второго сентября измотанные путешественники вышли, наконец, к искомой горе, в которой «якобы серебряная руда, но вместо того... оказался колчедан, да и то самый пренегодный, ибо оный показывает вид и цвет белый и красноватый, потому и почитался за серебро». Степан Попов, конечно, страшно разочарован.[26]

  Джемс Саврасов, «Дело о редкостях, или первопроходцы», 2008
  •  

Старые русские (или обрусевшие очень давно) слова: «обманки», «блески», «колчеданы» (колченого-чемоданное слово; изящный «халькопирит» куда лучше неповоротливого «медного колчедана»). Потом все эти обманки и блески были заменены стандартизованными международными — итами.[22]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015
  •  

Большинство камней носят испорченные названия, прилаженные к мужицкому говору: аматист, шерла... На заводах и на рудниках везде говорят вместо кварц — «скварец», вместо колчедан — «колчеган»...[22]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Колчедан в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Магнитный колчедан
  •  

Самое большее достоинство сихъ горъ состоитъ въ колчеданѣ, котораго великое множество и по падямъ Волжскимъ валяется. Отъ его разрушенія въ осыпяхъ и въ глубокихъ буеракахъ попадаются цѣлые просѣдки синеватой слоистой глины, напоенной купоросною влагою; а мѣстами пробиваютъ и ключики, содержащіе кислую воду: да и самые признаки желѣзной руды за его же отродье почитать надлежитъ. Мнѣ помнится, что нѣкоторые колчеданъ почитаютъ за проводника къ дорогимъ металламъ: и естьли бы то была правда, Волжскіе берега, по простой пословицѣ, имѣли бы золотое дно.[2]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

Сколько мнѣ извѣстно, у насъ ни съ какихъ рудокопныхъ заводовъ сѣра не собирается, но довольствуемся сѣрою изъ сѣрнаго городка, противъ Соковскаго устья на западномъ Волжскомъ берегу построеннаго, и приуготовляемою изъ колчедана около Ярославля, а прочую получаетъ изъ чужихъ земель. Мнѣ кажется, что нѣтъ никакой невозможности вмѣсто вывозимой сѣры добывать оную изъ колчедана, котораго безконечное множество по Волжскимъ берегамъ и въ окольныхъ мѣстахъ находится, и мы можемъ добывать оную не употребляя на то рѣдкаго по истиннѣ на Волгѣ дровянаго лѣсу но на сіе пригоденъ будетъ слонецъ, который и чрезъ многія лѣта оскудѣть не можетъ. Естьли кто сѣру почтетъ за мѣлочь, то колчеданъ дастъ много купоросу, да еще и по сіе время у насъ необысканныхъ квасцовъ, а на выварку того и другаго горючій слонецъ будетъ пригоденъ.[2]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

Следующие опыты я делал с тютнарским черноземом: — в огне обожженной совершенно, но не столько, как горшки, он пожелтел; а один раз, обожженный и намочен водою, испустил дух серной печенки, которой однако же скоро разлетелся. Сей дух, думать надобно, произошел от пережженного колчедана. Размешанной в воде, дал половину белого песку и несколько весьма черного, на железной похожего, но магнит его не притягивал. Земля, отделенная от песка, была очень тонка, как бы тончайшая глина, и тихо садилася на дно, но села, и вода осталася прозрачною. На землю налил я селитряной кислоты или крепкой водки белой, потом сливной щелок сей и землю омыл и высушил, стала бело-серая; водка стала желта, сильной испускала запах, хотя не дымилася; а сгущенная, оставила несколько кристальных иголок, коих вида определить было не можно за неимением микроскопа.[5]

  Александр Радищев, «Описание моего владения», 1801
  •  

Горы состоят из плотного мрамора, чистого белого. Есть так же с черными прожилками и черноватого цвета, но сей не уважается. Других минералов в сих копях я не заметил. Попадаются иногда в углублениях оного кристаллы кварца прозрачного, имеющие пирамиды с обеих сторон, и небольшие кубики колчеданов, пиритов железных (или медных) жёлтого блестящего цвета.[8]

  Александр Чертков, «Журнал моего путешествия по Австрии, Италии, Сицилии, Швейцарии и проч...», 1824
  •  

Самая западная оконечность острова может почесться отдельным утесом, сложенным из слоев черного шифера и беловатого кварца, в котором попадается колчедан. <...>
...беспрерывная вьюга препятствовала мне осматривать окрестность и только однажды дала возможность взять полуденную высоту для определения широты места. Здешние жители рассказывали мне, что в окрестных горах часто попадаются кристаллы колчедана и карниола, а в устьях рек большие глыбы кремней с отпечатками растений и раковин.[9]

  Фердинанд Врангель, «Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю», 1841
  •  

Семеновский рудник со Змиевой горой наивыгоднейший. Гора состоит из сланца, к роговому камню принадлежащего. Руды лежат в ужасных гнездах. Песчаная руда, почти флецообразная, совершенно наруже, под которою серый сланец, а затем следует охровая руда, которой сила и расширение еще неизвестно. Возле сего лежит колчедан также гнездом, который едва стрельбою достать можно, и лежащею жилою имеет сланцевый вап.

  Николай Гоголь, «Конспект книги П. С. Палласа...», 1843
  •  

Вся правая сторона по течению реки Лены богата золотыми месторождениями, главным образом по притокам: Витиму, Олекме и Алдану.
«Золото здесь везде есть, — говорят местные искатели, — где только камчадал да сква́рец попадается! Да стоит ли оно, чтобы его разрабатывать?..»[10]

  Измаил Гамов, «С ленских берегов», 1883
  •  

В самом начале подъёма я встретил жилу точильного камня, открытого здесь Абакумовым и уже употреблявшегося копальскими жителями взамен выписывавшегося прежде по дорогой цене из Европейской России. Точильный камень этот оказался довольно мягким диабазом с кристаллами колчедана.[14]

  Пётр Семёнов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах», 1908
  •  

Мы осмотрели руды, погруженные на платформы, колчеданы сильно окислены, разложены до купоросов. Очевидно, разрабатываются верхние части рудника. <...>
Идем на верхнюю часть рудника осмотреть отвалы разведочных шахт. Любопытная картина поверхностного процесса окисления колчедана — медно-железные купоросы — пизавиты, ярозиты, гипсы. Воздух такой сухой, что разбитые куски купороса яркого сине-зеленого цвета в течение нескольких минут (пока заворачиваешь в бумагу) теряют воду, белеют, меняя с поверхности свою окраску. Мы видим на руднике временное кустарное производство по улавливанию меди из природных купоросных вод.[27]

  Владимир Крыжановский, «По Южному Уралу» (отрывки из дневника), до 1936

Колчедан в беллетристике и художественной прозе[править]

Мышьяковый колчедан
  •  

Горящую под спудом груду минералов и топлива, в которой происходили химические превращения, оставили в покое — нужно было не меньше десяти — двенадцати дней для того, чтобы колчедан превратился в сернистое железо и далее в железный купорос, а окись алюминия — в сернокислый алюминий, то есть в одинаково растворимые соединения, тогда как кремнезём и углерод, перешедшие в золу, нерастворимы. <...>
Когда всю груду колчедана пережгли, в результате химических превращений получился железный купорос, сернокислый алюминий, кремнезём, остаточный уголь и зола.

  Жюль Верн, «Таинственный остров» (часть первая, глава семнадцатая), 1874
  •  

— Я приготовляю гранит и таким образом делаю из пыли самый прочный камень. Впрочем, из тех же элементов я готовлю и другие соединения. Вот то, что тебе показывали под варварскими именами гнейса, кварца, колчедана и т. д. Все это сделано из моей пыли.

  Жорж Санд, «Фея Пыли», 1875
  •  

Между падением и ударом у него есть свободное время, он рассуждает, развлекает себя, находит досуг думать о всяких иных вещах, вызывать воспоминания, делать сопоставления, малейшие и точные наблюдения. <...> В скале, о которую разобьётся череп, жилы из колчедана и очень белого мрамора[11]

  Морис Метерлинк, «Несчастный случай», 1895
  •  

— Ну, а меня, к примеру, старого подлеца и мошенника, не надо учить, как сделать! Мы не этаких оболтусов крутить умели... Я в пудовку-то не то что блеску — простого камчедалу напихаю,[28] снизу только, да по бокам и сверху немного настоящей руды натрушу.[13]

  Пётр Якубович, «В мире отверженных» (том первый), 1896
  •  

— Шире пошла! — говорит передний, освещая фонарем жилу, которая полуаршинным белым косяком рассекала сверху вниз стенку штрека и была похожа на косой луч луны, лежащий на черном фоне.
Русские разговорились:
— С примазкой!.. — взяв кусок кварца, сказал кто-то.
— Дак тут золотище богатое будет!.. И теперь семь золотников со ста дает…
— Ребята, видимое!..
— Но-о!..
— Ей-богу… Глядите-ка!
Сомкнулись в тесную кучу, приставили фонари, отчего на стенах шахты выросли громадные тени, и стали рассматривать камешек…
— Видимое!.. — наконец злобно передразнил старый шахтер… — Это колчедан вовсе
— Колчедан?.. — недоверчиво промычал поднявший камень.
— Знамо, колчедан: на, смотри!.. — и рабочий ударил молотком по блестящему кристаллу. Получилась одна черная пыль
Все разочарованно разомкнулись, принимаясь за тяжелые камни, пригибающие спины и вытягивающие черные, с напряженными жилами руки…

  Георгий Гребенщиков, «Ханство Батырбека», 1913
  •  

— Вы смотрите в театре босяков и думаете найти золото в грязи, а там — нет золота, там — колчедан, из него делают серную кислоту, чтоб ревнивые женщины брызгали ею в глаза своих спорниц...
— Соперниц, — поправил Брагин.[18]

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (Часть Третья), 1928
  •  

Рудник и завод, как положено, расположился в лощине меж гор, под плотиною и под озером за плотиной, рабочий поселок полз к соснам и лиственницам, к каменным глыбам, где из-под пустых пород выпирали железняки, мартиты и колчеданы.[29]

  Борис Пильняк, «Созревание плодов», 1935
  •  

Мой приятель оживился и, понизивши голос, стал быстро гнать слова:
— Вот видел наше дело? Сыплют сверху молотый колчедан. Он тебе горит сам, без дров. Дым в камеру идет. Известно — горит сера и дым серный, а в камере так устроено, что брызги воды есть. Мелкие, размелкие. <...>
Чин, сказывают, очень большой, выше генеральского. А с чего это? Не за пиво, поди? А? Все кабатчиком был, а как занялся колчеданом — сейчас же баронет. Тут вот химия и есть![20]

  Павел Бажов, «На том же месте», 1935
  •  

А соседей было множество: <...> и гордые головане, и твердые чурбане, и расчетливые чистогане, и веселые бонвиване, и трудолюбивые котловане, и рудознатцы-колчедане, и рыболовы-лабардане...[30]

  Михаил Успенский, «Там, где нас нет», 1995

Колчедан в поэзии[править]

Лучистый колчедан
  •  

Животворя мир весь от колчедана,
Материя всему свой пульс дает
И, действуя от Солнца до Урана,
В себе катает миллион комет,
Которых эллипсы и круговины
Длиннее, нежель тысящны годины
Комет, которым Ламберт дал чертеж.
Так где ж назначить веществу рубеж?[4]

  Пётр Словцов, «Материя», 1796
  •  

О скопчество ― страна, где бурый колчедан
Буравит ливней клюв сквозь хмару и туман,
Где дятел-Маета долбит народов ствол
И Оспа с Колтуном навастривают кол,
Чтобы вонзить его в богоневестный зад
Вселенной Матери и чаще всех услад![16]

  Николай Клюев, «О скопчество — венец, золотоглавый град...», 1918
  •  

Я растопил кровью железной
Пласты залежалых слов.
Черпай, черпай чудесный
Колчедан чеканных стихов![17]

  Михаил Герасимов, «Я пришёл с «Вешними зовами...» (из цикла «Северная весна»), 1924
  •  

Всё прекрасно заранее знал:
После «руды», «колчедана», «баббита»,
В графке «сырье» будет цена
На кости, рога и копыта.
Знал, потому что об этой цене
Сам же сказал репортеру;
И все же я жарко протер пенсне
И распахнул за шторами город.[31]

  Илья Сельвинский, «Алло, Русь» (из цикла «Трибуна»), 1925
  •  

Двенадцать лет, как пропасть, гулко страшных.
Двенадцать гор, рассеченных на башни,
Где колчедан, плитняк да аспид твердый
И тигров ненасытных морды!
Они родятся день от дня
И пожирают то коня,
То девушку, то храм старинный
Иль сад с аллеей лунно-длинной
И оставляют всюду кости...[16]

  Николай Клюев, «Двенадцать лет, как пропасть, гулко страшных...» (из цикла «Песнь о Великой Матери»), 1934
  •  

(Слышатся удары адского молота,
Храмина содрогается,
Слюда точит слёзы, колчеданы
Обливаются кровью.[16]

  Николай Клюев, «Денисов Крест с Вороньим Бором...» (из цикла «Песнь о Великой Матери»), 1934

Источники[править]

  1. 1 2 3 В. Н. Татищев. Избранные произведения. — Ленинград, «Наука», 1979 г.
  2. 1 2 3 4 И. И. Лепёхин. Дневныя записки путешествія доктора и Академіи Наукъ адъюнкта Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства, 1768 и 1769 году, в книге: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII вв. — Сталинград. Краевое книгоиздательство. 1936 г.
  3. 1 2 3 4 И. И. Лепёхин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія академика и медицины доктора Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1770 году. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1802 года
  4. 1 2 П.А.Словцов в книге: «Поэты 1790-1810-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  5. 1 2 Радищев А. Н. Полное собрание сочинений в 3 томах. — М. Л.: Издательство АН СССР, 1941 г., том второй
  6. 1 2 Платон Гамалея в книге: 3аписки, издаваемыя Государственнымъ Адмиралтейскимъ Департаментомь, относящіяся къ Мореплаванію, Наукамъ и Словесности. Часть первая. Въ С. Петербургѣ, при Морской Типографіи, 1807 года
  7. 1 2 3 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  8. 1 2 Чертков А. Д., Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2007 г. — Вып. XV
  9. 1 2 Ф. П. Врангель, «Путешествие по Сибири и Ледовитому морю». — Л.: Изд-во Главсевморпути, 1948 г.
  10. 1 2 Измаил Гамов. С ленских берегов. (Заметки о Якутской области и При-Ленском крае). — Москва. Русская Мысль. Журналъ научный, литературный и политическій. Кн. Х. 1883 г.
  11. 1 2 Морис Метерлинк. Синяя птица: Пьесы, стихотворения, рассказы (Перевод А. Койранского, В. Ореховой). — М.: «Эксмо», 2007 г.
  12. Камчедал (здесь и ниже) — просторечное, искажённое по созвучию деревенскими говорами название труднопроизносимого колчедана.
  13. 1 2 Якубович П. Ф., В мире отверженных (роман). Том 1. — М.: «Русское богатство», 1896 г.
  14. 1 2 Семёнов-Тян-Шанский П.П. Мемуары. Том второй. — Москва, «ОГИЗ», 1946 г. Первое издание.
  15. 1 2 В. К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  16. 1 2 3 4 5 Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  17. 1 2 М. П. Герасимов, в сборнике: «Поэзия Пролеткульта». — СПб.: Своё издательство, 2007 г.
  18. 1 2 Максим Горький. Собрание сочинений. Том 20. Москва, «ГИХЛ», 1952 г.
  19. 1 2 Гроссман Л. П. Записки Д'Аршиака. — М.: Федерация, 1931 г.
  20. 1 2 Бажов П.П. Сочинения в трёх томах. — Москва, «Правда», 1986 г.
  21. 1 2 Андрей Надиров. Их сиятельства занялись наукою... — М.: «Техника — молодежи», № 3, 1976 г.
  22. 1 2 3 В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — Москва: АСТ, 2015 г.
  23. Е. Г. Яковлев, Эстетика. — М.: Гардарики, 2003 г.
  24. Д. И. Менделеев. Письма о заводах. — СПб., «Новь». № 10, 1885 г. № 1 и №21, 1886 г.
  25. Никонов А. П. Пенсионер нецензурного значения. — М.: Столица, №8, 21997 г.
  26. Д. И. Саврасов. «Мои алмазные радости и тревоги». — СПб.: изд-во ВСЕГЕИ, 2011 г.
  27. В. И. Крыжановский. По Южному Уралу (отрывки из дневника). — М.: «Наука и жизнь», № 7, 1936 г.
  28. Так выговаривают арестанты слово «колчедан»; «кварц» на их языке «шкварец», а то и прямо — «скворец». (прим. автора.)
  29. Борис Пильняк. Собрание сочинений: В 6-ти томах. Том 6: Созревание плодов, Соляной амбар: Романы. Рассказы. — М.: «Терра — Книжный клуб», 2003 г.
  30. Успенский М., «Там, где нас нет». — СПб,: Азбука, 2002 г.
  31. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.

См. также[править]