Колчедан

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Пирит»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Халькопирит (Колорадо, США)

Колчеда́н (от прилагательного др.-греч. χαλκηδόνιος — халкедонский, от Халкедон (др.-греч. Χαλκηδών) — др.-греч колония в Малой Азии, халцедон) — устаревшее собирательное название минералов из группы сульфидов и арсенидов, содержащих железо, олово, медь в соединении с серой или мышьяком. Наиболее известен пирит (серный или железный колчедан, FeS2), а также халькопирит (медный колчедан, CuFeS2). Можно упомянуть ещё лучистый колчедан (орторомбический дисульфид железа FeS2, или марказит), магнитный колчедан (Fe7S8, или пирротин), мышьяковый колчедан FeAsS, молибденовый колчедан, мышьяковистый колчедан (минерал лёллингит) FeAs2, никелевый колчедан (минерал хлоантит) (Co, Ni)As3, железоникелевый колчедан ((Fe, Ni)9S8), оловянный колчедан (станнин), пёстрый медный колчедан (борнит, Cu5FeS4) и кобальтовый колчедан ((Fe, Co)S2).

По контексту упоминаний колчедана в неспециальных текстах зачастую затруднительно определить, какой именно минерал имеется в виду. Однако чаще всего в литературе можно встретить старейший по экономической значимости медный колчедан и самый распространённый — железный (или серный). Рудные залежи этих минералов издавна использовались для производства серной кислоты, а также добычи титульных металлов, входящих в состав колчедана.

В мемуарах, научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

...приступим к общим руд видам, в каковых из рудников вынимаются. Во-первых, выходят металлы, соединены с другими минералами, и называются руды, или без всякого примешения посторонния материи чистые. Руды показываются двояким образом, из которых иные держатся свойственной себе постоянной фигуры, как кубические марказиты, желтый сферический колчедан, угловатый белый колчедан, иглам подобная сурьма и другие многие. Чистые самородные металлы редко бывают кристаллическими фигурами; однако золото и медь в угловатых сросшихся кусках видеть мне случилось. На медных присоединены были горные хрустали зеленоватые мягкие. Иные руды и большая часть оных никакой постоянной фигуры не имеют, но выходят как просто вмешанная материя, каковы суть белые и красные серебряные руды, серный желтый колчедан и почти все железистые камни.[1]

  Михаил Ломоносов, Слово о рождении металлов от трясения земли, 1751
  •  

Огненные и каменные дожди, о которыхъ во многихъ исторіяхъ упоминается, долгое время почитаемы были за басни и народнымъ предразсудкамъ приписывались. Нынѣ же согласныя наблюденія многихъ Физиковъ удостовѣрили, что дѣйствительно съ высоты атмосферы падаютъ иногда твердыя тяжелыя тѣла, которыя названы Аеролитами, то есть воздушными камнями. Они обыкновенно огненными шарами въ воздухѣ являются, движутся косвенно къ горизонту съ чрезвычайною скоростію, и блестя нѣсколько минутъ, разсѣдаются потомъ съ великимъ шумомъ, и часто въ великой высотѣ, а именно около 40 верстъ отъ поверхности земли. Отличительное ихъ свойство то, что они всѣ между собою похожи, и суть ни что иное, какъ колчеданныя, сирѣчь минеральныя вещества, блестящими металлическими искрами усѣянныя. Поверхность ихъ черна, подобно какъ бы обгорѣла, и во время паденія ихъ на землю горяча; внутренность же желтовата. Всѣ они имѣютъ почти одинакую удѣльную тяжесть, въ 3½ раза большую удѣльной тяжести воды. По разрѣшеніи химическомъ найдено, что всѣ они состоятъ изъ одинакихъ веществъ, почти въ одинакомъ держаніи перемѣшанныхъ, а именно, изъ голыша, магнезіи, сѣры, желѣза въ металлическомъ состояніи и изъ никеля.[2]

  Платон Гамалея, «О вѣтрахъ, и вкратцѣ о другихъ воздушныхъ явленіяхъ, сочиненное Капитанъ-Командоромъ Гамалѣею», 1805
  •  

Васильевский медный рудник, в Верхотурском уезде, в округе Богословских казенных заводов, принадлежит к числу так называемых Турьинских рудников и находится полевую сторону р. Турьи. Разрабатывается с 1758 года и в начале отличался чрезвычайным богатством. Ныне главная руда здесь медный колчедан, встречающийся вместе с железным колчеданом. Кроме того, тут добываются: в меньшем количестве стекловатая медная руда, или медный блеск, и весьма редко (наиболее в верхних горизонтах) окисленные медные руды: красная медная руда и малахит, также самородная медь.[3]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Относительно солонцов мне хотелось сделать только один вопрос всем работающим над ними и на который я попытаюсь и сам ответить исследованием собранных мною солонцов. Солонцы, понимая под этим именем те, которые заключают минеральные соли, могут происходить двояко: 1) или это соли из подлежащих пород и отложились в этих породах с ними одновременно (морские осадки) или 2) соли эти попали и в породы и в солонцы, как результат вторичных, метаморфических химических процессов, происходящих в осадочных породах. В данном случае эти соли могут происходить всюду (при благоприятных условиях климата и влажности) разложением целого ряда минералов. Пирит, например, выветриваясь дает серную кислоту, и таково происхождение гипса, напр<имер>, под Градижском, где конкреции гипса связаны с остатками пирита или находятся вместе с бурым железняком. Тоже серная кислота должна действовать и на окружающую глинистую массу и силикаты, ― так может происходить MgSO4, находящаяся, повидимому, в большом количестве в кременчугских солонцах. Это один из многих других химических процессов, теоретически могущих дать начало солонцам. [4]

  Владимир Вернадский, Письмо В. В. Докучаеву, 1891
  •  

Медные руды известны трех типов: медный колчедан и медная зелень (в месторождениях Муезерском, Пергубском, на Пертозере и еще кое-где), вкрапления медной руды в местах соприкосновения диоритов и диабазов со сланцами и доломитами (например, в Фоймагубе, Пергубе, Пялме), и самородная медь, выполняющая трещины в диоритах (в Фоймагубе), причем попадались куски меди весом в пуд. Местное предание говорит, что еще при царе Алексее Михайловиче наезжал в Шуйский погост царский посланец «отыскания ради мест рудных», руду нашли, но вышел ли толк из этого дела ― неизвестно. Эти медные руды обратили на себя внимание Петра I, нуждавшегося в меди после падения всей артиллерии под Нарвой, и он еще в 1702 г. послал партию иноземцев под руководством Блюера «без проволочки отыскать» требуемую руду, а уже через год три заложенных завода начали отправлять плавленую и самородную медь в Москву; деятельность их продолжалась до 1708 г.[5]

  — Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Реже встречается в рудниковом воздухе сернистый водород, развивающийся преимущественно при разложении пород, содержащих сернистый колчедан. О влиянии разнородной пыли и ртутных паров в рудничном воздухе мы говорили выше. Вода в рудниках, также служит источником заболеваний рудокопов.[6]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Река Кусун придерживается левой стороны долины. Она идет одним руслом, образуя по сторонам много сухих рукавов, играющих роль водоотводных каналов, отчего долина Кусуна в дождливое время года не затопляется водой. По показаниям удэхейцев, за последние тридцать лет здесь не было ни одного наводнения.
Левый, возвышенный, террасообразный берег реки имеет высоту около 100 футов и состоит из белой глины, в массе которой можно усмотреть блёстки колчедана. Где-то в горах туземцы добывают довольно крупные куски обсидиана. Растительность в низовьях Кусуна довольно невзрачная и однообразная.[7]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1916
  •  

На конгрессе я, кажется, участия не принимал. Но я помню, что показывал членам конгресса минералогическую коллекцию Московского университета (26 авг<уста>). Я помню прекрасно, что профессор Пенфильд, минералог, которого я очень ценил по его работам ― точной исследовательской школы старого Дена. Я знал (его) ― где и как не помню, мне кажется (познакомился) в Мюнхене у Грота, (который) был знаком с Пенфильдом. Определитель минералов Пенфильда я хотел перевести. Оскандалился там, что показал ему за халькопирит ― пирит ― лежавший в старой коллекции как халькопирит. П<енфильд> согнул перочинный нож, показав мне, что он не чертится.[8]

  Владимир Вернадский, Дневники, 1926
  •  

Дело в том, что у нас в Союзе горят почти все медные рудники. Серный колчедан, будучи оголен от почвы, начинает окисляться и поэтому нагревается. В большой массе он отдает тепло плохо, и происходящий нагрев увеличивает интенсивность окислительного процесса. Таким образом, повышение температуры идет лавинообразно и наконец достигает такой величины, что происходит самовозгорание и пожар. Предотвратить пожар еще не умеют, и, как только он возникнет, приходится закрывать шахту, заливать жидкой глиной и ждать месяцы, пока все остынет. Инженер Г. говорит, что убытки миллионные. И вот Г. предлагает охлаждать руду до ее воспламенения жидким азотом. Это не только охладит пласт, но также преградит доступ кислороду и предотвратит дальнейшее горение. Идея грамотная. Но нужны подсчеты. Пылкий Г., оказывается, о численной стороне не думал.[9]

  Пётр Капица, Отчёты, 1941

В художественной прозе и публицистике[править]

  •  

Просидели до темной ночи. Андрей Андреевич очаровал Нину знанием рабочей жизни, либеральными своими взглядами и вообще умом, даже его грассированье находила она прелестным. Прохор вытащил из чемодана образцы пород со своих владений. Инженер Протасов внимательно рассматривал. Это медный колчедан, это, кажется, метис-лазурь, чудесно, это янтарь ― ого-го! А это золотоносный песок. <...>
Летний кабинет Прохора весь в дорогих коврах. Шкафы с делами. На окнах, на огромном столе образцы минералов: тут медный колчедан, и круглые сферосидериты, и красноцветные песчаники, и сопутствующие золоту породы кварцев. В стеклянных пробирках ― свежий порошок недавно найденного графита, пробы золотоносных песков, искусно сделанные модели самородков. Вот модель крупнейшего золотого самородка, в 16 фунтов 27 золотников. Оригинал, конечно, у Прохора дома, в стальном несгораемом шкафу.[10]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река», 1933

В поэзии[править]

  •  

Животворя мир весь от колчедана,
Материя всему свой пульс дает
И, действуя от Солнца до Урана,
В себе катает миллион комет,
Которых эллипсы и круговины
Длиннее, нежель тысящны годины
Комет, которым Ламберт дал чертеж.
Так где ж назначить веществу рубеж?[11]

  Пётр Словцов, «Материя», 1796
  •  

О скопчество ― страна, где бурый колчедан
Буравит ливней клюв сквозь хмару и туман,
Где дятел-Маета долбит народов ствол
И Оспа с Колтуном навастривают кол,
Чтобы вонзить его в богоневестный зад
Вселенной Матери и чаще всех услад![12]

  Николай Клюев, «О скопчество — венец, золотоглавый град...», 1918
  •  

Всё прекрасно заранее знал:
После «руды», «колчедана», «баббита»,
В графке «сырье» будет цена
На кости, рога и копыта.
Знал, потому что об этой цене
Сам же сказал репортеру;
И все же я жарко протер пенсне
И распахнул за шторами город.[13]

  Илья Сельвинский, «Алло, Русь» (из цикла «Трибуна»), 1925
  •  

Двенадцать лет, как пропасть, гулко страшных.
Двенадцать гор, рассеченных на башни,
Где колчедан, плитняк да аспид твердый
И тигров ненасытных морды!
Они родятся день от дня
И пожирают то коня,
То девушку, то храм старинный
Иль сад с аллеей лунно-длинной
И оставляют всюду кости...[12]

  Николай Клюев, «Двенадцать лет, как пропасть, гулко страшных...» (из цикла «Песнь о Великой Матери»), 1934
  •  

(Слышатся удары адского молота,
Храмина содрогается,
Слюда точит слёзы, колчеданы
Обливаются кровью.[12]

  Николай Клюев, «Денисов Крест с Вороньим Бором...» (из цикла «Песнь о Великой Матери»), 1934

Источники[править]

  1. М. В. Ломоносов. «Избранные философские произведения». — Госполитиздат, Москва, 1950 г. — с.326.
  2. 3аписки, издаваемыя Государственнымъ Адмиралтейскимъ Департаментомь, относящіяся къ Мореплаванію, Наукамъ и Словесности. Часть первая. Въ С. Петербургѣ, при Морской Типографіи, 1807 года
  3. Н. К. Чупин. Географический и статистический словарь Пермской губернии, том I, стр.11-14. — Пермь: 1873 г.
  4. Вернадский В.И. Научное наследство. Т. 2. — М.: Изд-во АН СССР, 1951 г.
  5. Н.И.Березин, «Пешком по карельским водопадам». Типография товарищества «Общественная польза», 1903 г.
  6. Ф.Ф.Эрисман.Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.
  7. В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  8. Вернадский В.И. Дневники: 1926-1934 гг. ― М.: Наука, 2001 г.
  9. Капица П. Л. Отчеты (1939-1941 гг.) — М.: «Химия и жизнь», №№ 3-5, 1985 г.
  10. Шишков В. Я.: «Угрюм-река». В 2 т. — М.: «Художественная литература», 1987 г.
  11. П.А.Словцов в книге: «Поэты 1790-1810-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  12. 12,0 12,1 12,2 Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  13. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.

См. также[править]