Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Путеводитель для путешествующих по галактике автостопом»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом»[1] (англ. The Hitchhiker's Guide to the Galaxy) — юмористический фантастический роман Дугласа Адамса, написанный на основе его одноимённой радиопередачи на BBC. Впервые опубликован в 1979 году и открыл пенталогию. Экранизация вышла в 2005.

Цитаты[править]

  •  

— Однако, мистер Дент, маршрут был выставлен для всеобщего ознакомления в местном бюро планирования и висел там девять месяцев.
— Ага, как только я узнал, то сразу же помчался прямо в бюро. Это было вчера в полдень. Вы ведь не особенно утруждали себя предупреждениями? Я имею в виду: никому ни слова, ни одной душе, правда?
— Но маршрут был обнародован для…
— Обнародован? В конце концов мне пришлось спуститься в подвал, чтобы отыскать его!
— Верно, там у нас находится отдел информации.
— С фонариком!
— Наверное, света не было.
— И ступенек тоже!
— Но послушайте, вы ведь нашли план!
— Да, — сказал Артур, — нашел. На дне запертого шкафа в заколоченном туалете. А на двери табличка висела: «Осторожно, леопард!» — глава 1

 

"But Mr. Dent, the plans have been available in the local planning office for the last nine months."
"Oh yes, well as soon as I heard I went straight round to see them, yesterday afternoon. You hadn't exactly gone out of your way to call attention to them had you? I mean like actually telling anybody or anything."
"But the plans were on display…"
"On display? I eventually had to go down to the cellar to find them."
"That's the display department."
"With a torch."
"Ah, well the lights had probably gone."
"So had the stairs."
"But look, you found the notice didn't you?"
"Yes," said Arthur, "yes I did. It was on display in the bottom of a locked filing cabinet stuck in a disused lavatory with a sign on the door saying Beware of the Leopard."

  •  

Алкоголь упоминается и в «Путеводителе». Там сказано, что лучший на свете коктейль — это «Пангалактический грызлодёр».
«Глотнуть „Пангалактического грызлодёра“, — говорится далее, — всё равно что вышибить себе мозги долькой лимона, в которую завернут большой золотой кирпич».
В «Путеводителе» указано, на какой планете подают лучший «Пангалактический грызлодёр», сколько за него следует заплатить и какие общественные организации помогут вам после всего этого выжить.
«Путеводитель» подсказывает, как приготовить коктейль самому: <…>
«Пропустите сквозь раствор четыре литра фаллианского болотного газа, и пусть он весело булькает в память о всех счастливых автостопщиках, скончавшихся от удовольствия в болотах Фаллии.
Аккуратно влейте по ложечке благоухающий экстракт гипермяты, мускусно-сладкий и таинственный.
Бросьте зуб солнцетигра с Алгола; полюбуйтесь, как он растворяется, наполняя напиток жаром двойной звезды.
Добавьте оливку.
Выпейте, соблюдая меры безопасности…» — глава 2

 

The Hitch Hiker's Guide to the Galaxy also mentions alcohol. It says that the best drink in existence is the Pan Galactic Gargle Blaster.
It says that the effect of a Pan Galactic Gargle Blaster is like having your brains smashed out by a slice of lemon wrapped round a large gold brick.
The Guide also tells you on which planets the best Pan Galactic Gargle Blasters are mixed, how much you can expect to pay for one and what voluntary organizations exist to help you rehabilitate afterwards.
The Guide even tells you how you can mix one yourself. <…>
Allow four litres of Fallian marsh gas to bubble through it, in memory of all those happy Hikers who have died of pleasure in the Marshes of Fallia.
Over the back of a silver spoon float a measure of Qualactin Hypermint extract, redolent of all the heady odours of the dark Qualactin Zones, subtle sweet and mystic.
Drop in the tooth of an Algolian Suntiger. Watch it dissolve, spreading the fires of the Algolian Suns deep into the heart of the drink.
Sprinkle Zamphuor.
Add an olive.
Drink…but…very carefully…

  •  

Президент: полный титул — Президент Имперского Галактического Правительства. Термин «Имперское» сохраняется, хотя в настоящее время и является анахронизмом. Последний Император, престол к которому перешел по наследству, почти мертв, и содержится в этом состоянии уже много столетий. В последние минуты агонии он был заключен в стазис-поле, обеспечивающее его практически полную сохранность. Все его наследники давно умерли, и это означает, что власть без всяких крутых политических мер просто опустилась на одну или две ступеньки ниже, и сейчас её представляет орган, который раньше действовал лишь как Совет при Императоре… — перевод: В. Е. Филиппов, 1997

 

President: full title President of the Imperial Galactic Government.
The term Imperial is kept though it is now an anachronism. The hereditary Emperor is nearly dead and has been so for many centuries. In the last moments of his dying coma he was locked in a statis field which keeps him in a state of perpetual unchangingness. All his heirs are now long dead, and this means that without any drastic political upheaval, power has simply and effectively moved a rung or two down the ladder, and is now seen to be vested in a body which used to act simply as advisers to the Emperor…

  •  

… жители сказочно красивой планеты Бетсаламин настолько обеспокоены эрозией окружающей среды, вызванной забавами десяти миллиардов ежегодно приезжающих туристов, что определённая с точностью до грамма разница между общим весом пищи, съеденной вами на планете, и общим весом ваших экскрементов хирургическим путем удаляется из вашей физической массы, то бишь из вашего собственного тела; поэтому, сходив в туалет, не забудьте взять квитанцию. — глава 8

 

… the fabulously beautiful planet Bethselamin is now so worried about the cumulative erosion by ten billion visiting tourists a year that any net imbalance between the amount you eat and the amount you excrete whilst on the planet is surgically removed from your bodyweight when you leave: so every time you go to the lavatory it is vitally important to get a receipt.

  •  

— Нас подобрал корабль на невероятностной тяге! Обалдеть можно! <…> Что с тобой такое?
Артур лежал на полу, отчаянно пытаясь прижать его плотнее к стенам, однако из щелей тянулись крохотные, покрытые шерсткой руки с измазанными чернилами пальцами и доносился безумный писк торопливых голосков.
Артур в ужасе повернул голову:
— Форд! Там бесконечное множество обезьян, которые только что написали «Гамлета» и хотят с нами об этом поговорить. — глава 9

 

"We've been picked up by a ship powered by the Infinite Improbability Drive! This is incredible! <…> What's happening?"
Arthur had jammed himself against the door to the cubicle, trying to hold it closed, but it was ill fitting. Tiny furry little hands were squeezing themselves through the cracks, their fingers were inkstained; tiny voices chattered insanely.
Arthur looked up.
"Ford!" he said, "there's an infinite number of monkeys outside who want to talk to us about this script for Hamlet they've worked out."

  •  

В одном углу, сгорбившись, сидел робот. Его блестящая металлическая голова понуро склонилась над блестящими металлическими коленями. Робот тоже был новым, хорошо сложенным, отполированным, и все же при взгляде на него неизвестно почему складывалось впечатление, будто отдельные части его тела плохо стыкуются между собой. На самом деле они стыковались идеально — просто что-то в его осанке наводило на мысль, что они могли бы стыковаться лучше. — глава 11

 

In one corner a robot sat humped, its gleaming brushed steel head hanging loosely between its gleaming brushed steel knees. It too was fairly new, but though it was beautifully constructed and polished it somehow looked as if the various parts of its more or less humanoid body didn't quite fit properly. In fact they fitted perfectly well, but something in its bearing suggested that they might have fitted better.

  •  

Микросекундной паузой и почти неуловимой модуляцией тембра — ничего такого, на что можно было бы обидеться, — Марвин ухитрился выразить ужас и отвращение ко всем человеческим существам. — глава 11

 

With a microsecond pause, and a finely calculated micromodulation of pitch and timbre—nothing you could actually take offence at—Marvin managed to convey his utter contempt and horror of all things human.

  •  

— Я нашел рекламный буклет, он валялся на полу. <…> Вот, гляди. — Форд ткнул в одну из страниц.
«<…> При движении на невероятностной тяге корабль находится одновременно в любой точке Вселенной. На зависть всем центральным властям».
 — глава 11

 

"I just found this sales brochure lying on the floor. <…> Look, I was right."
Ford jabbed at one of the pages and showed it to Arthur.
" <…> As soon as the ship's drive reaches Infinite Improbability it passes through every point in the Universe. Be the envy of other major governments."

  •  

При общении с Зафодом Триллиан труднее всего давалось умение различать, когда он прикидывается глупым, чтобы сбить с толку собеседника; когда он прикидывается глупым, потому что не хочет думать, и предпочитает, чтобы это сделал за него кто-нибудь другой; когда он прикидывается феноменально глупым, чтобы скрыть, что чего-то не понимает, и когда он просто проявляет глупость. — глава 12

 

One of the major difficulties Trillian experienced in her relationship with Zaphod was learning to distinguish between him pretending to be stupid just to get people off their guard, pretending to be stupid because he couldn't be bothered to think and wanted someone else to do it for him, pretending to be outrageously stupid to hide the fact that he actually didn't understand what was going on, and really being genuinely stupid.

  •  

Марвин плелся по коридору, не прекращая стенаний:
— …и в довершение ко всему, разумеется, адская боль в диодах левой стороны… <…>
Медленно, с величайшим презрением он шагнул к двери. Та отворилась.
— Благодарю вас, — проворковала она. — Вы сделали простую, обыкновенную дверь очень счастливой.
В груди Марвина заскрежетали шестерёнки. <…> Мучительно перевалив через порог, Марвин обратился к кому-то внутри помещения:
— Я выполнил ваше указание. Что прикажете делать дальше: тихо ржаветь в углу или скончаться прямо на месте? — глава 13

 

Marvin trudged on down the corridor, still moaning.
"…and then of course I've got this terrible pain in all the diodes down my left hand side…" <…>
Slowly, with great loathing, he stepped towards the door, like a hunter stalking his prey. Suddenly it slid open.
"Thank you," it said, "for making a simple door very happy."
Deep in Marvin's thorax gears ground. <…> He heaved himself through the door and left Ford and Arthur staring at each other and shrugging their shoulders. From inside they heard Marvin's voice again.
"I suppose you want to see the aliens now," he said. "Do you want me to sit in a corner and rust, or just fall apart where I'm standing?"

  •  

В те дни сердца были отважными, а ставки высокими, мужчины были настоящими мужчинами, женщины — настоящими женщинами, а маленькие мохнатые существа с Альфы Центавра — маленькими мохнатыми существами с Альфы Центавра. Никто не боялся противостоять неизведанным опасностям, совершать великие поступки, расщеплять инфинитивы, которые никто до этого не расщеплял — и так мало-помалу крепла Империя.[2]глава 15

 

In those days spirits were brave, the stakes were high, men were real men, women were real women, and small furry creatures from Alpha Centauri were real small furry creatures from Alpha Centauri. And all dared to brave unknown terrors, to do mighty deeds, to boldly split infinitives that no man had split before—and thus was the Empire forged.

  •  

Неужели недостаточно любоваться красотой сада, не убедив себя предварительно, что на его задворках обитают феи? — глава 16; Ричард Докинз сделал это эпиграфом своей книги «Бог как иллюзия» (2006)

 

Isn't it enough to see that a garden is beautiful without having to believe that there are fairies at the bottom of it too?

  •  

— Знаете, — поёжившись, произнесла Триллиан, — что-то не нравится мне эта планета.
— Пустяки, — отмахнулся Зафод. — Накопив половину всех сокровищ бывшей Галактической империи, она вполне может позволить себе выглядеть замухрышкой. — глава 16

 

"You know I don't like the look of that planet at all," said Trillian shivering.
"Ah, take no notice," said Zaphod, "with half the wealth of the former Galactic Empire stored on it somewhere it can afford to look frumpy."

  •  

Принцип работы нутримата очень интересен. При нажатии кнопки «Напиток» производится мгновенное, тщательное обследование вкусовых сосочков субъекта и спектральный анализ его метаболизма. Затем через нервную систему во вкусовые центры мозга субъекта запускаются слабые пробные сигналы, чтобы предложенный напиток, как говорится, «хорошо пошел». Вместе с тем совершенно непонятно, зачем все это делается, потому что машина неизменно выдает чашку жидкости, которая разительно, однако не на все сто, отличается от чая. Нутримат разработан и выпускается Кибернетической корпорацией Сириуса, чей отдел жалоб и рекламаций занимает всю площадь суши первых трёх планет звёздной системы Сириус Тау. — глава 17

 

The way [Nutri-Matic] functioned was very interesting. When the Drink button was pressed it made an instant but highly detailed examination of the subject's taste buds, a spectroscopic analysis of the subject's metabolism and then sent tiny experimental signals down the neural pathways to the taste centers of the subject's brain to see what was likely to go down well. However, no one knew quite why it did this because it invariably delivered a cupful of liquid that was almost, but not quite, entirely unlike tea. The Nutri-Matic was designed and manufactured by the Sirius Cybernetics Corporation whose complaints department now covers all the major land masses of the first three planets in the Sirius Tau Star system.

  •  

— А это не опасно?
— Магратея мертва пять миллионов лет, — терпеливо разъяснил Зафод. — Здесь даже привидения давно остепенились и семьями обзавелись. — глава 17

 

"Is it safe?" he said.
"Magrathea's been dead for five million years," said Zaphod, "of course it's safe. Even the ghosts will have settled down and raised families by now."

  •  

— Тогда что стало с ракетами?
Новая, поразительная картина открылась в зеркалах.
— Похоже, они превратились в горшок с петунией, — неуверенно проговорил Форд, — и очень удивлённого кашалота…
— Невероятностный фактор, — объявил Эдди, <…> — один к восьми миллионам семистам шестидесяти семи тысячам ста двадцати восьми. <…>
Не повезло только кашалоту, который внезапно возник из небытия в нескольких милях над поверхностью планеты. Поскольку для кашалота это весьма необычное положение, у бедного невинного создания было очень мало времени, чтобы составить себе картину мира, уяснить своё место в нём и осознать, что это место скоро станет вакантным. <…>
Занимательный факт: единственной мыслью, промелькнувшей в сознании горшка с петунией, было: «О, нет, неужели опять?!»[3] Многие уверены: если бы мы знали, почему горшок с петунией подумал именно то, что подумал, мы бы куда глубже понимали природу мироздания. — глава 18

 

"Then what's happened to the missiles?" he said.
A new and astounding image appeared in the mirrors.
"They would appear," said Ford doubtfully, "to have turned into a bowl of petunias and a very surprised looking whale…"
"At an Improbability Factor," cut in Eddie, <…> "of eight million seven hundred and sixty-seven thousand one hundred and twenty-eight to one against." <…>
Another thing that got forgotten was the fact that against all probability a sperm whale had suddenly been called into existence several miles above the surface of an alien planet.
And since this is not a naturally tenable position for a whale, this poor innocent creature had very little time to come to terms with its identity as a whale before it then had to come to terms with not being a whale any more. <…>
Curiously enough, the only thing that went through the mind of the bowl of petunias as it fell was Oh no, not again. Many people have speculated that if we knew exactly why the bowl of petunias had thought that we would know a lot more about the nature of the universe than we do now.

  •  

— Андроида-параноида? — уточнил он, — да, берём.
— На кой нам маниакально-депрессивный робот?
— Вы думаете, от этого будет плохо вам, — Марвин словно обращался к только что занятому постояльцем гробу, — а вот что делать, если маниакально-депрессивный робот — ты сам? Не трудитесь отвечать, я в пятьдесят тысяч раз умнее вас, а всё равно не знаю ответа. У меня голова болит, когда я пытаюсь мыслить на вашем уровне.[2]глава 19

 

"Oh, the Paranoid Android," he said. "Yeah, we'll take him."
"But what are supposed to do with a manically depressed robot?"
"You think you've got problems," said Marvin as if he was addressing a newly occupied coffin, "what are you supposed to do if you are a manically depressed robot? No, don't bother to answer that, I'm fifty thousand times more intelligent than you and even I don't know the answer. It gives me a headache just trying to think down to your level."

  •  

Библброкс нетерпеливо постучал по люку.
— Похоже, я ошибся, — посетовал он, — лучше бы мы взяли логарифмическую линейку.
— Так! — стальным тоном рявкнул компьютер. — Кто это сказал?
— Пожалуйста, открой нам люк, — вежливо попросил Зафод, стараясь держать себя в руках.
— И не подумаю, пока вы не признаетесь, — отчеканил тот. <…>
— Компьютер… — начал Зафод.
— Я жду, — перебил Эдди. — Я могу ждать весь день, если надо.
— Компьютер… — опять начал Зафод. Он лихорадочно подыскивал какой-нибудь веский довод, чтобы сразить соперника логикой, но решил не обременять себя игрой на чужом поле. — Если ты сейчас же не откроешь люк, я раскурочу твои внутренности и запрограммирую тебя большущим топором, ясно?
Наступила тишина.
Наконец Эдди, потрясенный до глубины души, тихо промолвил:
— По-моему, наши отношения оставляют желать лучшего.
И люк отворился. — глава 19

 

Zaphod tapped impatiently on the hatch.
"I'm sorry," he said, "I think we might be better off with a slide rule."
"Right!" snapped the computer. "Who said that?"
"Will you open the exit hatch please, computer?" said Zaphod trying not to get angry.
"Not until whoever said that owns up," urged the computer, stamping a few synapses closed. <…>
"Computer…" said Zaphod again, who had been trying to think of some subtle piece of reasoning to put the computer down with, and had decided not to bother competing with it on its own ground, "if you don't open that exit hatch this moment I shall zap straight off to your major data banks and reprogram you with a very large axe, got that?"
Eddie, shocked, paused and considered this.
Ford carried on counting quietly. This is about the most aggressive thing you can do to a computer, the equivalent of going up to a human being and saying Blood…blood…blood…blood…
Finally Eddie said quietly, "I can see this relationship is something we're all going to have to work at," and the hatchway opened.
An icy wind ripped into them, they hugged themselves warmly and stepped down the ramp on to the barren dust of Magrathea.
"It'll all end in tears, I know it," shouted Eddie after them and closed the hatchway again.
A few minutes later he opened and closed the hatchway again in response to a command that caught him entirely by surprise.

  •  

— Может, посторожишь здесь с роботом у входа? Хорошо?
— Посторожи? — переспросил Артур. — Зачем? Ведь, кроме нас, на планете никого нет.
— Просто так, знаешь, для спокойствия. Хорошо?
— Для моего спокойствия или для твоего?
— Ну и молодец. Все, идём.
Зафод, пригнувшись, скользнул в туннель, за ним последовали Триллиан и Форд.
— Чтоб вам тошно было! — в сердцах воскликнул Артур.
— Не волнуйся, — заверил его робот. — Будет. — глава 20

 

"Could you just sort of keep this robot with you and guard this end of the passageway. OK?"
"Guard?" said Arthur. "What from? You just said there's no one here."
"Yeah, well, just for safety, OK?" said Zaphod.
"Whose? Yours or mine?"
"Good lad. OK, here we go."
Zaphod scrambled down into the passage, followed by Trillian and Ford.
"Well I hope you all have a really miserable time," complained Arthur.
"Don't worry," Marvin assured him, "they will."

  •  

Экспедиция, в конце концов направленная по его следам, обнаружила маленький астероид, единственным жителем которого был старик. Старик делал вид, что ничего не знает, и лишь твердил как заведённый, что на свете правды нет (впрочем, позднее его уличили во лжи). — глава 21

 

When one day an expedition was sent to the spatial coordinates that Voojagig had claimed for this planet they discovered only a small asteroid inhabited by a solitary old man who claimed repeatedly that nothing was true, though he was later discovered to be lying.

  •  

Любопытно, что дельфины давно знали о нависшей над Землей угрозе уничтожения и неоднократно пытались предупредить человечество. Однако все их попытки общения ошибочно истолковывались как игра с мячом или прочие дельфиньи шалости, поэтому в конце концов они плюнули и незадолго до прибытия вогонов покинули Землю своим собственным способом.
Самое последнее сообщение дельфинов было воспринято человечеством как особо изящный прыжок с кувырком через кольцо с одновременным высвистыванием гимна США. В действительности же послание гласило: «Всего хорошего, и спасибо за рыбу!»[4]
Были на Земле существа и поумнее дельфинов, но большую часть времени они проводили в биологических лабораториях, где ставили пугающе элегантные и изощренные эксперименты на людях. То, что люди, естественно, совершенно ошибочно истолковывали характер отношений между ними и собой, полностью отвечало планам этих существ. — глава 23

 

Curiously enough, the dolphins had long known of the impending destruction of the planet Earth and had made many attempts to alert mankind of the danger; but most of their communications were misinterpreted as amusing attempts to punch footballs or whistle for tidbits, so they eventually gave up and left the Earth by their own means shortly before the Vogons arrived.
The last ever dolphin message was misinterpreted as a surprisingly sophisticated attempt to do a double-backwards-somersault through a hoop whilst whistling the "Star Sprangled Banner", but in fact the message was this: So long and thanks for all the fish.
In fact there was only one species on the planet more intelligent than dolphins, and they spent a lot of their time in behavioural research laboratories running round inside wheels and conducting frighteningly elegant and subtle experiments on man. The fact that once again man completely misinterpreted this relationship was entirely according to these creatures' plans.

  •  

— Создания, которых вы зовёте мышами, вовсе не таковы, какими кажутся вам. Вы замечаете лишь, так сказать, отпечаток в нашем измерении огромных сверхразумных панпространственных существ. — Старец замолчал и участливо добавил:
— Боюсь, они ставили на вас опыты.
Артур глубоко задумался. Потом его лицо прояснилось.
— Тут явное недоразумение. Понимаете, это мы ставили на них опыты. <…>
— Такая изощрённость… — проговорил Слартибартфаст. — Поневоле можно прийти в восхищение. <…> Как ещё лучше замаскировать истинные цели? Внезапно пройти лабиринт не в том направлении, съесть не тот кусок сыра, неожиданно умереть от миксоматоза… Неподражаемое хитроумие! — глава 24

 

"These creatures you call mice, you see, they are not quite as they appear. They are merely the protrusion into our dimension of vast hyperintelligent pandimensional beings. The whole business with the cheese and the squeaking is just a front."
The old man paused, and with a sympathetic frown continued.
"They've been experimenting on you I'm afraid."
Arthur thought about this for a second, and then his face cleared.
"Ah no," he said, "I see the source of the misunderstanding now. No, look you see, what happened was that we used to do experiments on them." <…>
"Such subtlety…" said Slartibartfast, "one has to admire it. <…> How better to disguise their real natures, and how better to guide your thinking. Suddenly running down a maze the wrong way, eating the wrong bit of cheese, unexpectedly dropping dead of myxomatosis,—if it's finely calculated the cumulative effect is enormous."

  •  

— Мы находимся здесь в качестве полномочных представителей Объединённого союза философов, мудрецов и титанов мысли. Мы требуем, чтобы эту машину немедленно выключили! <…>
— Мы требуем, — взревел Врумфондель, — что дело, возможно, в разделении функций!
— Пускай машины занимаются вычислениями, — предостерег Маджиктиз, — а уж о Вечном и Непреходящем позаботимся мы! Согласно закону, поиски Абсолютной Истины — наша прерогатива. А если проклятая машина действительно найдет её? Мы же лишимся работы. Иначе говоря, какой смысл ночи напролет спорить о существовании Бога, если эта поганая железяка к утру выдаёт номер его телефона?
— Верно! — заорал Врумфондель. — Мы требуем жестко установленных границ Сомнения и Неопределённости! — глава 25

 

"We are quite definitely here as representatives of the Amalgamated Union of Philosophers, Sages, Luminaries and Other Thinking Persons, and we want this machine off, and we want it off now!" <…>
"We demand," yelled Vroomfondel, "that demarcation may or may not be the problem!"
"You just let the machines get on with the adding up," warned Majikthise, "and we'll take care of the eternal verities thank you very much. You want to check your legal position you do mate. Under law the Quest for Ultimate Truth is quite clearly the inalienable prerogative of your working thinkers. Any bloody machine goes and actually finds it and we're straight out of a job aren't we? I mean what's the use of our sitting up half the night arguing that there may or may not be a God if this machine only goes and gives us his bleeding phone number the next morning?"
"That's right!" shouted Vroomfondel, "we demand rigidly defined areas of doubt and uncertainty!"

  •  

— Никогда более, — вскричал оратор, — никогда более не проснёмся мы поутру с мыслью: «Кто я такой? В чем смысл моего существования? Изменится ли что-нибудь в космическом масштабе, если я не пойду на работу?» Сегодня мы наконец раз и навсегда узнаем простой и ясный ответ на все эти маленькие, но не дающие покоя загадки Жизни, Вселенной и Всего Остального! — глава 27

 

"Never again," cried the man, "never again will we wake up in the morning and think Who am I? What is my purpose in life? Does it really, cosmically speaking, matter if I don't get up and go to work? For today we will finally learn once and for all the plain and simple answer to all these nagging little problems of Life, the Universe and Everything!"

  •  

— Зафод! Очнись!
— М-м-м-м-х-х-х-р-р-р?
— Давай же, просыпайся!
— Ну почему нельзя дать человеку заниматься тем, что у него хорошо получается? — посетовал Зафод и перевернулся на другой бок. — глава 29

 

"Zaphod! Wake up!"
"Mmmmmwwwwwerrrrr?"
"Hey come on, wake up."
"Just let me stick to what I'm good at, yeah?" muttered Zaphod and rolled away from the voice back to sleep.

  •  

В небе появилась огромная надпись <…>. Она гласила: «Магратея удовлетворит любому, даже самому взыскательному вкусу. Мы не из хвастливых».[2]
После чего с неба начали падать пятьсот голых парашютисток. — глава 29

 

In the sky a huge sign appeared <…>. It said, Whatever your tastes, Magrathea can cater for you. We are not proud.
And five hundred entirely naked women dropped out of the sky on parachutes.

  •  

— Видите ли, ребята, вы имеете дело отнюдь не с узколобыми дебилами, которые двух слов связать не могут. Мы серьёзные интеллигентные люди и наверняка нашли бы с вами общий язык, окажись все вместе в одной компании.
Думаете, я целыми днями стреляю без разбора, а потом бахвалюсь этим в третьеразрядных кабаках, как некоторые полицейские?! Нет! Я стреляю без разбора, а потом часами изливаю душу своей подружке!
— А я пишу романы! — поддержал его второй полицейский. — Но так как ни один из них до сих пор не опубликован, предупреждаю: я в дурном настроении! — глава 32

 

"Now see here, guy," said the voice on the loud hailer, "you're not dealing with any dumb two-bit trigger-pumping morons with low hairlines, little piggy eyes and no conversation, we're a couple of intelligent caring guys that you'd probably quite like if you met us socially! I don't go around gratuitously shooting people and then bragging about it afterwards in seedy space-rangers bars, like some cops I could mention! I go around shooting people gratuitously and then I agonize about it afterwards for hours to my girlfriend!"
"And I write novels!" chimed in the other cop. "Though I haven't had any of them published yet, so I better warn you, I'm in a meeeean mood!"

Пролог[править]

  •  

Далеко-далеко, в не замеченных картографами складках давно вышедшего из моды Западного Спирального Рукава Галактики, затерялась крохотная, никому не интересная жёлтая звезда. — начало романа

 

Far out in the uncharted backwaters of the unfashionable end of the western spiral arm of the Galaxy lies a small unregarded yellow sun.

  •  

Постепенно распространялось и крепло убеждение, что все несчастья пошли с того, как люди спустились с деревьев на землю. А кое-кто даже полагал, что ошибка была совершена ещё раньше — с деревьями тоже нечего было связываться и вообще незачем было вылезать из океана.

 

Many were increasingly of the opinion that they'd all made a big mistake in coming down from the trees in the first place. And some said that even the trees had been a bad move, and that no one should ever have left the oceans.

  •  

Книга пользуется огромным спросом, оставив далеко позади «Межзвёздный сборник советов по домоводству»; раскупается гораздо быстрее, чем «Ещё 53 способа скоротать время в невесомости», и вызывает ещё больше споров и толков, чем философская трилогия «Где Господь сбился с пути», «Основные ошибки Господа Бога» и «Да кто он в конце концов такой, этот Господь Бог?!»
В просвещённых и расслабленных цивилизациях Внешнего Восточного Кольца Галактики «Путеводитель» вытеснил даже великую «Большую Галактическую Энциклопедию» в качестве общепризнанного кладезя мудрости и знаний. Ибо, несмотря на обилие пропусков и вопиюще искаженной, а то и просто-напросто апокрифической информации, «Путеводитель» обладает двумя важнейшими преимуществами перед «Энциклопедией».
Во-первых, он дешевле. Во-вторых, на титульном листе крупными буквами выведены сакраментальные слова: «Не паникуй».

 

Not only is it a wholly remarkable book, it is also a highly successful one—more popular than the Celestial Home Care Omnibus, better selling than Fifty More Things to do in Zero Gravity, and more controversial than Oolon Colluphid's trilogy of philosophical blockbusters Where God Went Wrong, Some More of God's Greatest Mistakes and Who is this God Person Anyway?
In many of the more relaxed civilizations on the Outer Eastern Rim of the Galaxy, the Hitch Hiker's Guide has already supplanted the great Encyclopedia Galactica as the standard repository of all knowledge and wisdom, for though it has many omissions and contains much that is apocryphal, or at least wildly inaccurate, it scores over the older, more pedestrian work in two important respects.
First, it is slightly cheaper; and secondly it has the words Don't Panic inscribed in large friendly letters on its cover.

Глава 3[править]

  •  

[Путеводитель] выпускался в микросубмезонном формате, ибо в привычной форме потребовал бы от путешественника таскать за собой десяток небоскрёбов в качестве книгохранилища.

 

The reason why it was published in the form of a micro sub meson electronic component is that if it were printed in normal book form, an interstellar hitch hiker would require several inconveniently large buildings to carry it around in.

  •  

… любой человек, который исколесил всю Галактику вдоль и поперёк, прошёлчерез голод, нужду и лишения, и всё-таки имеет при себе полотенце — это человек, с которым можно иметь дело.

 

… any man who can hitch the length and breadth of the galaxy, rough it, slum it, struggle against terrible odds, win through, and still knows where his towel is, is clearly a man to be reckoned with.

  •  

— Сейчас бесполезно прикидываться дурачками. Проекты трассы и планы взрывных работ были выставлены для всеобщего ознакомления в местном Отделе планирования на Альфе Центавра ещё пятьдесят земных лет назад — достаточный срок, чтобы подать жалобу по надлежащим каналам.
Чудовищные корабли с обманчивой легкостью развернулись в небе. В днище каждого открылся люк — зияющий чёрный провал.
В это время кто-то где-то, вероятно, включил передатчик и от имени Земли обратился к вогонам с мольбой. Никто так и не услышал этих слов, зато ответ услышали все. Со щелчком ожила громкоговорящая система, и раздраженный голос произнес:
— Что значит «не были на Альфе Центавра»? Помилуй Бог, туда всего-то четыре световых года, рукой подать! Если вы настолько не интересуетесь общественной жизнью, то это ваше личное дело!.. Включить подрывные лучи!
Люки извергли поток света.
— Прямо не знаю, — капризно пожаловался голос, — какая-то апатичная планета… Ни капли не жаль.

 

"There's no point in acting all surprised about it. All the planning charts and demolition orders have been on display in your local planning department on Alpha Centauri for fifty of your Earth years, so you've had plenty of time to lodge any formal complaint and it's far too late to start making a fuss about it now."
The PA fell silent again and its echo drifted off across the land. The huge ships turned slowly in the sky with easy power. On the underside of each a hatchway opened, an empty black space.
By this time somebody somewhere must have manned a radio transmitter, located a wavelength and broadcasted a message back to the Vogon ships, to plead on behalf of the planet. Nobody ever heard what they said, they only heard the reply. The PA slammed back into life again. The voice was annoyed. It said:
"What do you mean you've never been to Alpha Centauri? For heaven's sake mankind, it's only four light years away you know. I'm sorry, but if you can't be bothered to take an interest in local affairs that's your own lookout.
"Energize the demolition beams."
Light poured out into the hatchways.
"I don't know," said the voice on the PA, "apathetic bloody planet, I've no sympathy at all."

Глава 5[править]

  •  

Форд сел на один из матрасов и полез в сумку. Артур нервно потыкал матрас ногой и опустился рядом. Вообще-то он мог не нервничать: выросшие в топях Зеты Прутивнобендзы матрасы перед употреблением тщательно умерщвляются и высушиваются; как правило, они редко оживают.

 

[Ford] sat down on one of the mattresses and rummaged about in his satchel. Arthur prodded the mattress nervously and then sat on it himself: in fact he had very little to be nervous about, because all mattresses grown in the swamps of Squornshellous Zeta are very thoroughly killed and dried before being put to service. Very few have ever come to life again.

  •  

— Сейчас покажу, как пользоваться, — сказал Форд и выхватил компьютер у Артура, который глядел на него, будто на полуразложившийся труп.

 

"I'll show you how it works," said Ford. He snatched it from Arthur who was still holding it as if it was a two-week-dead lark and pulled it out of its cover.

  •  

— Но я не говорю по-вогонски!
— И не надо. Засунь только в ухо рыбку.
Молниеносным движением Форд хлопнул Артура по уху, и тот испытал внезапный рвотный позыв, почувствовав, как рыбка проскальзывает в слуховой проход. В панике схватился он за ухо, но через секунду-другую вытаращился от удивления. Его ощущения представляли собой аудиоэквивалент того, что бывает, когда смотришь на чёрный силуэт двух повернутых друг к другу лиц и вдруг видишь вместо них белый подсвечник. Или когда смотришь на лист бумаги, испещренный цветными точками, а они вдруг образуют цифру шесть, — и это означает, что придется покупать новые очки.
Артур был уверен в том, что по-прежнему слушает завывающее булькание, но одновременно каким-то образом звуки преобразились в обыкновенный английский язык.[2]

 

"But I can't speak Vogon!"
"You don't need to. Just put that fish in your ear."
Ford, with a lightning movement, clapped his hand to Arthur's ear, and he had the sudden sickening sensation of the fish slithering deep into his aural tract. Gasping with horror he scrabbled at his ear for a second or so, but then slowly turned goggle-eyed with wonder. He was experiencing the aural equivalent of looking at a picture of two black silhouetted faces and suddenly seeing it as a picture of a white candlestick. Or of looking at a lot of coloured dots on a piece of paper which suddenly resolve themselves into the figure six and mean that your optician is going to charge you a lot of money for a new pair of glasses.
He was still listening to the howling gargles, he knew that, only now it had taken on the semblance of perfectly straightforward English.

Глава 6[править]

  •  

«Я страдаю от несчастной любви и не хочу, чтобы у других было хорошее настроение. Конец сообщения». <…>
— Очаровательная личность. Хотел бы я иметь дочь — тогда я запретил бы ей выходить за него замуж.
— Не потребовалось бы, — заметил Форд. — Внешне вогоны привлекательны не больше, чем автомобильная авария.

 

"Secondly, we are about to jump into hyperspace for the journey to Barnard's Star. On arrival we will stay in dock for a seventy-two hour refit, and no one's to leave the ship during that time. I repeat, all planet leave is cancelled. I've just had an unhappy love affair, so I don't see why anybody else should have a good time. Message ends." <…>
The noise stopped.
"Charming man," he said. "I wish I had a daughter so I could forbid her to marry one…"
"You wouldn't need to," said Ford. "They've got as much sex appeal as a road accident."

  •  

— Это твой переводчик. Вавилонская рыбка. Посмотри в путеводителе, если хочешь.
Быстрым небрежным движением он передал Артуру Путеводитель по галактике для путешествующих автостопом, а сам принял позу зародыша, готовясь к скачку в гиперпространство.
В ту же секунду в мозгу у Артура отвалилась какая-то крышка.
Глаза повернулись внутрь черепа. Ноги начали медленно вытекать из макушки.
Комната свернулась вокруг него, сплющилась, завертелась и сдвинулась куда-то, а Артур остался на месте, беспомощно ускользая в собственный пупок.
Они проходили гиперпространство.
“Вавилонская рыбка, — тихо рассказывал в это время путеводитель, — это маленькая, жёлтая, похожая на пиявку рыбка. Эта рыбка — одно из самых странных явлений во Вселенной. Она питается энергией мозговых волн, исходящих не от её носителя, а от окружающих носителя существ. Она абсорбирует подсознательные ментальные частоты этих излучений и поглощает их. Затем, телепатическая матрица, представляющая собой сочетание сознательных частот мыслей и сигналов нервных окончаний, поступивших из речевого центра мозга, излучавшего данные мысли, в виде экскрементов поступает в сознание носителя. Практическое применение данного природного феномена заключается в том, что, поместив вавилонскую рыбку в ухо, вы немедленно начинаете понимать всё сказанное на любом языке. Речевые образцы, которые вы слышите, расшифровываются с помощью матрицы, поступившей в ваш мозг в виде экскрементов вавилонской рыбки.
Было бы слишком невероятно, если бы такая чудесная и полезная вещь как вавилонская рыбка возникла совершенно случайно. Некоторые мыслители даже считают её окончательным и бесповоротным доказательством несуществования Бога.
Доказательство выглядит приблизительно так:
— Я отказываюсь доказывать, что я существую, — говорит Бог, — так как доказательство отрицает веру, а без веры я ничто.
— Как?! — возражает Человек. — А вавилонская рыбка?! Выдаёт тебя с головой! Не могла такая рыбка возникнуть сама по себе. Это доказывает, что ты существуешь, а следовательно, по твоим же собственным словам, ты не существуешь. QED.
— Чёрт побери, — говорит Бог, — об этом я не подумал, — и растворяется в облачке логики.[2]

 

"It's translating for you. It's a Babel fish. Look it up in the book if you like." <…>
He tossed over The Hitch Hiker's Guide to the Galaxy and then curled himself up into a foetal ball to prepare himself for the jump.
At that moment the bottom fell out of Arthur's mind.
His eyes turned inside out. His feet began to leak out of the top of his head.
The room folded flat about him, spun around, shifted out of existence and left him sliding into his own navel.
They were passing through hyperspace.
"The Babel fish," said The Hitch Hiker's Guide to the Galaxy quietly, "is small, yellow and leech-like, and probably the oddest thing in the Universe. It feeds on brainwave energy not from its carrier but from those around it. It absorbs all unconscious mental frequencies from this brainwave energy to nourish itself with. It then excretes into the mind of its carrier a telepathic matrix formed by combining the conscious thought frequencies with nerve signals picked up from the speech centers of the brain which has supplied them. The practical upshot of all this is that if you stick a Babel fish in your ear you can instantly understand anything said to you in any form of language. The speech patterns you actually hear decode the brainwave matrix which has been fed into your mind by your Babel fish.
"Now it is such a bizarrely improbable coincidence that anything so mindboggingly useful could have evolved purely by chance that some thinkers have chosen to see it as the final and clinching proof of the non-existence of God.
"The argument goes something like this: `I refuse to prove that I exist,' says God, `for proof denies faith, and without faith I am nothing.'"
"`But,' says Man, `The Babel fish is a dead giveaway, isn't it? It could not have evolved by chance. It proves you exist, and so therefore, by your own arguments, you don't. QED.'
"`Oh dear,' says God, `I hadn't thought of that,'" and promptly vanished in a puff of logic.

  •  

Англии больше не существует. С этим смириться можно — с трудом, но можно. Он сделал другую попытку: Америки больше не существует. Не укладывается в голове! Артур решил начать с чего-нибудь помельче.
Нью-Йорка нет. Ладно, ему всё равно никогда не верилось в существование этого города. Доллары, подумал Артур, исчезли бесследно. Легкая дрожь.
Сети закусочных «Макдоналдс» больше нет. Гамбургеров нет, ни единого!
Артур лишился сознания.

 

England no longer existed. He'd got that—somehow he'd got it. He tried again. America, he thought, has gone. He couldn't grasp it. He decided to start smaller again. New York has gone. No reaction. He'd never seriously believed it existed anyway. The dollar, he thought, had sunk forever. Slight tremor there. Every Bogart movie has been wiped, he said to himself, and that gave him a nasty knock. McDonalds, he thought. There is no longer any such thing as a McDonald's hamburger.
He passed out.

  •  

— Что? «Безвредна»? Это всё, что сказано? «Безвредна»! Одно слово!
Форд пожал плечами:
— В Галактике сто миллиардов звёзд, а ёмкость микропроцессоров книжки ограничена. К тому же о Земле в общем-то никто и не слышал.
— Но теперь, надеюсь, ты о ней расскажешь?
— Я написал и передал издателю новую статью. Её, конечно, подредактируют, но суть сохранится.
— Что же там будет сказано?
— «В основном безвредна», — произнёс Форд и смущённо кашлянул.

 

"What? Harmless? Is that all it's got to say? Harmless! One word!"
Ford shrugged.
"Well, there are a hundred billion stars in the Galaxy, and only a limited amount of space in the book's microprocessors," he said, "and no one knew much about the Earth of course."
"Well for God's sake I hope you managed to rectify that a bit."
"Oh yes, well I managed to transmit a new entry off to the editor. He had to trim it a bit, but it's still an improvement."
"And what does it say now?" asked Arthur.
"Mostly harmless," admitted Ford with a slightly embarrassed cough.

Глава 7[править]

  •  

Поэзия вогонов занимает третье место во Вселенной по отвратительности.
На втором месте — стихи азготов с планеты Крия. Во время презентации нового шедевра поэтиссимуса Хряка Изящнейшего «Ода комочку зеленой слизи, найденному летним утром у меня под мышкой» четверо внимавших скончались от внутреннего кровоизлияния, а председатель комиссии по присуждению Ноббилингской премии чудом спасся, откусив себе ногу. Хряк, как сообщают, остался разочарован итогом презентации и собрался было читать все двенадцать книг своей саги «Бульканье в ванной», но тут его собственные внутренности в отчаянной попытке спасти цивилизацию устроили ему кровоизлияние в мозг.
Самые отвратительные стихи, а также их создательница Паула Нэнси Миллстоун Дженнингс из Гринбриджа (графство Эссекс, Англия) были уничтожены вместе с планетой Земля.
Простатник Джельц улыбнулся, причем медленно-медленно — не ради эффекта, кстати сказать, а просто потому что забыл, в какой последовательности сокращать мышцы. <…>
Пленники сидели на СОПах — Стульях Оценки Поэзии. Привязанные. Вогоны не питали никаких иллюзий относительно чувств, вызываемых их опусами. В далеком прошлом к литературе их толкало стремление доказать свою культурность, сейчас же — исключительно садизм.

 

Vogon poetry is of course the third worst in the Universe.
The second worst is that of the Azagoths of Kria. During a recitation by their Poet Master Grunthos the Flatulent of his poem "Ode To A Small Lump of Green Putty I Found In My Armpit One Midsummer Morning" four of his audience died of internal hemorrhaging, and the President of the Mid-Galactic Arts Nobbling Council survived by gnawing one of his own legs off. Grunthos is reported to have been "disappointed" by the poem's reception, and was about to embark on a reading of his twelve-book epic entitled My Favorite Bathtime Gurgles when his own major intestine, in a desperate attempt to save life and civilization, leapt straight up through his neck and throttled his brain.
The very worst poetry of all perished along with its creator Paula Nancy Millstone Jennings of Greenbridge, Essex, England in the destruction of the planet Earth.
Prostetnic Vogon Jeltz smiled very slowly. This was done not so much for effect as because he was trying to remember the sequence of muscle movements. <…>
The prisoners sat in Poetry Appreciation Chairs—strapped in. Vogons suffered no illusions as to the regard their works were generally held in. Their early attempts at composition had been part of bludgeoning insistence that they be accepted as a properly evolved and cultured race, but now the only thing that kept them going was sheer bloodymindedness.

  •  

— Эй, охранник! Отведи пленников к шлюзу номер три и вышвырни их в космос! <…>
Здоровенный молодой вогон выступил вперёд и толстыми ручищами вырвал их из стульев.
— Нас нельзя в космос, — взмолился Форд. — Мы пишем книгу!
— Сопротивление бесполезно! — рявкнул охранник. Это была первая фраза, которой он научился в вогонском охранном училище. <…>
— Я не хочу умирать! — закричал Артур. — У меня ещё головная боль не прошла!

 

"Guard! Take the prisoners to number three airlock and throw them out!" <…>
A huge young Vogon guard stepped forward and yanked them out of their straps with his huge blubbery arms.
"You can't throw us into space," yelled Ford, "we're trying to write a book."
"Resistance is useless!" shouted the Vogon guard back at him. It was the first phrase he'd learnt when he joined the Vogon Guard Corps. <…>
"I don't want to die now!" [Arthur] yelled. "I've still got a headache!"

  •  

— Итак, нас ждёт смерть, — подытожил Артур.
— Да. Впрочем… Нет! Подожди! — Форд внезапно прыгнул куда-то в сторону.
— Что это за тумблер?!
— Что? Где? — вскричал Артур.
— Шутка, — сказал Форд. — Нас всё-таки ждёт смерть.
— Знаешь, — произнёс Артур, — вот в такие моменты, находясь взаперти в шлюзовой камере вогонского корабля вместе с жителем Бетельгейзе и готовясь отдать концы в пучинах космоса… вот в такие моменты я дико сожалею, что не слушался в детстве маму.
— А что она тебе говорила?
— Не знаю, я ведь не слушал.

 

"Yes," said Ford, "except…no! Wait a minute!" he suddenly lunged across the chamber at something behind Arthur's line of vision. "What's this switch?" he cried.
"What? Where?" cried Arthur twisting round.
"No, I was only fooling," said Ford, "we are going to die after all."
He slumped against the wall again and carried on the tune from where he left off.
"You know," said Arthur, "it's at times like this, when I'm trapped in a Vogon airlock with a man from Betelgeuse, and about to die of asphyxiation in deep space that I really wish I'd listened to what my mother told me when I was young."
"Why, what did she tell you?"
"I don't know, I didn't listen."

Глава 31[править]

  •  

… в тот момент, когда Артур произнес: «Мой образ жизни вряд ли можно назвать спокойным», — в пространственно-временном континууме открылся случайный туннель, и эти слова, преодолев пучины пространства и времени, достигли некой далекой галактики, где два воинственных народа готовились к ужасающей межзвёздной резне.
Лидеры противников сошлись в последний раз выяснить все вопросы.
Убийственная тишина воцарилась за столом переговоров. Командующий вл-хургов, блистательный и гордый в парадных боевых шортах, вперил взгляд в главу г-гудвунттов, сидящего напротив на ароматном зеленом облаке, и миллионы стремительных, чудовищно мощных крейсеров готовы были по первому приказу исторгнуть электрическую смерть, чтобы заставить мерзкую пахучую тварь взять назад свои слова о матери вл-хургов.
Тварь шевельнулась на облаке зловонного пара, и тут над столом переговоров разнеслись слова: «Мой образ жизни вряд ли можно назвать спокойным». К сожалению, на языке вл-хургов это звучало как самое оскорбительное выражение из всех мыслимых и немыслимых. Ничего не оставалось, как начать войну на истребление.
Разумеется, в конце концов, после нескольких тысячелетий кровавой бойни, выяснилось, что все это — кошмарное недоразумение, и остатки двух флотов объединились для ведения совместных военных действий против нашей Галактики — места, откуда, как было установлено, донеслось оскорбительное высказывание.
Много тысячелетий грозные корабли бороздили безбрежные океаны космоса и наконец с диким ревом атаковали первую попавшуюся планету (им подвернулась Земля), где в результате обидной ошибки в масштабах всю боевую флотилию случайно проглотила маленькая собачонка.
Те, кто изучает сложнейшие переплетения причинно-следственных связей, говорят, что подобные вещи творятся во Вселенной постоянно и предотвратить их невозможно.
— Жизнь есть жизнь, — говорят они.

 

… at the very moment that Arthur said "I seem to be having tremendous difficulty with my lifestyle," a freak wormhole opened up in the fabric of the space-time continuum and carried his words far far back in time across almost infinite reaches of space to a distant Galaxy where strange and warlike beings were poised on the brink of frightful interstellar battle.
The two opposing leaders were meeting for the last time.
A dreadful silence fell across the conference table as the commander of the Vl'hurgs, resplendent in his black jeweled battle shorts, gazed levelly at the G'Gugvuntt leader squatting opposite him in a cloud of green sweet-smelling steam, and, with a million sleek and horribly beweaponed star cruisers poised to unleash electric death at his single word of command, challenged the vile creature to take back what it had said about his mother.
The creature stirred in his sickly broiling vapour, and at that very moment the words I seem to be having tremendous difficulty with my lifestyle drifted across the conference table.
Unfortunately, in the Vl'hurg tongue this was the most dreadful insult imaginable, and there was nothing for it but to wage terrible war for centuries.
Eventually of course, after their Galaxy had been decimated over a few thousand years, it was realized that the whole thing had been a ghastly mistake, and so the two opposing battle fleets settled their few remaining differences in order to launch a joint attack on our own Galaxy—now positively identified as the source of the offending remark.
For thousands more years the mighty ships tore across the empty wastes of space and finally dived screaming on to the first planet they came across—which happened to be the Earth—where due to a terrible miscalculation of scale the entire battle fleet was accidentally swallowed by a small dog.
Those who study the complex interplay of cause and effect in the history of the Universe say that this sort of thing is going on all the time, but that we are powerless to prevent it.
"It's just life," they say.

  •  

— … идеализм, чистая наука, поиски истины — все это очень хорошо, но рано или поздно, боюсь, наступает момент, когда начинаешь подозревать, что всей многомерной бесконечностью Вселенной на самом деле заправляет горстка маньяков.

 

"… idealism, yes the dignity of pure research, yes the pursuit of truth in all its forms, but there comes a point I'm afraid where you begin to suspect that if there's any real truth, it's that the entire multi-dimensional infinity of the Universe is almost certainly being run by a bunch of maniacs."

  •  

— Электронный мозг. — Сказал Фрэнки. — Самый простенький.
— Простенький?! — взвыл Артур.
— Конечно, — злорадно ухмыльнулся Зафод. — Достаточно его запрограммировать, чтобы время от времени он говорил: «Что?», «Я не понимаю», «Где чай?» — и разницы никто не заметит.
— Что?! — вскричал Артур, продолжая пятиться.
— Вот видишь? — просиял Зафод <…>.
— Я-то разницу замечу! — воскликнул Артур.
— Нет, — покачал головой Бенджи. — Вас запрограммируют не замечать.

 

"An electronic brain," said Frankie, "a simple one would suffice."
"A simple one!" wailed Arthur.
"Yeah," said Zaphod with a sudden evil grin, "you'd just have to program it to say What? and I don't understand and Where's the tea?—who'd know the difference?"
"What?" cried Arthur, backing away still further.
"See what I mean?" said Zaphod and howled with pain because of something that Trillian did at that moment.
"I'd notice the difference," said Arthur.
"No you wouldn't," said Frankie mouse, "you'd be programmed not to."

Глава 34[править]

  •  

Аэромобиль нёсся со скоростью Р-17 по стальным туннелям, ведущим на поверхность планеты, где мертвенно-бледные сумерки отступали перед очередным рассветом.
«Р» — единица измерения скорости, которую можно было бы определить следующим образом: разумная скорость передвижения, обеспечивающая здоровье, психическое благополучие и не более чем пятиминутное опоздание. <…> И если не воспринимать данное уравнение философски, это может привести к серьёзному нервному расстройству, язве или даже к смерти[2].
Следовательно, «Р» — величина переменная. Р-17 также величина не фиксированная, но явно слишком большая.

 

The aircar rocketed them at speeds in excess of R17 through the steel tunnels that lead out onto the appalling surface of the planet which was now in the grip of yet another drear morning twilight. Ghastly grey lights congealed on the land.
R is a velocity measure, defined as a reasonable speed of travel that is consistent with health, mental wellbeing and not being more than say five minutes late. <…> Unless handled with tranquility this equation can result in considerable stress, ulcers and even death.
R17 is not a fixed velocity, but it is clearly far too fast.

  •  

— Почему, — начал Форд, <…> — ты лежишь лицом в пыли?
— Это отвечает моему настроению, — объяснил Марвин. — Не надо делать вид, будто вы хотите со мной разговаривать. Я знаю, вы меня ненавидите.
— С чего ты взял?
— Ненавидите, да. Меня все ненавидят. Так устроена Вселенная. Стоит мне заговорить с кем-то, как меня начинают ненавидеть. Даже роботы ненавидят меня. Бросьте меня здесь, зачем со мной возиться…
Марвин мученически поднялся и застыл, мрачно глядя в сторону.
— И этот корабль ненавидел меня, — удрученно выдавил он из себя, указывая на полицейский крейсер.
— Этот корабль? — оживился Форд. — Что с ним произошло, ты не знаешь?
— Он ненавидел меня, потому что я с ним заговорил.
— Заговорил? — возбужденно воскликнул Форд. — То есть как «заговорил»?
— Очень просто. Меня охватила жуткая тоска. Я подключился к его компьютеру и подробно изложил ему свои взгляды на Вселенную.
— И что случилось? — напряженно спросил Форд.
— Он покончил самоубийством, — уныло сказал Марвин и поплелся к «Золотому сердцу».

 

"Why," said Ford, <…> "are you lying face down in the dust?"
"It's a very effective way of being wretched," said Marvin. "Don't pretend you want to talk to me, I know you hate me."
"No I don't."
"Yes you do, everybody does. It's part of the shape of the Universe. I only have to talk to somebody and they begin to hate me. Even robots hate me. If you just ignore me I expect I shall probably go away."
He jacked himself up to his feet and stood resolutely facing the opposite direction.
"That ship hated me," he said dejectedly, indicating the policecraft.
"That ship?" said Ford in sudden excitement. "What happened to it? Do you know?"
"It hated me because I talked to it."
"You talked to it?" exclaimed Ford. "What do you mean you talked to it?"
"Simple. I got very bored and depressed, so I went and plugged myself in to its external computer feed. I talked to the computer at great length and explained my view of the Universe to it," said Marvin.
"And what happened?" pressed Ford.
"It committed suicide," said Marvin and stalked off back to the Heart of Gold.

Перевод[править]

В. И. Баканов, 1995 (с уточнениями)

О романе[править]

  •  

… «Автостопщик» <…> иногда чрезмерно поверхностен; <…> мягкий цинизм, от которого пальчики оближешь, напоминает что-то из пессимистических отрывков Курта Воннегута. Но <…> этого достаточно, <…> чтобы сделать «Автостопщика» одной из редких в жанре по-настоящему смешных книг.

 

Hitchhiker <…> sometimes damagingly sophomoric; <…> the smooth finger-licking cynicism of the book does sometimes remind one of Kurt Vonnegut’s lesser moments. But <…> there is enough <…> to make Hitchhiker one of the genre's rare genuinely funny books.[5]

  Джон Клют, 1982
  •  

… произведение оказалось очень своевременным: <…> в фантастике с юмором было совсем неважно, и [Адамс] попал в яблочко. Первый вариант «Путеводителя» был написан <…> как раз в то время, когда люди всерьёз увлекались «звёздными войнами» и всем связанным с космосом.[6]

  Терри Пратчетт, интервью В. А. Владимирскому, 2007

О цикле[править]

  •  

… всё более неверно называемый трилогией «Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом».

 

… the increasingly inaccurately named Hitchhiker’s Guide to the Galaxy trilogy.[7]

  — blurb пятого романа, 1992
  •  

Трилогия в пяти частях

 

A Trilogy in Five Parts[8]

  — заголовок сборника, 1995
  •  

… всё началось-то с радиосериала, именно здесь вещь зародилась, потихоньку обрастала плотью. Кроме того, именно на радио у меня было чувство, что я, да и все другие, кто работал вместе со мной — продюсер, звукоинженеры и так далее, — создавали нечто для той поры революционное. Или, если взглянуть на это иначе, у нас у всех временами ехала крыша. Помню, как я просиживал в студии под землёй, слушая три часа подряд, как кит на скорости триста миль в час выбрасывается на землю, и всё пытался получить нужный мне звук.

 

… the radio series was where it originated; that’s where it grew; that’s where the seed grew. Also, that’s where I felt that myself and the other people working on it—the producer and the sound engineers and so on, and, of course, the actors—all created something that really felt groundbreaking at the time. Or rather, it felt like we were completely mad at the time. I can remember sitting in the subterranean studio, auditioning the sound of a whale hitting the ground at three hundred miles an hour for hours on end, just trying to find ways of tweaking the sound.

  интервью автора клубу «Onion A.V.», январь 1998
  •  

Цикл Дугласа Адамса нередко называют классикой юмористической фантастики. Особенно часто грешат этим люди, не дочитавшие пенталогию британского писателя до конца. Определение не то чтобы ошибочное, но настолько неполное, что пользоваться им — всё равно что бриться веником: глупо, нелепо и эффект нулевой. Чётко определить место, которое занимают эти книги в литературной иерархии, очень непросто — да, наверное, и не нужно.
«Путеводитель по галактике для путешествующих автостопом» <…> — цикл, стоящий на перекрёстке литературных миров. Он впитал традиции не только англо-американской научной фантастики, но и политической сатиры от Джонатана Свифта до Марка Твена, абсурдистской прозы от Льюиса Кэрролла до Сэмюэля Беккета, roadstory («романа-дороги») от Джерома К. Джерома до Джека Керуака. Ближайшими его аналогами в западной «жанровой» прозе можно назвать «Координаты чудес» и «Обмен разумов» Роберта Шекли, а в восточноевропейской — «Звёздные дневники Ийона Тихого» Станислава Лема. Только там абсурд достигает того же градуса, а научно-фантастические клише служат архимедовым рычагом для кардинального смещения читательской «точки сборки». Но и эти параллели страдают прискорбной неполнотой.[9]

  Василий Владимирский, «Без паники!»

Примечания[править]

  1. В русских изданиях более известен как «Автостопом по Галактике».
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5 Перевод М. В. Спивак (2001), с незначительными уточнениями.
  3. См. «Жизнь, Вселенная и всё остальное», гл. 18.
  4. В слове fish сумма порядковых номеров букв в английском алфавите равна 42, возможно, по замыслу автора (отмечено, например, в Википедии 5 июля 2006.).
  5. "Books," F&SF, February 1982, p. 34.
  6. «Не можешь победить — смейся». Памяти Терри Пратчетта // Мир фантастики. — 2015. — №4 (140). — С. 7.
  7. Mostly Harmless. Heinemann, 1992.
  8. The Hitch Hiker's Guide to the Galaxy: A Trilogy in Five Parts. Heinemann, 1995.
  9. Мир фантастики. — 2012. — №7 (107). — С. 54.