Русский мат

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мат (ма́терный язык, матерная ру́гань, матерщи́на, устаревшее лая матерная) — наиболее грубая, обсценная разновидность ненормативной лексики в русском и в близких к нему языках.

Цитаты[править]

  •  

<Русские> вообще весьма бранчивый народ и наскакивают друг на друга с неистовыми и суровыми словами, точно псы. На улицах постоянно приходится видеть подобного рода ссоры и бабьи передряги, причем они ведутся так рьяно, что с непривычки думаешь, что они сейчас вцепятся друг другу в волосы. … При вспышках гнева и при ругани они не пользуются слишком, к сожалению, у нас распространенными проклятиями и пожеланиями с именованием священных предметов, посылкою к чёрту, руганием „негодяем“ и т. п. Вместо этого у них употребительны многие постыдные, гнусные слова и насмешки, которые я — если бы того не требовало историческое повествование — никогда не сообщил бы целомудренным ушам. У них нет ничего более обычного на языке, как: „блядин сын, сукин сын, собака, ёб твою мать, ебёна мать“, причем прибавляется „в могилу, in os ipsius, in oculos“ и еще иные тому подобные гнусные речи.

  Олеарий, 1647.
  •  

Бранное слово — это междометие народного языка, без него не обходится не только ссора, но и весёлые, задушевные речи.

  Фёдор Плевако, 1890-е
  •  

…Или, скажем, бодрость духа. Ее соленые слова, знаете, на какую высоту подымают? Вот упал человек за борт, ошалел, пока шлюпка дойдет, у него все гайки отдадутся. А пошлешь ему с борта что-нибудь необычное да повеселее, смотришь, и спас человека: поверху плавает и сам ругается для бодрости. Или на скучной работе: дерет, дерет человек кирпичом палубу, опротивело ему, думает — скорей бы второй помощник пробежал, может, отчудит чего посмешнее. А я тут как тут — там подбодришь кого, тут кого высмеешь, здесь этак с ходу веселое словечко кинешь, — обежишь корабль, вернешься, а они прямо искры из настила кирпичом высекают, крутят головами и посмеиваются. Или растерялся матрос, не за то хватается, того гляди, ему пальцы в канифас-блок втянет, — чем его в чувство привести? Опять-таки посторонним воздействием. Очень много могу привести вам примеров, когда плотный загиб пользу приносит. Только во всех этих случаях, обратите внимание, обычная брань не поможет. Я и сам против тех, кто три слова сызмальства заладил и так ими и орудует до седых волос. Слова и соленые приедаются, а действовать на психику надо неожиданностью и новизной оборота. Для этого же надо в себе эту способность развивать постоянной тренировкой и другим это искусство передавать.

  Леонид Соболев, «Индивидуальный подход», 1939
  •  

Л. Н. Толстой хотел… извести в батарее матерную ругань и увещевал солдат: «Ну к чему такие слова говорить, ведь ты этого не делал, что говоришь, просто, значит, бессмыслицу говоришь, ну и скажи, например, «ёлки тебе палки», «эх, ты, едондер пуп», «эх, ты, ерфиндер» и т. п.
Солдаты поняли это по-своему:
— Вот был у нас офицер, его сиятельство граф Толстой, вот уже матершинник был, слова просто не скажет, так загибает, что и не выговоришь.

  Алексей Крылов[1], 1963
  •  

Мат — это концентрация мысли и чувства. Ведь не скажешь: «Мария Петровна подобна той женщине, которая изменяет своему мужу налево и направо с разными мужчинами». А скажешь одним словом.

  Константин Семёнович Мелихан, «Из записок донжуана», 1990-е
  •  

Материться, надо заметить, человек умеет редко. Неинтеллигентный — в силу бедности воображения и убогости языка, интеллигентный — в неуместности статуса и ситуации. Но когда работяга, корячась, да ручником, да вместо дубила тяпнет по пальцу — все слова, что из него тут выскочат, будут святой истиной, вырвавшейся из глубины души. Кель ситуасьон! Дэ профундис.

  Михаил Веллер. «Ножик Серёжи Довлатова», 1994
  •  

― Типичный племянник типичного сумасшедшего дяди, ― брезгливо проговорил Сафар, ― разумеется, не моей машины. Машины того шофера, который тебя матюгнул.
― Я не помню, ― признался Чик, ― я даже не посмотрел.
― Как, этот негодяй матом выругал тебя! Ну, конечно, ты его избить не мог. Хотя я и в твоем возрасте его избил бы. Но запомнить номер его машины ― мог?[2]

  Фазиль Искандер, «Чик и белая курица», 2000
  •  

Говорить матом — это та ситуация, когда событие наиболее точно называется своими словами, поэтому мат нелицеприятен, режет всегда глаза и слух — это самая обнажённая форма человеческого общения. Мат — это всегда мера ответственности, очень большая, в том числе и моральная — что мы подразумеваем — поэтому мат всегда должен быть к месту.

  Михаил Волохов пресса, 2006
  •  

Русский мат на несколько веков старше современного языка и звучал ещё в древнерусском. Вот и гадай после этого, кто кем засорён.

  Евгений Лукин, «Языку — видней, или Нужна ли борьба с борцами?»[3], 2007
  •  

Виртуознее милицейского мата я ничего в жизни не слыхивал. Так уж повелось на Руси, что с матом у нас борются матерщинники, а с алкоголизмом — алкоголики.

  Евгений Лукин, «Языку — видней, или Нужна ли борьба с борцами?»[3], 2007
  •  

Кстати, один из последних приступов любви к русскому языку случился у Минобрнауки минувшей весной — именно тогда по интернету разошлась новость о том, что филологи готовятся переименовать ноутбук в «чудный пальцеписец». Это была та самая борьба с англицизмами.
Антиматерный припадок произошел совсем недавно, когда появился список запретных для СМИ слов, в число которых угодил даже невинный «Мухосранск» (корень этого слова, как и основы многих других из «черного» перечня, не имеет к мату никакого отношения).[4]

  Ксения Туркова, «Во имя Ё», 2012

Цитаты в стихах[править]

  •  

Воейков-брат!
Ты славно в шахматы играешь;
Ты счастье матом называешь,
И подлинно ты мат![5]

  Василий Жуковский, «К нему же» (стихи из альбомов) 1814 г.
  •  

Может был бы депутатом и орал благим бы матом
На собраниях.
Я бы злился и ругался, очень резко выражался
В заседаниях. [6]:23

  Михаил Савояров, 1914
  •  

Но злобные и гневные, как Боги поруганные,
И внезапные, как разбойники, викинги,
Прибежали ―
На площади, на сходки, на митинги
И бессвязно, возбужденно,
Исступленно,
Закричали
Диким гиком,
Злобным зыком,
Благим матом…[7]

  Илья Садофьев, «Агония» (из сборника «Блёстки»), 1918
  •  

Печь все дымит и дымит ―
Изба полна смрадом.
Дядя Иван сердит,
Кроет всех матом.[8]

  Евгений Кропивницкий, «Весна», 1921
  •  

И вот,
Вечекой,
Эмчекою вынянчена,
вчера пресмыкавшаяся тварь еще ―
трехэтажным «нэпом» улюлюкает нынче нам:
«Погодите, голубчики![9]

  Владимир Маяковский, Спросили раз меня: «Вы любите ли НЭП?», 1922
  •  

Вытолкнет
                — на метр! —
                                ядро
                                         и рад.
Портрет
             в журнале спорта.
Но
         вытолкать
                         из общежития мат —
спорт
             повыше сортом.
Русский язык
                    красив
                                  и ядрён,
вытолкать мат
                     тяжелей, чем ядро.

  Владимир Маяковский, «Почему?» (1928)
  •  

Чего ты смотришь, Себастьян,
На злую кучу обезьян
Каким-то странным взглядом?
Зачем не сбросишь свой канат
И не покроешь, виноват,
Их трехэтажным матом!?[10]

  Павел Зальцман, «Антонелло да Мессина», 1961
  •  

Три рослых парня
у такси
рванули настежь дверцу
и стали
старичка тащить
за отворот у сердца.
За борт
авоську с пирогом
и старичка туда же,
и с трехэтажным матюгом:
«Жми, друг,
куда покажем!»[11]

  Семён Кирсанов, «Случай», 1966
  •  

Без русского мата не прожить нам и дня,
Отведи мою душу, облажи ты меня,
Матершиной нашей русской обложи и не ссы,
Как учили нас деды, как учили отцы.

  Сектор Газа

Примечания[править]

  1. Крылов А. Н. Мои воспоминания. — М.: изд-во АН СССР, 1963.
  2. Фазиль Искандер. «Чик и белая курица». — М.: «Знамя», №1, 2000 г.
  3. 3,0 3,1 Евгений Лукин. Языку — видней, или Нужна ли борьба с борцами? // Если. — 2007. — № 4. — С. 293—296
  4. Ксения Туркова, «Во имя Ё». — М.: Московские новости, от 26.09.2012 г.
  5. Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем. — М.: Языки славянской культуры, 2000 г.
  6. М.Н.Савояров, 1-й сборник сочинений: Песни, куплеты, пародии, дуэты. Петроград, 1914, Типография В.С.Борозина, Гороховая 12
  7. И.И.Садофьев, в книге «Поэзия Пролеткульта». — СПб.: Своё издательство, 2007 г.
  8. Кропивницкий Е.Л. Избранное. — Москва, «Культурный слой», 2004 г.
  9. В.В. Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, ГИХЛ, 1955-1961.
  10. П. Я. Зальцман. «Сигналы страшного суда». — Москва, «Водолей Publishers», 2011 г.
  11. С. Кирсанов, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2006 г.

См. также[править]