Вестник Европы (1802—1830)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Вестник Европы» — русский журнал, выходивший в Москве в 1802—1830 годах. Его редакторами-издателями были: Н. М. Карамзин 1802 и 1803 годах, М. Т. Каченовский в 1805—7 и 1809—1830, В. А. Жуковский в 1808—1811.

Цитаты о журнале[править]

  •  

Мнения Вест. Евр. не можно почитать за мнения…

  Александр Пушкин, письмо Вяземскому начала апреля 1824
  •  

Известно, что с давнего времени Вестник Европы упадал, валился, и нынешний год, в куньих мордках[1] и ученических исследованиях об истории русской, все думали слышать последний вздох «Вестника Европы»… Но дух перемен грянул и над ним, и 16-я доля 18-го занята объявлением: «Желаю ещё потрудиться <…>». Всё это возбуждает какое-то умилительное чувство при мысли, что так говорит издатель журнала, 26 лет издающегося и — падающего! <…>
Юноши, обогнавшие издателя В. Е., не виноваты, что они шли вперёд, когда издатель В. Е. засел на одном месте и неподвижно просидел более 20 лет. <…>
С 1805 года нынешний издатель «Вестника Европы» начал своё дело и — теперь только вздумал, что уже время трудиться самому. <…>
Журнальные статейки, выходки на Карамзиных, Жуковских, Буле, Калайдовичей, полдюжины диссертаций из чужих материалов, переделка статей Баузе, перевод вздорного романа (Тереза и Фальдони[К 1]), перекроение с польского Хрестоматии Якобса, смешные споры, коими пестрился иногда Вестник Европы, — вот всё, чем устилал себе издатель Вестника Европы дорогу в храм литературного бессмертия в течение 25 лет! Ни одной книги, достойной внимания, ни одной самобытной замечательной статьи…

  Николай Полевой, «Новости и перемены в русской журналистике на 1829 год», ноябрь 1828
  •  

… г-н Невеждин прочёл проект нового журнала <…> под названием Азиатский рак[К 2]. <…>
Отделение I [в нём]. Изящная словесность. Переводы Байрона с польского; стихи молодых семинаристов; отрывки из записок г-на Трандафырина

  — Александр Пушкин, <Несколько московских литераторов…>, 1829
  •  

… Г. издатель <…> пустил в свой журнал, на раздолье, буквы ѳ, ѵ, да Г. экс-студента Никодима Надоумка, и сей последний, <…> пустился толковать и вкось и вкривь <…>. Впрочем, <…> других обещанных перемен не воcпоследовало в Вестнике Европы, который всё по прежнему остался тощ и скуден. Об улучшениях в этом вестнике, мы и мечтать не смели.

  Орест Сомов, «Обозрение российской словесности за первую половину 1829 года», декабрь
  •  

Вестник Европы постепенно исправлял своё правописание большим и большим введением ижѵцы. Некоторые наблюдатели думают, что со временем Вестник сей допустит у себя и другие греческие буквы взамен русских, особливо в словах, занятых из греческого языка…

  — Орест Сомов, «Обозрение российской словесности за вторую половину 1829 и первую 1830 года», декабрь 1830
  •  

… первая книжка «Современника» <…> вышла в свет <…>. Это журнал европейский, такой, какого не было на святой Руси после 1802 и 1803 годов «Вестника Европы», изданного Карамзиным, и 1808 и 1809-го, изданного Жуковским.[3]

  — вероятно, Александр Воейков[4]

Виссарион Белинский[править]

  •  

Старец, водивший, бывало, на помочах наше юное общество, издавна пользовавшийся огромным авторитетом и деспотически управлявший литературными мнениями <…>. «Вестник Европы» пережил несколько поколений, воспитал несколько поколений, из коих последнее, взлелеянное им, восстало с ожесточением на него же; но он всегда оставался одним и тем же, не изменялся и бился до последних сил: это была борьба благородная и достойная всякого уважения, борьба не из личных мелочных выгод, но из мнений и верований, задушевных и кровных. Его убило время, а не противники, и потому его смерть была естественная, а не насильственная.
<…> «Вестник Европы» отстаивал святую старину и до последнего вздоха бился с ненавистною новизною в то время, когда юное поколение новых журналов сражалось, в свою очередь, не на живот, а на смерть, с скучною, опостылевшею стариною…

  — «Литературные мечтания», декабрь 1834
  •  

… самый «Вестник Европы», доживавший свои последние годы, был явлением примечательным и интересным. Это была — умирающая мысль, отстаивающая себя в отчаянной схватке против враждебной новизны…

  — «Русская литература в 1840 году», декабрь
  •  

Падение военного терроризма Наполеона развязало Франции руки не только в политическом отношении, но и в отношении к науке и литературе: ненавидимые и гонимые им «идеологи» свободно и ревностно принялись за своё дело; литература и поэзия ожили. Это имело прямое и сильное влияние на нашу литературу. Когда увенчанная славою Россия начала отдыхать от своих побед и торжеств и процветать миром в «гордом и полном доверия покое», наши обветшалые и заплесневелые журналы того времени и патриарх их «Вестник Европы» начали терять своё влияние и перестали, с своими запоздалыми идеями, быть оракулами читающей публики.

  — «Сочинения Александра Пушкина», статья четвёртая, ноябрь 1843

Комментарии[править]

  1. Перевод сентиментального романа Н.-Ж. Леонара вышел в 1804 и был перепечатан в 1816[2].
  2. Пародируя название журнала, Пушкин подчёркивал и его косность (рак — символ попятного движения)[2].

Примечания[править]

  1. М. Т. Каченовский. О бельих лобках и куньих мордках // Вестник Европы. — 1828. — № 13.
  2. 1 2 Ю. Г. Оксман. Примечания // А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Т. 6. Критика и публицистика. — М.: ГИХЛ, 1962.
  3. П. Смирнов. Сергиевская пустыня. 14 апреля // Литературные прибавления к «Русскому инвалиду». — 1836. — № 35, 29 апреля. — С. 278 (из раздела «Новые книги»).
  4. Примечания // Пушкин в прижизненной критике, 1834—1837. — СПб.: Государственный Пушкинский театральный центр, 2008. — С. 463-4.