Жизнь Клима Самгина (роман)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Жизнь Клима Самгина (роман)
The Life of Klim Samgin.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Тексты в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Жизнь Клима Самгина (Сорок лет)» — роман-хроника, самое крупное, итоговое произведение Максима Горького. Состоит из четырёх частей.

Цитаты[править]

Часть первая[править]

Глава 1[править]

  •  

 Между дедом и отцом тотчас разгорался спор. Отец доказывал, что всё хорошее на земле — выдумано, что выдумывать начали ещё обезьяны, от которых родился человек, — дед сердито шаркал палкой, вычерчивая на полу нули, и кричал скрипучим голосом:
— И-и ерунда...

  — «Жизнь Клима Самгина, часть Первая»
  •  

...слова его подавляли друг друга, а вся речь напоминала о том, как пузырится пена пива или кваса, вздымаясь из горлышка бутылки.

  — Авторская характеристика речи Ивана Самгина
  •  

...слова его ложились в память, как серебряные пятачки в копилку.

  — «Жизнь Клима Самгина, часть Первая»
  •  

Гипотеза... это — собачка, с которой охотятся за истиной.

  — Тимофей Варавка
  •  

А на мать Клима он смотрел совершенно так же, как дедушка Аким на фальшивый билет в десять рублей, который кто-то подсунул ему.

  — Об учителе Томилине (авторский текст).
  •  

Для дела свободы пороки деспота гораздо менее опасны, чем его добродетели.

  — Учитель Степан Томилин
  •  

— Благородными металлами называют те из них, которые почти или совсем не окисляются... Благородные, духовно стойкие люди тоже не окисляются, то есть не поддаются ударам судьбы, несчастиям и вообще...

  — Учитель Степан Томилин
  •  

Всякому возрасту соответствует определенная доза глупости и ума. То, что называется сложностью в химии, — вполне законно, а то, что принимается за сложность в характере человека, часто бывает только его выдумкой, его игрой. Например — женщины…

  — «Жизнь Клима Самгина», Учитель Степан Томилин
  •  

Полезная выдумка ставится в форме вопросительной, в форме догадки: может быть, это — так? Заранее честно допускается, что, может быть, это и не так. Выдумки вредные всегда носят форму утверждения: это именно так а не иначе. Отсюда заблуждения, ошибки...

  — Учитель Степан Томилин
  •  

— Да — был ли мальчик-то, может, мальчика-то и не было?

  — Недоверчивый вопрос зеваки на месте гибели Бориса Варавки

Глава 2[править]

  •  

А может быть, прав Толстой: отвернись от всего и гляди в угол. Но — если отвернёшься от лучшего в себе, а?

  — Константин Макаров
  •  

...литература откололась от жизни, изменила народу; теперь пишут красивенькие пустячки для забавы сытых; чутье на правду потеряно...

  — Писатель Нестор Катин
  •  

— Обычная русская квасоварня. Балаган, в котором показывают фокусы, вышедшие из моды.

  — Тимофей Варавка
  •  

Судорожно размахивая руками, краснея до плеч, писатель рассказывал русскую историю, изображая ее как тяжелую и бесконечную цепь смешных, подлых и глупых анекдотов. Над смешным и глупым он сам же первый и смеялся, а говоря о подлых жестокостях власти, прижимал ко груди своей кулак и вертел им против сердца. Всегда было неловко видеть, что после пламенной речи своей он выпивал рюмку водки, закусывая корочкой хлеба, густо намазанной горчицей. ― Читайте «Историю города Глупова» ― вот подлинная и честная история России, ― внушал он.

  — «Жизнь Клима Самгина»
  •  

— Что он хвастается тем, что живет под надзором полиции? Точно это его пятерка за поведение.

  — «Жизнь Клима Самгина», Константин Макаров (характеристика писателя Нестора Катина)
  •  

«Из вежливости говорится — баба, а ежели честно сказать — раба. По закону естества полагается ей родить, а она предпочитает блудить».

  — Слова знакомого телеграфиста в пересказе Ивана Дронова
  •  

— О женщине нужно говорить стихами; без приправы эта пища неприемлема.

  — Учитель Степан Томилин
  •  

В мире идей необходимо различать тех субъектов, которые ищут, и тех, которые прячутся. Для первых необходимо найти верный путь к истине, куда бы он ни вел, хоть в пропасть, к уничтожению искателя. Вторые желают только скрыть себя, свой страх перед жизнью, свое непонимание ее тайн, спрятаться в удобной идее.

  — Учитель Степан Томилин
  •  

Путь к истинной вере лежит через пустыню неверия... Вера как удобная привычка, несравнимо вреднее сомнения. Допустимо, что вера, в наиболее ярких ее выражениях, чувство ненормальное, может быть, даже психическая болезнь: мы видим верующих истериками, фанатиками, как Савонарола или протопоп Аввакум, в лучшем случае — это слабоумные, как, например, Франциск Ассизский.

  — Учитель Степан Томилин
  •  

Ошибочно думать, что энергия людей, соединенных в организации, в партии, — увеличивается в своей силе. Наоборот: возлагая свои желания, надежды, ответственность на вождей, люди тем самым понижают и температуру и рост совей личной энергии. Идеальное воплощение энергии — Робинзон Крузо.

  — Учитель Степан Томилин
  •  

Дураки ставят вопросы чаще, чем пытливые люди.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— У них у всех неудачный роман с историей. История — это Мессалина,.. она любит связи с молодыми людьми, но — краткие. Не успеет молодое поколение вволю поиграть, помечтать с нею, как уже на его место встают новые любовники.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

В стране, где народ верит в домовых, колдунов, а землю ковыряет деревянной сохою, стишками ничего не сделаешь.
— Прежде всего необходим хороший плуг, а затем уже — парламент. Дерзкие словечки дешево стоят. Надо говорить словами, которые, укрощая инстинкты, будили бы разум.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

Я думаю, что все их речи и споры — только игра в прятки. Люди прячутся от своих страстей, от скуки: может быть — от пороков...

  — Лидия Варавка
  •  

— Не тому вас учат, что вы должны знать. Отечествоведение — вот наука, которую следует преподавать с первых же классов, если мы хотим быть нацией. Русь всё еще не нация, и боюсь, что ей придется взболтать себя еще раз так, как она была взболтана в начале семнадцатого столетия. Тогда мы будем нацией — вероятно.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— Тут каждый стремится выдрессировать меня, как собаку для охоты за дичью.

  — Константин Макаров (о собраниях во флигеле дома Самгиных)
  •  

— Вали-и, Мотя! Круши, Мотя, скоро шабаш!.. Эх, Мотя, сук те в ухо, — сила ты!..
Верно-о! Отцы, деды наши работали получше нас! Эх, Мотя-а!.. Валяй-и!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Старичок-каменщик на ломке стены старого дома.
  •  

 «Идиоты!» — думал Клим. Ему вспоминались безмолвные слёзы бабушки пред развалинами её дома, вспоминались уличные сцены, драки мастеровых, буйства пьяных мужиков у дверей базарных трактиров на городской площади против гимназии и снова слёзы бабушки, сердито-насмешливые словечки Варавки о народе, пьяном, хитром и ленивом.

  — «Жизнь Клима Самгина»
  •  

Искренний интерес к народу могут испытывать промышленники, честолюбцы и социалисты. Народ — тема, не интересующая меня.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Учитель Степан Томилин
  •  

— По-русски читать нечего... По русски интересно чувствуют, но думают неудачно, зависимо, не оригинально. Русское мышление глубоко чувственно и потому грубо. Мысль только тогда плодотворна, когда ее двигает сомнение. Русскому разуму чужд скептицизм, так же как разуму индуса и китайца. У нес все стремятся веровать. Всё равно во что, хотя бы в спасительность неверия. Во Христа. В химию. В народ. А стремление к вере — есть стремление к покою.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Учитель Степан Томилин
  •  

Самое умное что можно сделать — возвратиться в дураки.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— Большинство людей только ищет красоту, лишь немногие создают ее... Возможно, что в природе совершенно отсутствует красота, так же как в жизни — истина; истину и красоту создает сам человек...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Клим Самгин
  •  

— Работают точно гробовщики, наскоро, кое как.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка о строителях дома
  •  

Десяток городов выстроил бы. Город — это, милая, улей, в городе скопляется мед культуры. Нам необходимо всосать в города половину деревенской России, тогда мы и начнем жить.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— Мир делится на людей умнее меня — этих я не люблю — и на людей глупее меня — этих презираю.
— Но есть еще категория людей, которых я боюсь. Это — хорошие русские люди, те, которые веруют, что логикой слов можно влиять на логику истории... остерегайся верить хорошему русскому человеку. Это — очень милый человек, да! Поболтать с ним о будущем — наслаждение. Но настоящего он совершенно не понимает. И не видит, как печальна его роль ребенка, который, мечтательно шагая посреди улицы, будет раздавлен лошадьми, потому что тяжелый воз истории везут лошади, управляемые опытными, но неделикатными кучерами.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— Так называемая христианская культура — нечто подобное радужному пятну нефти на широкой мутной реке. Культура — это пока: книжки, картинки, немного музыки и очень мало науки. Культурность небольшой кучки людей, именующих себя «солью земли», «рыцарями духа» и так далее, выражается лишь в том, что они не ругаются вслух матерно и с иронией говорят о ватерклозете. Все живущие «во Христе» глубоко антикультурны в моем смысле понятия культуры. Культура — это, дорогая моя, любовь к труду, но такая же неукротимо жадная, как любовь к женщине...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— Но ведь эта любовь к людям, — кстати сказать, выдуманная нами, противная природе нашей, которая жаждет не любви к ближнему, а борьбы с ним, — эта несчастная любовь ничего не значит и не стоит без ненависти, без отвращения к той грязи, в которой живет ближний!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

Мы выбираем друзей небрежнее, чем ботинки. Заметь, человек без друзей — более человек...
— Я — не не имею друзей.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка

Глава 3[править]

  •  

Этот город, не похожий на русские города, город черствых, недоверчивых и очень проницательных людей; это голова огромного тела России наполнена мозгом холодным и злым.

  — Характеристика Петербурга в представлении Клима Самгина
  •  

«Большинство людей обязано покорно подчиняться своему назначению быть сырым материалом истории. Им, как, например, пеньке, не нужно думать о том, какой толщины и прочности совьют из них веревку и для какой цели она необходима».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

Ссориться — не значит не любить.
В контексте:

— Петербург многоликий город. Видите: сегодня у него таинственное и пугающее лицо. В белые ночи он очаровательно воздушен. Это живой, глубоко чувствующий город.

Клим сказал:
— Вчера я подумал, что вы не любите его.

— Вчера я с ним поссорилась; ссориться не значит не любить.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Только суфлёры обязаны говорить правду.

  — Игорь Туробоев
  •  

В университете учатся немцы, поляки, евреи, а из русских только дети попов. Все остальные россияне не учатся, а увлекаются поэзией безотчетных поступков и страдают внезапными припадками испанской гордости.

  — Игорь Туробоев
  •  

В известной дозе кислоты так же необходимы организму, как и соль. Чаадаевское настроение я предпочитаю слащавой премудрости некоторых литературных пономарей.

  — Степан Кутузов
  •  

«На большинство людей обилие впечатлений действует разрушающе, засоряя их моральное чувство. Но это же богатство впечатлений создает иногда людей исключительно интересных. Смотрите биографии знаменитых преступников, авантюристов, поэтов. И вообще, все люди, перегруженные опытом, - аморальны.»

  — Учитель Степан Томилин
  •  

Когда не понимают — воображают и ошибаются.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

Гуманизм — мещанская мечта о всеобщей сытости.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Серафима Нехаева
  •  

Она, видимо, считает свой мозг чем то вроде подушечки для булавок.

  — Игорь Туробоев
  •  

Я не заражен стремлением делать историю, меня совершенно удовлетворяет профессор Ключевский, он делает историю. Мне говорили, что он внешне похож на царя Василия Шуйского: историю написал он, как написал бы её этот хитрый царь...

  — Игорь Туробоев
  •  

— Народ — враг человека!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Серафима Нехаева
  •  

«В московском шуме человек слышней».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Клим Самгин
  •  

— Того ради и живет Москва, чтобы есть.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

Ибо в лице Марксовом имеем наконец вероучителя крепости девяностоградусной. Это — не наша, русская бражка, возбуждающая лирическую чесотку души, не варево князя Кропоткина, графа Толстого, полковника Лаврова и семинаристов, окрестившихся в социалисты, с которыми приятно поболтать, — нет! С Марксом — не поболтаешь! У нас ведь как: полижут языками желчную печень его превосходительства Михаила Евграфовича Салтыкова, запьют горечь лампадным маслицем фабрики его сиятельства из Ясной Поляны и весьма довольны! У нас, главное, было бы о чем поболтать, а жить всячески можно, хоть на кол посади — живут!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов

Глава 4[править]

  •  

— Что такое для нас, русских, эволюция? Это — процесс замены посконных штанов приличными брюками...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

— В России живет два племени: люди одного - могут думать и говорить только о прошлом, люди другого - лишь о будущем и, непременно, очень отдаленном. Настоящее, завтрашний день, почти никого не интересует.

  — Тимофей Варавка
  •  

— Тургенев — кондитер. У него — не искусство, а — пирожное. Настоящее искусство не сладко, оно всегда с горчинкой.

  — Иноков
  •  

Устроил у себя на чердаке какое-то всесветное судилище и — доволен. Швыряется в книгах, идеях и очень просто доказывает, что всё на свете шито белыми нитками. Он, брат, одному учит — неверию.

  — Иван Дронов (характеристика Степана Томилина)
  •  

«Мы все живем на содержании у прошлого».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Константин Макаров
  •  

...мы, русские люди, не умеем владеть умом. У нас не человек управляет своей мыслью, а она порабощает его... У нас удивительно много людей, которые, приняв чужую мысль, не могут, даже как будто боятся проверить ее, внести поправки от себя, а, наоборот, стремятся только выпрямить ее, заострить и вынести за пределы логики, за границы возможного. Вообще мне кажется, что мышление для русского человека — нечто непривычное и даже пугающее, хотя соблазнительное. Это неумение владеть разумом у одних вызывает страх перед ним, вражду к нему, у других рабское подчинение его игре, — игре, весьма часто развращающей людей.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Игорь Туробоев
  •  

...мы или плутаем в дебрях разума или бежим от него испуганными дураками.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

— Достоевский обольщен каторгой. Что такое его каторга? Парад. Он инспектором на параде, на каторге-то был. И всю жизнь ничего не умел писать, кроме каторжников, а праведный человек у него «Идиот». Народа не знал, о нем не думал.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

— Наш народ — самый свободный на земле. Он ничем не связан изнутри. Действительности — не любит. Он — штучки любит, фокусы. Колдунов и чудодеев. Блаженненьких. Он сам такой — блаженненький. Он завтра же может магометанство принять — на пробу... Может сжечь все свои избы и скопом уйти в пустыни, в пески, искать Опоньское царство.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

...народ хочет свободы, не той, которую ему сулят политики, а такой, которую могли бы дать попы, свободы страшно и всячески согрешить, чтобы испугаться и — присмиреть на триста лет в самом себе. Вот-с! Сделано. Всё сделано! Исполнены все грехи. Чисто!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

Как трудно найти себя в хаосе чужих мыслей, за которыми скрыты непонятные чувства.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Клим Самгин
  •  

Все женщины неизлечимо больны одиночеством.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Вера Петровна Самгина (мать Клима)
  •  

...люди пробуют различные маски, чтобы найти одну, наиболее удобную и выгодную. Они колеблются, мечутся, спорят друг с другом именно в поисках этих масок, в стремлении скрыть свою бесцветность, пустоту.

  — Клим Самгин
  •  

Я не могу поверить, чтоб мещанская пошлость нашей жизни окончательно изуродовала женщину, хотя из нее сделали вешалку для дорогих платьев, безделушек, стихов.

  — Константин Макаров
  •  

— Революционер — тоже полезен, если он не дурак. Даже если глуп — и тогда полезен, по причине уродливых условий русской жизни...
— Если революционер внушает мужику: возьми, дурак, пожалуйста, землю у помещика и, пожалуйста, учись жить, работать человечески разумно, — революционер — полезный человек.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

 Необходимое — скучно. Оно — порабощает.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Елизавета Спивак
  •  

 Красота — распутна. Это, должно быть, закон природы. Она скупа на красоту и потому, создав ее, стремится использовать как можно шире.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Елизавета Спивак

Глава 5[править]

  •  

 У дяди Хрисанфа собирались его приятели, люди солидного возраста и одинакового настроения; все они были обижены, и каждый из них приносил слухи и факты, еще более углублявшие их обиды; все они любили выпить и поесть...

  — Автор
  •  

 Актеры и женщины живут только ночью.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Актёр (знакомый дяди Хрисанфа)
  •  

 Умные чаще ошибаются в себе.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Семион Диомидов
  •  

 Руки наши — умные, а башки — глупые, от этого и горе жизни.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Яков Платонович
  •  

 Жизнь — не поле, не пустыня, остановиться — негде.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Дьякон Ипатьевский
  •  

А что, если классовая философия окажется не ключом ко всем загадкам жизни, а только отмычкой, которая портит и ломает замки?

  — Игорь Туробоев
  •  

Мелкие вещи непокорнее больших. Камень можно обойти, можно уклониться от него, а от пыли — не скроешься, иди сквозь пыль.

  — Семион Диомидов
  •  

 «Рука — от глагола рушить, разрушать».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Иван Дронов
  •  

 Клим начал говорить о Москве в тон дяде Хрисанфу: с Поклонной горы она кажется хаотической грудой цветистого мусора, сметенного со всей России, но золотые главы многочисленных церквей ее красноречиво говорят, что это не мусор, а ценнейшая руда.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Клим Самгин о Москве
  •  

 Мы — люди серьезные, нам надобно пить на все средства четырех пятых души. Полной душою жить на Руси — всеми строго воспрещается... А когда пропьем четыре пятых — будем пронографические картинки собирать и друг другу похабные анекдоты из русской истории рассказывать. Вот — наш проспект жизни.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

 — Радуемся, а? Помазок божий встречаем. Он приличных людей в чин идиотов помазал, — ничего! Ликуем. Вот тебе! Исаия ликуй...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

 — Отцы жертвовали на церкви, дети — на революцию. Прыжок — головоломный, но... что же, брат, делать? Жизнь верхней корочки несъедобного каравая, именуемого Россией, можно озаглавить так: «История головоломных прыжков русской интеллигенции». Ведь это только господа патентованные историки обязаны специальностью своей доказывать, что существуют некие преемственность, последовательность и другие ведьмы, а — какая у нас преемственность? Прыгай — коли не хочешь задохнуться?

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Владимир Лютов
  •  

 Человек открыл волосатый рот, посмотрел мутными глазами на Макарова, на Клима и, махнув рукой, пошел дальше. Но через три шага, волком обернувшись назад, сказал громко:
— Все — виноватые. Все.
— Ответ преступника, — проворчал Макаров и, как мастеровой, сплюнул сквозь зубы.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Диалог на улице после Ходынской катастрофы.
  •  

В борьбе за жизнь одолевают те, которые попроще. Действующие инстинктивно...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Маракуев
  •  

Цифры не хуже стихов... Стишками болото не осушишь...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

Клоп тем и счастлив, что скверно пахнет.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Павлин Савельевич Радеев
  •  

Политика всовывания соломинок в колеса истории.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Костин
  •  

Робинзон КрузоЕвангелие непобедимых.
В контексте:

Чудаковато одетый в парусину, серый, весь как бы пропыленный до костей, в сандалиях на босу ногу, в широкополой соломенной шляпе, длинноволосый, он стал похож на оживший портрет Робинзона Крузо с обложки дешевого издания этого Евангелия непобедимых.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Максим Горький (фрагмент описания внешности Инокова).
  •  

 — Студенческие беспорядки — это выражение оппозиционности эмоциональной. В юности люди кажутся сами себе талантливыми, и эта кажимость позволяет им думать, что ими управляют бездарности.
— А так как власть у нас действительно бездарна, то эта эмоциональная оппозиционность нашей молодежи тем самым очень оправдывается. Мы были бы и смирнее и умней, будь наши государственные люди талантливы, как, например, в Англии. Но — государственных талантов у нас — нет. И вот мы поднимаем на щитах даже такого, как Витте.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Тимофей Варавка
  •  

 Она — не актриса, не играет людей, а людьми играет.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Первая». Иноков об олонецкой сказительнице Орине Федотовой

Часть вторая[править]

  •  

Иноков пишет письма так, как будто в России только двое грамотных: он и я, а жандармы — не умеют читать.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Елизавета Спивак
  •  

Жизнь нужно построить по типу оркестра: пусть каждый честно играет свою партию, и всё будет хорошо.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Муж Елизаветы Спивак
  •  

Консерватизм возникает на почве удобств.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Фельетонист Нароков (Робинзон)
  •  

Оригинальность — тоже глупость, только одетая в слова, расставленные необычно.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

В тихом трудолюбии больше геройства, чем в бойких наскоках... землю вскачь не пашут.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Василий Еремеевич Козлов. Городской историк-краевед.
  •  

Главный кирпич не в карнизе, а в фундаменте.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Василий Еремеевич Козлов
  •  

Всякий бык теленком был.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Василий Еремеевич Козлов
  •  

Умишко наш — неблаговоспитанный кутенок, ему — извините! — всё равно, где гадить — на кресле, на дорогом ковре и на престоле царском, в алтарь пустите — он и там напачкает. Он, играючи, мебель грызет, сапог, брюки рвет, в цветочных клумбах ямки роет, губитель красоты по силе глупости своей.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Василий Еремеевич Козлов
  •  

— Революционеры от скуки жизни, из удальства, из романтизма, по Евангелию, всё это — плохой порох. Интеллигент, который хочет отомстить за неудачи его личной жизни, за то, что ему некуда пристроить себя, за случайный арест и месяц тюрьмы, — это тоже не революционер.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Степан Кутузов
  •  

Русь наша — страна кустарного мышления.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Степан Кутузов
  •  

— Особенности национального духа, община, свирели, соленые грибы, паюсная икра, блины, самовар, вся позиция деревни и графское учение о мужицкой простоте — всё это, простофильство...
— Не отрицаю, и в этой плесени есть своя красота, но — пора проститься с нею, если мы хотим жить. И с героями на час тоже надобно проститься, потому что необходим героизм на всю жизнь, героизм чернорабочего, мастерового революции. Если вы на такой героизм не способны — отойдите в сторону.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Степан Кутузов
  •  

Жалость — имитация любви.
В контексте:

— Но любить-то надобно без жалости, жалость — это имитация любви. Это — дрянная штука.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Степан Кутузов
  •  

Веселая и бойкая Любаша обладала хлопотливостью воробьихи, которая прыгала и бегала, воодушевленная неутолимой жаждой как можно скорее узнать отношения и связи всех людей, для того, чтобы всем помочь, распутать одни узлы, завязать другие, зашить и заштопать различные дырки... Сомова говорила о будущем в тоне мальчишки, который любит кулачный бой и совершенно уверен, что в следующее воскресенье будут драться.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Авторская характеристика Л. Сомовой.
  •  

Он не представлял себя адвокатом, произносящим речи в защиту убийц, поджигателей, мошенников. У него вообще не было позыва к оправданию людей, которых он видел выдуманными, двуличными и так или иначе мешавшими жить ему, человеку своеобразного духовного строя и даже как бы другой расы.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Автор о Климе Самгина
  •  

«Чем умнее обвиняемый, тем более виноват».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Тагильский
  •  

Для того, чтобы хорошо понять, не следует торопиться верить, сила познания — в сомнении.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Вот об этих русских женщинах Некрасов забыл написать. И никто не написал, как значительна их роль в деле воспитания русской души, а может быть, они прививали народолюбие больше, чем книги людей, воспитанных ими, и более здоровое.
«Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет», — это красиво, но полезнее войти в будничную жизнь вот так глубоко, как входят эти, простые, самоотверженно очищающие жизнь от пыли, сора.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин об Анфимьевне
  •  

Переполнение головы плохо влияет на сердце.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Дядя Миша
  •  

У нас всё разговаривают о том, как надобно думать, тогда как говорить надо о том, что следует делать.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Пимен Гусаров
  •  

На медные деньги либерализма в наше время не проживешь.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Алексей Семенов Гогин
  •  

Клим был уверен, что он уже не один раз убеждался: «не было мальчика», и это внушало ему надежду, что всё, враждебное ему, захлебнется словами, утонет в них, как Борис Варавка в реке, а поток жизни неуклонно потечет в старом, глубоко прорытом русле.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Автор о Климе Самгине
  •  

Жизнь очень похожа на Варвару, некрасивую, пестро одетую и — неумную. Наряжаясь в яркие слова, в стихи, она, в сущности, хочет только сильного человека, который приласкал бы и оплодотворил ее.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Дурацкой этой стране всё нужно: ласки и встряски, страхи и ужасы, — землетрясение нужно ей, дьявольщина! Вот именно — встряхнуть, размесить это кислое тесто, заставить всех работать по-римски, по-египетски, с бичами, вот как!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Тимофей Варавка
  •  

Не рычи!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Присказка Семенова-Гогина
  •  

Ночью все кошки серы.

Да — для пустой души
Необходим груз веры!
Ночью все кошки серы,
Женщины — все хороши!
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Куплеты Семенова-Гогина
  •  

Хорошо говорить многие умеют, а надо говорить правильно.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Дьякон Ипатьевский
  •  

Идиотский город, восемьдесят пять процентов жителей — идиоты, десять — жулики, процента три — могли бы работать, если бы им не мешала администрация, затем идут страшно умные, а потому ни к чёрту не годные мечтатели...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Тимофей Варавка
  •  

Жизнь, в сущности, не дает ни одной капли меда, не сдобренной горечью.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Мужчина должен поглощать женщину так, чтоб все тайные думы и ощущения ее полностью передавались ему.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Я не по романам жила, не по книжкам, а — по своей глупости.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Анфимьевна
  •  

Все говорили так много, что молчаливый человек был весьма заметен.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Максим Горький о Климе Самгине
  •  

Их предрассудки — это старые истины, живучесть которых оправдана условиями быта.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

— Эх ты, чиновник, всему горю виновник!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Рабочий ("бородатый человек")
  •  

— А — по-моему, все мы бездельники, лентяи и... и жертвы общественного оживления. Вот кто мы!
 — Это — верно, — сказал он ей. — Собственно, эти суматошные люди, не зная, куда себя девать, и создают так называемое общественное оживление в стенах интеллигентских квартир, в пределах Москвы, а за пределами ее тихо идет нормальная, трудовая жизнь простых людей...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Татьяна Гогина, Клим Самгин
  •  

Народ здесь как пчела, — взятки любит, хоть гривенник, а — дай!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Митрофанов
  •  

На барьерах лож, рядом с коробками конфект, букетами цветов, лежали груди, и в их обнаженности было что-то от хвастовства нищих, которые показывают уродства свои для того, чтобы разжалобить.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Авторские слова. В «капище Омона»
  •  

Драться — легче, ждать трудней.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Владимир Лютов
  •  

Террор — лечение застарелой болезни домашними средствами.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Борис Прейс
  •  

В русских университетах не учатся, а увлекаются поэзией безотчетных поступков.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Туробоев
  •  

У них в головах шум, а они думают — ум.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Повар Самгиных
  •  

Волка клюквой не накормишь.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Иван Митрофанов (Пётр Яковлев-Котельников)
  •  

Вы думаете, народ Ходынку не помнит? Нет, народ злопамятен. Ему, кроме зла, и помнить нечего.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Иван Митрофанов (Пётр Яковлев-Котельников)
  •  

Женщина, которую не ревнуют, не чувствует себя любимой.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Варвара Самгина (Антропова)
  •  

Людей, не умеющих управлять жизнью, никому не жаль.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Иван Митрофанов (Пётр Яковлев-Котельников)
  •  

Что слова? Помет души.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Дьякон Ипатьевский
  •  

— Трогательный старик, — пробормотал Клим
— Тронешься, эдакие-то годы прожив, — вздохнула Анфимьевна.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая».
  •  

Убили комара, когда нужно осушить болото.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Редозубов
  •  

Легко убеждать людей, что они — дрянь и жизнь их — дрянь, они этому тоже легко верят, чёрт из знает почему! Именно эта их вера и создает тебе и подобным репутации мудрецов.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Владимир Лютов
  •  

Жизнь для лжи-зни нам дана.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Владимир Лютов
  •  

Трагические лохмотья от Достоевского украшают нас приличнее, чем сальные халаты и модные пиджаки от Щедрина.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Владимир Лютов
  •  

История России в XIX веке — сплошной диалог, изредка прерываемый выстрелами пистолетов и взрывами бомб.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Татьяна Гогина
  •  

Шут необходим толпе более чем герой.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Слова неизвестного
  •  

Человек бьется в словах, как рыба в песке.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Иноков
  •  

Перед женщиной два пути: или героическое материнство или приятное свинство.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Тимофей Варавка
  •  

Цензор или редактор поправили рукопись так, что смысл исчез, а скука - осталась.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Иноков
  •  

Страх не долго живет в людях, убежденных, что они могут изменить действительность, приручить ее.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Наблюдение Клима Самгина
  •  

«Революция нужна для того, чтоб уничтожить революционеров».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Дети отлично чувствуют, когда играют с ними и когда — ими.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Елизавета Спивак
  •  

Эти люди строят мнения на фактах, но для того чтоб не считаться с фактами.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Жизнь творят не бунтовщики, а те, кто в эпохи смут накопляют силы для жизни мирной.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин
  •  

Разгримировался до полной обнаженности своей тайны, своего анархического существа.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Клим Самгин о Фёдоре Шаляпине
  •  

Теперь он видел Федора Шаляпина стоящим на столе, над людьми, точно монумент. На нем простой пиджак серокаменного цвета, и внешне артист такой же обыкновенный, домашний человек, каковы все вокруг него. Но его чудесный, красноречивый, дьявольски умный голос звучит с потрясающей силой, — таким Самгин еще никогда не слышал этот неисчерпаемый голос. Есть что-то страшное в том, что человек этот обыкновенен, как все тут, в огнях, в дыму, — страшное в том, что он так же прост, как все люди, и — не похож на людей. Его лицо — ужаснее всех лиц, которые он показывал на сцене театра. Он пел и — вырастал. Теперь он разгримировался до самой глубокой сути своей души, и эта суть — месть царю, господам, рычащая, беспощадная месть какого-то гигантского существа.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Максим Горький. Образ Фёдора Шаляпина, выступающего перед посетителями ресторана.
  •  

Самоубийцы! Сами себя отпеваем, — слышишь? Кто это может? Русь — может!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Владимир Лютов. Реплика на исполнение Шаляпиным песни «Дубинушка»
  •  

Всякий понимает, что лучше быть извозчиком а не лошадью.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Вторая». Иван Митрофанов (Пётр Яковлев-Котельников)

Часть третья[править]

  •  

«Человека еще нет, а есть покорнейший слуга. Вы, этим вашим человеком, свет застите. Человек, мораль, общество — это три сосны, из-за которых вам леса не видно».

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Макаров
  •  

Нечто среднее между клоуном и палачом.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Варвара
  •  

Начало и конец жизни — в личности, а так как личность неповторима, история — не повторяется.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Клим Самгин
  •  

Мыши любят русскую литературу больше, чем вы. А вы любите пожары, ледоходы, вьюги, вы бежите на каждую улицу, где есть скандал.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Захар Борисович Депсамес
  •  

Большевики — это люди, которые желают бежать на сто вёрст впереди истории.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Захар Борисович Депсамес
  •  

Сионизм — это когда один еврей посылает другого еврея в Палестину на деньги третьего еврея.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Захар Борисович Депсамес
  •  

Если общество не ценит личность, оно вооружает ее правом враждебного отношения к обществу.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Захар Борисович Депсамес
  •  

Евреи — это люди, которые работают на всех. Ротшильд, как и Маркс, работает на всех — нет? Но разве Родшильд, как дворник, не сметает деньги с улицы, в кучу, чтоб они не пылили в глаза?

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Захар Борисович Депсамес
  •  

В небе, проломленном колокольнями церквей, пылало зарево заката и неистово метались птицы, вышивая черным по красному запутанный узор.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Горький
  •  

— Вот и вы, интеллигенты, отщепенцы, тоже от страха в политику бросаетесь. Будто народ спасать хотите, а — что народ? Народ вам — очень дальний родственник, он вас, маленьких, и не видит.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Жизнь всего успешнее обучает цинизму... Теперь, когда ее взболтали, она — гнильем пахнет.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Дронов
  •  

Сочувствовать — значит чувствовать наполовину.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Жизнь сводится к возне человека с самим собой.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Клим Самгин
  •  

Искал ты равновесия, дошел до мракобесия.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Ты меня дурочкой, какой в Петербурге знал, — не вспоминай, я теперь по-другому дурочка.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Дети — наиболее чужие люди родителям своим.
В контексте:

— А не кажется тебе, Клим Иванович, что дети - наиболее чужие люди родителям своим? Вот — соседи мои и знакомые не говорят мне, что я не так живу, а дети, наверное, сказали бы. Ты слышишь, как в наши дни дети-то кричат отцам — не так, всё — не так! А как марксисты народников зачеркивали? Ну — это политика! А декаденты? Это уж — быт, декаденты-то! Они уж отцам кричат: не в таких домах живете, не на тех стульях сидите, книги читаете не те! И заметно, что у родителей-атеистов дети — церковники...
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

«Федька — лапти обул, Федул — губы надул, — мне бы эти лапотки, да и Федькины портки, да и Федьку в батраки!»

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Дуняша (прибаутка)
  •  

— Да — сними ты очки! Они у тебя как на душу надеты!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Дуняша
  •  

«Большой мешок — не глиняный горшок, что ни положь умело — всё будет цело, знай — носи, да не больно тряси.»

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Поговорка. Марина Зотова (Премирова)
  •  

— Веди себя — как самовар: внутри — кипи, а наружу кипятком - не брызгай.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Из разговоров в поезде по дороге в Русьгород.
  •  

Мужик, он — таков: чем умнее, тем злее! Это — правило жизни его.
В контексте:

— От усадьбы Соймоновых остались головни, да пепел, да разрушенные печи, а — превосходная была усадьба и хозяйство весьма культурное... Но культура эта, недоступная мужику, только озлобляла его, конечно, хотя мужик тут — хороший, умный мужик, я его насквозь знаю, восемь лет работал здесь. Мужик, он — таков: чем умнее, тем злее! Это — правило жизни его.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Из разговоров в поезде по дороге в Русьгород.
  •  

Вопросы решаются не разумом, а волей.
В контексте:

Ваш брат, интеллигент, привык украшаться вопросами для кокетства друг перед другом, вы ведь играете на сложность: кто кого сложнее? И запутываете друг друга. Вопросы то решаются не разумом, а волей... Вот французы учатся по воздуху летать, это — хорошо! Но это — воля решает, разум же только помогает. И по земле свободно ходить тоже только воля научит.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Феминизм, суфражизм — выдумки нищих духом.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Я — баба, богородица всех религий. Мне верующие приятны, даже если у них религия без бога.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Женщины должны принимать участие в жизни страны как хозяйки, а не как революционерки. Русские бабы обязаны быть особенно консервативными, потому что в России мужчина — фантазёр, мечтатель.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Лидия Муромская (Варавка)
  •  

Люди интеллигентного чина делятся на два типа: одни — качаются, точно маятники, другие — кружатся, как стрелки циферблата, будто бы показывая утро, полдень, вечер, полночь. А ведь время-то не в из воле! Силою воображения можно изменить представление о мире, а сущность-то — не изменишь.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Я — тот самый хан Намык,
Что здесь властвовать привык!
Все, от мала до велика,
Знают грозного Намыка!

Я прекрасно окружен,
У меня... сто сорок жен!
Но — на днях мне ясно стало,
Что и этого мне мало.

Чуть где подданный заплакал,
Я его — сажаю — на кол,
И, как видите, народ
Припеваючи живет!

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Валентин Васильевич Безбедов (По произведению, стих сочиненил Савва Мамонтов)
  •  

Думать чужими словами очень удобно, за них не отвечаешь, если они окажутся неверными.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Клим Самгин
  •  

— Не люблю беспокоиться. Недостаточно интеллигентна для того, чтоб охать и ахать. И, должно быть, недостаточно — баба.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Марина Зотова (Премирова)
  •  

С общепринятой кочки зрения.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Третья». Валентин Безбедов

Часть четвёртая[править]

  •  

Простить — значит наплевать.
В контексте:

— Мне кажется, — ты едва ли способна прощать.

Он ожидал, что женщина ответит резкостью, но она, пожав плечами, небрежно сказала:

— Почему — не способна? Простить — значит наплевать, а я очень способна плюнуть в любую рожу.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Люди там все титулованные, с орденами или бумажниками толщиной в Библию. Все — веруют в бога и желают продать друг другу что-нибудь чужое.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Марина Зотова (Премирова)
  •  

Учит — скепсис, а оптимизм воспитывает дураков.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Антон Тагильский
  •  

Воспитывают нас как мыслящие машинки и — не на фактах, а для искажения фактов. На понятиях, но не на логике, а на мистике понятий и против логики фактов.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Антон Тагильский
  •  

Пустые люди делают погоду. Именно потому, что пустые, они с необыкновенной быстротой вмещают в себя всё новое: идеи, программы, слухи, анекдоты, сплетни. Если потребуется, они завтра будут оспаривать радости и печали, которые утверждают сегодня...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Иван Дронов
  •  

Странностями обзаводятся люди пустые, ничтожные, для того, чтоб их заметили, подали им милостину внимания.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Клим Самгин
  •  

Смерть никаких обязанностей не налагает — живи, как хочешь! А жизнь — дама строгая: не угодно ли вам, сукины дети, подумать, как вы живете?.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Иван Дронов
  •  

Огромная толпа манифестантов густо текла по Невскому к Зимнему дворцу, чтоб выразить свое доверие царю и свое восхищение равнодушием его мужества, с которым он так щедро, на протяжении всего царствования, тратил кровь своих подданных.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Максим Горький (Манифестация в начале Первой Мировой войны)
  •  

Практика судебного оратора достаточно хорошо научила Клима Ивановича Самгина обходить опасные места, удаляясь от них в сторону. Он был достаточно начитан для того, чтоб легко наполнять любой термин именно тем содержанием, которого требует день и минута. И, наконец, он твердо знал, что люди всегда безграмотнее тех мыслей и фраз, которыми они оперируют, — он знал это потому, что весьма часто сам чувствовал себя таким.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Максим Горький. Характеристика главного героя.
  •  

«Человек рождается на страдание, как искра, чтоб устремляться вверх» — но я предпочитаю погибать с Наполеоном, который хотел быть императором всей Европы, а не с безграмотным Емелькой Пугачевым.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Андреев.
  •  

Власть идей, очевидно, кончилась, настала очередь возмущенных чувств...

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Клим Самгин.
  •  

Дрянцо, временно исполняющее должность людей.
В контексте:

— Грабить — умеют, да! Только этим уменьем они и возвышаются над туземцами. А жадность у них коротенькая, мелкая — глупая и даже как-то — бесцельна. В конце концов кулачки эти — люди ни к чему, дрянцо, временно исполняющее должность людей.
  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Дмитрий Самгин
  •  

Обилие неудачников — характерно для русской интеллигенции. Она всегда смотрела на себя как на средство, никто не учил ее быть самоцелью, смотреть на себя как на ценнейшее явление мира.

  — «Жизнь Клима Самгина. Часть Четвертая». Клим Самгин.

Максим Горький о романе[править]

  •  

Боюсь перегрузить книгу анекдотом, который суть кирпич русской истории, и афоризмом, в коем сосредоточена наша мудрость.

  С.Н. Сергееву-Ценскому. 7 сентября 1927, Сорренто.
  •  

Самгин — не герой, а «невольник жизни».

  — С.Н. Сергееву-Ценскому. 7 сентября 1927, Сорренто.
  •  

 Я думаю судить о Самгине еще рано, он ведь только «начат». Во всяком случае он не будет «тов. министра в кабинете Керенского», — сила его честолюбия даже и для этого недостаточна. Он, на мой взгляд, один из тех контрреволюционеров по натуре, которые, однако, помогали делать революцию до 906 года; этот год успокоил их; лет десять они отдыхали, находясь в состоянии «более или менее устойчивого равновесия», затем приняли «более или менее активное участие в спасении России от революции» и на этом погибли...

Тяга к женщине? В людях слабой воли, но самовлюбленных, эта тяга очень сильна. Для них женщина необходима как зеркало и как удобство, и еще кое-как.

  — Д. А. Лотухину. 21 сентября 1927, Сорренто.
  •  

 «Самгина» начну печатать в января в «Новом мире», кажется растянул я его верст на шестнадцать. Нет, я не для больших книг. Плохой архитектор.

  — С.Н. Сергееву-Ценскому. 30 декабря 1927, Сорренто.
  •  

 Мне кажется, что женщина должна отправляться к свободе от этой точки, от сознания мировой своей роли. Кое-что «от меня» говорит Макаров в книге «Жизнь Самгина», стр. 339-41, т. 1-й.

  — Н. В. Чертовой. 11 января 1928, Сорренто.
  •  

 Что же касается до описания Вами меня в сумасшедшем романе, то — покорнейше благодарю! А читать его буду, когда он кончится. Я тоже предполагаю коснуться Вас моим талантливым пером в 13-м томе знаменитого романа «Клим Самгин и Кo. Депо афоризмов и Максимов».

  О. Д. Форш. 8 июня 1930, Сорренто.
  •  

 Над «Самгиным» — работаю. Между нами — это очень трудное дело, давит материал. Гейзеры материала!

  И. А. Груздеву. 21 декабря 1932, Сорренто.
  •  

 Дорогой мой друг, посылаю Вам «Самгина», это — все, что издано, остальное, листов десять, не решаюсь печатать... Отнюдь не рисуясь перед Вами, скажу совершенно искренно, что бесконечная эта история попыток человека освободить себя от насилий действительности, не изменяя ее иначе, как словами, — история эта написана мною крайне тяжело, скучно и вообще — плохо. Но, кажется, у меня уже не хватит времени исправить ее, сделать лучше, старость плохая подруга в работе...

Очень метко Ваше суждение о Самгине как человеке которого убедили, что он не то, каков есть. Сначала его убедили в этом, затем он сам начла убеждать себя в своей исключительности и вот, начиная с 906 г. до сего дня, когда я наблюдаю неприличную драму эмигрантов, я вижу этот процесс самообмана, может быть, нужно сказать — самонадувательства.

Я связываю Самгина с некоторыми из героев европейской литературы 19-го века, начиная от Жюльена Сорель, продолжая «Вертером» Гёте, «Сыном века» А. Де-Мюссе, «Учеником» Бурже, героем романа Сенкевича «Без догмата» и прочими. В прошлом году под моей редакцией издано 15 иностранных романов под общим титулом «История молодого человека 19-го столетия». Это издание очень хорошо встречено нашей молодежью и, конечно, тотчас разошлось, хотя печатали 51 тысячу каждого тома. В этом году редактирую серию биографий. Неисчислимо много нужно издать переводов европейской литературы!

  Ромэну Роллану. 30 января 1933, Сорренто.
  •  

 Эта книга затеяна мною давно, после первой революции 905-6 года, когда интеллигенция, считавшая себя революционной, — она и действительно принимала кое-какое участие в организации первой революции, — в 7 и 8 годах начала круто уходить направо. Тогда появился кадетский сборник «Вехи» и целый ряд других произведений, которые указывали и доказывали, что интеллигенции с рабочим классом и вообще с революцией — не по дороге. У меня явилось желание дать фигуру такого, по моему мнению, типичного интеллигента. Я его знал лично в довольно большом количестве, но, кроме того, я его знал и исторически, литературно, знал его как тип не только нашей страны, но и Франции и Англии. Этот тип индивидуалиста, человека непременно средних интеллектуальных способностей, лишенного каких-либо ярких качеств, проходит в литературе на протяжении всего XIX века. Этот тип был и у нас: человек, член революционного кружка, затем вошел в буржуазную государственность в качестве ее защитника. В конечном счете наша интеллигенция, прошедшая ряд этапов, пережившая ряд настроений, дала Санина (был такой роман Арцыбашева), где этот самый интеллигент превратился просто в типичного чувственника, для которого мир есть место, где он получает те или иные удовольствия, оплачивая их только тем трудом, который он затрачивает на то, чтобы их получить. Вам, вероятно, не нужно напоминать о том, что интеллигенция, которая живет в эмиграции за границей, клевещет на Союз Советов, организует заговоры и вообще занимается подлостями, — эта интеллигенция в большинстве состоит из Самгиных.

Многие из людей, которые сейчас клевещут на нас самым циничным образом, были людьми, которых не я один считал весьма почтенными.

По этому поводу можно сказать, что и среди большевиков были люди, которые ныне являются церковными старостами. Не стоит об этом говорить. Мало ли было людей, которые круто повернулись и для которых социальная революция органические неприемлема! Они себя считали надклассовой группой. Это оказалось неверным, потому что как только случилось то, что случилось, они немедленно обернулись спиной к одному классу, лицом к другому.

Что же еще сказать? Мне хотелось изобразить в лице Самгина такого интеллигента средней стоимости, который проходит сквозь целый ряд настроений, ища для себя наиболее независимого места в жизни, где бы ему было удобно и материально и внутренне. Он устроится потом в качестве одного из героев Союза земств и городов, во время войны наденет на себя форму, потом будет ездить на фронт и уговаривать солдат наступать. А кончит жизнь свою где-нибудь за границей в качестве сотрудника, а может быть, репортера одной из существующих газет. Может быть, он кончит иначе.

  — Из «Беседы с писателями-ударниками по вопросам, предложенным рабочим редакционным советом ВЦСПС».

Ссылки[править]

См. также[править]