Цензура

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Цензу́ра (лат. censura) — общее название контроля власти за содержанием и распространением информации. Цензор — тот, кто осуществляет цензуру.

Цитаты[править]

  •  

Книги запрещённые живут дольше незапрещённых, живут по крайней мере до тех пор, покуда запрещены.

  Владимир Войнович, «Замысел», 1995
  •  

Правду можно сказать только о том обществе, которое её скрывает.[1]

  Александр Генис
  •  

Надо сказать, что цензура чрезвычайно способствует развитию слога и искусства сдерживать свою речь. Человек, раздражённый оскорбляющим его препятствием, хочет победить его и почти всегда преуспевает в этом. Иносказательная речь хранит следы волнения, борьбы; в ней больше страсти, чем в простом изложении. Недомолвка сильнее под своим покровом, всегда прозрачным для того, кто хочет понимать. <…> Цензура — та же паутина: маленьких мух она ловит, а большие её прорывают. Намёки на личности, нападки умирают под красными чернилами[2]: но живые мысли, подлинная поэзия с презрением проходят через эту переднюю, позволив, самое большее, немного себя почистить…

 

Il faut le dire, la censure contribue puissamment à dêvelopper le style et l'art de maîtriser sa parole. L'homme, irritê par un obstacle qui l'offense, veut le vaincre et y parvient presque toujours. La pêriphrase porte en elle les traces de l'êmotion, de la lutte; elle est plus passionnêe que le simple ênoncê. Un mot sous-entendu est plus fort sous son voile, toujours transparent pour celui qui veut comprendre. <…> La censure aussi est une toile d'araignêe qui prend les petites mouches et que les grandes dêchirent. Les personnalitês, les allusions meurent sous l'encre rouge; les pensêes ênergiques, la poêsie vêritable passent avec mêpris à travers ce vestiaire, en se laissant tout au plus un peu brosser…

  Александр Герцен, «Литература и общественное мнение после 14 декабря 1825 года», 1851
  •  

Цензура ранит сатиру, гласность добивает их обеих.[3]

  Аркадий Давидович
  •  

Кастрировать: изъять неприличные части книги.[4]

  Сэмюэл Джонсон
  •  

Цензура обладает нюхом дегустатора, но дегустатора, вооружившегося принципиальностью…

 

La censure, avec son palais de dégustateur à principes…

  Альфонс Доде, «Анри Рошфор», 1879
  •  

Ценсура, как чёрный медведь, стоит на дороге; к самым безделицам придираются. Я, кажется, и сам могу знать, что позволено и чего не должно позволять; досадно, когда в безгрешном находят грешное.

  Николай Карамзин, письмо И. И. Дмитриеву 18 августа 1798
  •  

… цензура в целом очень часто бывает глупее своего среднего состава. И это потому, что её действия определяются не аргументами самых умных из подчинённых, <…> а страхом перед самыми глупыми из власть имущих…

  Владимир Короленко, «Трагедия великого юмориста (Несколько мыслей о Гоголе)», 1909
  •  

Цензура — младшая из двух гадких сестер, а старшую зовут Инквизиция.[4]

  Иоганн Нестрой
  •  

Ценсура сделана нянькою рассудка, остроумия, воображения, всего великого и изящного.
Но где есть няньки, то следует, что есть ребята, ходят на помочах, от чего нередко бывают кривые ноги; где есть опекуны, следует, что есть малолетные, незрелые разумы, которые собою править не могут. Если же всегда пребудут няньки и опекуны, то ребёнок долго ходить будет на помочах и совершенный на возрасте будет каляка. Недоросль будет всегда Митрофанушка, без дядьки не ступит, без опекуна не может править своим наследием. Таковы бывают везде следствия обыкновенной ценсуры, и чем она строже, тем следствия её пагубнее.

  Александр Радищев, «Путешествие из Петербурга в Москву», 1790
  •  

Всякие правила насчёт того, что следует и чего не следует читать, просто нелепы. Современная культура более чем наполовину зиждется на том, чего не следует читать.[5][4]

  Оскар Уайльд
  •  

Цензура — это реклама за государственный счёт.[4]

  Федерико Феллини
  •  

В цензуре логики нет, но цензурой, как и раковой опухолью, пренебрегать опасно, если она имеется в наличии.

 

Censorship is never logical but, like cancer, it is dangerous to ignore it when it shows up.

  Роберт Хайнлайн, «Уплыть за закат», 1987
  •  

Цензура — это тайная рекомендация посредством явного запрета.[4]

  Дитер Хильдебрандт, немецкий сатирик
  •  

… нет той полиции, к[ото]рая считала бы себя компетентной в делах литературы[4]. Я согласен, без обуздывания и палки нельзя, ибо и в литературу заползают шулера, но, как ни думайте, лучшей полиции не изобретёте для литературы, как критика и собственная совесть авторов. Ведь с сотворения мира изобретают, но лучшего ничего не изобрели…

  Антон Чехов, письмо М. В. Киселёвой 14 января 1887
  •  

Деятельность цензуры отвратительна и вредоносна, и если бы я занимал этот пост, то и я не мог бы действовать иначе, чем отвратительно и вредоносно, как не может не быть вредоносным стальной прут, если его засунуть в колеса паровой машины.[6][4]

  Бернард Шоу
  •  

Цензура в конце концов приходит к тому, что запрещены все книги, кроме тех, которых никто не читает.[6][4]

  — Бернард Шоу
  •  

Цензура как аппендикс: в пассивном состоянии бесполезна, в активном опасна.[1]

  Морис Эделман

Б[править]

  •  

Цензура борется со структурой, с осмысленностью. Цензура стремится к уничтожению смыслового порядка, того порядка, который эллины назвали Космосом, иными словами, Цензура стремится к Хаосу, и значит: Цензура — это Энтропия. <…>
Цензура стремится к банализации, к неразличимости, к тому, чтобы все походили на всех, к тому, чтобы всякий читатель превратился в Идеального Читателя, изрекающего только одно: «Это все мы уже читали! Ничего нового! Старая песня! Всё это уже было в веках, бывших до нас!»

  Зеев Бар-Селла, «Status quo vadis (Введение в теологию космических полётов)», 1987
  •  

Я целиком за свободу самовыражения, при условии, что она будет под строгим контролем.[1]

  Алан Беннет
  •  

Опасно только запрещённое слово.[7][4]

  Людвиг Бёрне
  •  

«Мой дядя самых честных правил». А теперь он на пенсии, поскольку цензура отменена.

  Никита Богословский
  •  

Я только не имею права касаться в моих статьях власти, религии, политики, нравственности, должностных лиц, благонадежных корпораций, Оперного театра, равно как и других театров, а также всех лиц, имеющих к чему-либо отношение, — обо всём же остальном я могу писать совершенно свободно под надзором двух-трёх цензоров.[4]

  Пьер Бомарше
  •  

Бывает, пират в жизни никаких законов не нарушил, никого не ограбил и не убил, а на самом деле — там мысль украл, там слово зарезал, там чувство задушил, и вреда от него больше, чем от целого брига с пиратским флагом.

  Кир Булычёв, «Сто лет тому вперёд», 1978

Станислав Ежи Лец[править]

  •  

В будущем и в цензуре будут сидеть мыслящие машины.[8][9]

  •  

Не все мысли проходят через мозг, некоторые — только через цензуру.[8][9]

  •  

Потерял веру в слово. Её вернула мне цензура.[8][9]

  •  

Утраченную веру в слово мне вернула цензура.[4]

  — «Непричёсанные мысли», 1957, 1964
  •  

Человек рождается для того, чтобы что-то сказать, другие — чтобы запретить ему это.[4]

  — «Непричёсанные мысли»

М[править]

  •  

Цензура — это официальная критика.

  Карл Маркс, «Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции», январь 1842
  •  

Необходимо, чтобы — по образцу просвещённой коммунистической Польши, где поэты сегодня соревнуются в дифирамбах своей доблестной тайной полиции, — учредили ежегодный конкурс на беспримерную премию, которой будет увенчана самая прекрасная Ода в честь Цензуры.[10][11]

  Эктор Мурена
  •  

Если люди испуганы или шокированы, они должны спросить себя, почему, а не выдвигать в ответ цензуру.

  Мэрилин Мэнсон

С[править]

  •  

… немалый чин из министерства внутренних дел заявил нам, что, в сущности говоря, цензура — она как солнце, что восходит для всех…

  Жозе Сарамаго, «(Про)зрение», 2004
  •  

Предупредительная цензура — в самом деле ужасная мера. Если немного выступить из круга предубеждений, на которых быт её основан, и хладнокровно взглянуть на её разрушительные действия, то нельзя не изумиться, как она доныне допускается в странах, которые уже более ста лет уничтожили у себя судебную пытку. <…> Цензура, уничтожая всякий разбор внутренних, государственных и общественных фактов, событий, теорий, обращает все действия чиновников и начальств в тайну, не для общества — общество всё знает, — а для тех, которые стоят вне и выше общества и не слышат бесед [его]. <…>
Предупредительная цензура, раздражая всех своими истязаниями, озлобляя придирками, ожесточая злобными или невежественными толкованиями слов, выражений, мыслей, ничего, однако, не останавливает. <…> О действиях цензора каждый писатель должен иметь право напечатать своё мнение без его согласия. <…> Это сделает цензоров осторожными, отнимет у них охоту <…> ко всему длинному списку цензорских грехов;..

  Осип Сенковский, записки, 1857
  •  

Цензура развращает сильнее, чем какая бы то ни было порнография.[4]

  Энтони Смит
  •  

Цензура (любая) подобна раку: всё начинается с одной клетки, — прошёл год, и опухоль сжирает человека.

  Борис Стругацкий, Off-line интервью, 25 мая 2003

Поэзия[править]

  •  

Спихнув с себя Цензуры бремя,
Горды газеты и журналы,
И клохчут ныне, словно куры,
Кичась яичком — «манифестом»,
Без предварительной цензуры,
Но… с предварительным арестом.[12]

  Василий Адикаевский, «Без предварительной цензуры», <18 февраля 1906>
  •  

Плуты, воры, самодуры!
Успокойтесь, отдохните
От бича литературы:
Вы отныне состоите
Под эгидою цензуры.[13]

  Фёдор Миллер, эпиграмма на В. В. Григорьева[14], 2-я половина 1870-х
  •  

Здесь над статьями совершают
Вдвойне убийственный обряд:
Как православных — их крестят
И как евреев — обрезают.

  Дмитрий Минаев, «В кабинете цензора», <1873>
  •  

… чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.

  — Александр Пушкин, «Из Пиндемонти», 5 июля 1836

Внутренняя цензура, самоцензура[править]

  •  

Вообще-то дети — настоящие мастера самоцензуры. У них есть очень чёткое ощущение того, к чему они готовы, а к чему нет, и этой линии они мудро следуют.

 

Children tend to be really good at self-censorship. They have a pretty good sense of what they are ready for and what they are not, and they walk the line wisely.

  Нил Гейман, «Что это вообще, к [очень скверное слово], такое — детская книга?», 2012
  •  

Внутренняя ли это цензура, если писатель имеет эту цензуру в виду?[8][9]

  — Станислав Ежи Лец
  •  

Можно ли это считать внутренней цензурой, если цензура у писателя в одном месте?[4]

  — Станислав Ежи Лец, «Непричёсанные мысли»
  •  

О, как жестока в нас внутренняя цензура! Нам неведомы даже мысли, которые мы не хотим родить.[15]

  — Станислав Ежи Лец, «Непричёсанные мысли»

Цензор[править]

  •  

На цензора Свободу опять накатило. Утром у него разболелись мозоли, и после полудня он принялся запрещать всё без разбору. Наконец вечером начался дождь и лил весь день. И раз уж сама природа гневалась на чешские газеты, цензора Свободу подавно не отпускала «delirium confiscationicum canonicum» — болезненная страсть всё запрещать.

  Ярослав Гашек, «Добросовестный цензор Свобода» (Svědomitý censor Svoboda), 1911
  •  

Друг цензор, пропусти безгрешные стихи!
Где встретится в них мысль, где встретится в них сила —
Сквозь пальцы пропусти, как Феб твои грехи,
Как самого тебя природа пропустила.

  Михаил Дмитриев, «Разговор цензора с приятелем-стихотворцем»
  •  

Сатира, которую цензор способен понять, заслуживает запрета.[4]

  Карл Краус
  •  

Люди могли бы прожить без искусства. Но не цензоры.[4]

  — Станислав Ежи Лец]], «Непричёсанные мысли»
  •  

мотылёк? <…>
Крылатый рой! На грани тьмы он где-то…
Все истины лучи они при жизни тушат,
Настанет Страшный суд — пойдут во тьму за это.
Но, ненавидя свет, должны стремиться к свету
Их осуждённые, блуждающие души —
Жестокой это им является расплатой. <…>
А этот вот — кривляющийся, чёрный,
Был цензором. Упорный, глупый, вздорный,
Он облетал цветы изящного искусства,
Чернил он красоту, возвышенные чувства.
Всё, всё губил, что было в ноле зренья,
Любую прелесть ядовитым жалом
Высасывал, а зёрнышко науки
В зародыше нещадно убивал он,
В него вонзая зуб гадюки…

 

… motylu! <…>
Ten migający wkoło oćmy rój skrzydlaty
Za życia gasił każdy promyczek oświaty;
Za to po strasznym sądzie ciemność ich zagarnie;
Tymczasem, z potępioną błąkając się duszą,
Chociaż nie lubią światła, w światło lecieć muszą:
To są dla ciemnych duchów najsroższe męczarnie! <…>
Ten drugi mniejszy, czarny i pękaty,
Był książek głupim cenzorem,
I przelatując sztuk nadobne kwiaty,
Oczerniał każdą piękność, którą tylko zoczył,
Każdą słodkość zatrutym wysysał ozorem,
Albo przebijał do ziemi środka,
I nauk ziarno, z samego zarodka
Gadziny zębem roztoczył…

  Адам Мицкевич, «Дзяды», часть IV, 1823
  •  

Цензор — это человек, знающий больше, чем, по его мнению, положено знать вам.[1]

  Лоренс Питер, «Цитаты Питера», 1977
  •  

Цензор: чиновник, способный разглядеть три значения в шутке, у которой их только два.[1]

  Мартин Регевей
  •  

В тоталитарном мире <…> действительность демонстрирует нам хорошо выдрессированного человека, <…> без всякой специальной подготовки он годен работать цензором. И даже главным редактором. И вообще — идеологом. Он до такой степени пропитан идеологией, что в душе его не остаётся более места ни для чего другого.

  Аркадий и Борис Стругацкие, «Вопросы без ответов или «Куда ж нам плыть?», 1993
  •  

Все неизбежные дурные последствия извращённого контроля достигаются цензорами бескорыстно и из лучших побуждений.[6]

  — Бернард Шоу

См. также[править]

Примечания[править]

  1. 1 2 3 4 5 Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко. — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  2. Пометками цензора.
  3. Аркадий Давидович. 5000 афоризмов (отобрал Владимир Шойхер), 08.2012.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Цензура // В начале было слово: Афоризмы о литературе и книге / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2005. — С. 50-55.
  5. О литературе и журналистике // Оскар Уайльд. Афоризмы / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо-Пресс, 2000.
  6. 1 2 3 О журналистике и цензуре // Джордж Бернард Шоу. Афоризмы / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо-Пресс, Эксмо-Маркет, 2000.
  7. Отрывки и афоризмы // Берне Л. Полное собрание сочинений. Т. 3. — СПб., 1900.
  8. 1 2 3 4 Myśli nieuczesane odczytane z notesów i serwetek po trzydziestu latach. Przygotowała Lidia Kośka. — Warszawa, Noir sur Blanc, 1996.
  9. 1 2 3 4 Непричесанные мысли из записных книжек и салфеток, прочитанные по прошествии 30 лет / Перевод Е. Фридмана // Лец С. Е. Почти всё / Сост. Е. Фридмана. — Екатеринбург: У-Фактория; М.: АСТ, 2009.
  10. El Sur, 1959, № 260, р. 65.
  11. Дело «Лолиты» / перевод: Б. В. Дубина // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова. — М: Новое литературное обозрение, 2000. — С. 300.
  12. В. В. Адикаевский (Б. Вилли) // Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907). — Л.: Советский писатель, 1969. — Библиотека поэта. Большая серия. Изд. 2-е.
  13. Поэты 1840-1850-х годов / составление, подготовка текста, биографические справки и примечания Э. М. Шнейдермана. — Л.: Советский писатель, 1972. — Библиотека поэта. Большая серия. Изд. 2-е.
  14. Русская эпиграмма / сост. В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 209.
  15. Непричесанные мысли / Перевод В. Россельса, Е. Фридмана // Лец С. Е. Почти всё.