Тургояк (озеро)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Озеро Тургояк

Тургоя́к — озеро на Южном Урале, в Челябинской области, в левобережье верхнего течения реки Миасс. Гидрологический памятник природы регионального значения.

Озеро содержит чистейшую воду высокой прозрачности, по качеству близкую к байкальской. Озеро крайне уязвимо к оказываемому на него антропогенному воздействию (загрязнение, отбор воды для водоснабжения Миасса).

Тургояк в прозе[править]

  •  

Озеро Тургояк было последним на нашем пути. Оно залегло в горах и по открытому берегу рассыпало свои домики большое село того же имени. Издали картина очень красивая, но вблизи она теряет свою прелесть, как почти все русские живописные местности, — избы вытянулись в грязную широкую улицу, и хоть бы один садик или кустик. Да и горы здесь смотрят очень сурово своими серовато-синими тонами, что показывает на высокое положение над уровнем моря. В Тургояке есть каменная церковь, мельница и, кажется, больше никаких достопримечательностей.[1]

  Мамин-Сибиряк, Дмитрий Наркисович, «По Зауралью» (путевые заметки), 1886
  •  

― Вот это именно и хорошо; только камина нет настоящего, ты к осени вели сделать, ― сказал Валентин, когда Нина, ― точно новобрачная, в белом меховом капоте, ― водила его в первое утро по дому.
― Как к осени? Разве вы останетесь до осени, Валентин? ― спросила несколько удивленно и тревожно баронесса Нина.
― Нет, я через неделю буду уже на берегах Тургояка. Я говорю ― для тебя. И ты много теряешь оттого, что не хочешь ехать со мной на Урал, ― продолжал Валентин, когда они вышли на балкон. Он стоял, смотрел вдаль на синевшие справа луга и задумчиво курил сигару. ― Посмотрела бы священные воды озера Тургояка, купались бы с тобой в прозрачной воде среди дикой первобытной природы, варили бы на берегу уху и по целым часам лежали бы на горячем песке. Тебе нужно ходить совсем голой, а ты надеваешь какие-то меховые капоты.[2]

  Пантелеймон Романов, «Русь», 1922
  •  

― Ну, выпьем за мое переселение на Урал, ― сказал Валентин и, кивнув в ту сторону, куда ушла баронесса, прибавил:
― Она боится, что приедет ее профессор. Может быть, придет время, когда женщина ничего не будет бояться. Итак… Гости встали и подошли чокнуться к Валентину и пожелали ему счастливо добраться до священных берегов озера Тургояка.
― Поедем со мной… ― сказал Валентин, положив руку на плечо Митеньки. ― Будем жить среди глухих лесов, где-нибудь в скиту, где живут совсем нетронутые культурой люди ― молодые скитницы и мудрые старцы. А кругом необъятная вечная лесная глушь, где нет ни городов, ни дорог. А здесь тесно…[2]

  Пантелеймон Романов, «Русь», 1922
  •  

Профессор хотел было что-то возразить, но, очевидно, не решился и только продолжительно посмотрел на Валентина, придержав мочку очков рукой. Валентин был даже доволен, что баронесса долго не приезжает и тем самым делает приятную беседу с случайным путешественником продолжительной.
― Вот меня сейчас тянет на Урал, в дикие глухие места, ― говорил Валентин, шагая по ковру с трубкой и заложив одну руку за спину, ― на священные воды озера Тургояка, и туда я уезжаю ровно через неделю, если не считать сегодняшнего дня. Почему меня туда тянет? ― спросил он, останавливаясь и глядя на профессора. Профессор тоже посмотрел на него. ― Какая тут логика? Логики никакой, и наука здесь что-нибудь сказать бессильна. Просто душа хочет раздвинуть узкие пределы и вздохнуть вольным воздухом безбрежности. А здесь настроили везде всего, наставили тумбочек и думают, что хорошо.[2]

  Пантелеймон Романов, «Русь», 1922
  •  

Со всем прошлым у Митеньки было порвано навсегда, в будущем были неизвестные свежие места, а в настоящем ― полная свобода, чудный туманный хмель в голове и лунная ночь. Под конец начались тосты. Пили за благополучное переселение уже двух друзей на Урал, на берега священного Тургояка. Пили за вторичное возрождение Митеньки и за смелый уход его от тины спокойного, размеренного существования культурной жизни в неведомый девственный край. Пили за здоровье очаровательной баронессы и за здоровье светила науки, профессора Андрея Аполлоновича, причем все пошли к нему чокаться и чуть не свалили вместе с его складным стульчиком. Александр Павлович даже облобызался с обоими отъезжающими и взволнованно сказал:
― Ну, дай бог. Нас не забывайте. Напишите, много ли там уток! <...> В голове были приятные сбивчивые мысли, кругом волшебные лунные тени и обманчивые дали. Над лесом на небе полная тяжелая луна. А внутри ― бодрое и радостное предвкушение свежего простора неизвестной новой жизни. За ним тронулись и остальные. И, когда выезжали за ворота, бывшие в тени от строений, Авенир обернулся и крикнул:
― Прощай, Валентин!.. Помяни нас, когда приедешь на священные воды озера Тургояка![2]

  Пантелеймон Романов, «Русь», 1922
  •  

Для своих фольклорных целей знакомился с башкирским, чтобы знать, что Чишма ― источник, Куляш ― солнце, Тургояк ― сторона жаворонков и т. д. Теперь еще на полке стоит татарско-русский словарь, но из него знаю то же, что и вы, то есть телеграф ― тилиграф, коммунист ― камунист и всё. Отступление. Недавно один старый лесничий рассказал легенду о Тургояке. Вот легендочка. Только мне ее не поднять. Тут нужна женская лирика, хотя дело идет о гнедом жеребце. Вам все-таки не скажу: вдруг себе понадобится.[3]

  Павел Бажов, «Отслоения дней», 1946
  •  

...наибольший интерес представляют озера с очень чистой водой, как правило, большие и глубокие. Отличные условия для занятий подводной охотой в горных озерах. Чем крупнее и глубже озеро, тем лучше прозрачность воды. Так, на озере Тургояк, Челябинской области, прекрасно видно предметы в воде на расстоянии до 10 м. Таких водоемов на Урале много. Видимость под водой в больших горных озерах составляет 5-7 м.[4]

  Гавриил Попов, Подводная охота в реках и озерах Урала, 1964

Примечания[править]

  1. Мамин-Сибиряк Д. Н. «По Зауралью» (путевые заметки). (Глава VII). 1886 год.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 Пантелеймон Романов. «Русь». — Том I, Часть I. — М.: «Дружба народов», 1991 г.
  3. Бажов П.П. Сочинения в трёх томах. Москва, «Правда», 1986 г.
  4. Г. Н. Попов. „Подводная охота в реках и озерах Урала“. — М.: «Спортсмен-подводник», № 8, 1964 г.

См. также[править]