Георгий Константинович Гурьянов

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Георгий Гурьянов»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гео́ргий (Гу́став) Константи́нович Гурья́нов (27 февраля 1961 — 20 июля 2013) — советский и российский рок-музыкант, художник. С 1984 по 1990 год — барабанщик, аранжировщик и бэк-вокалист группы «Кино», тогда же участвовал и в «Поп-механике».

Интервью[править]

Примечание: цитаты, связанные с группой «Кино» и её участниками см. в статьях соответствующей категории.
  •  

Единственные гопники, с которыми приходилось иметь дело, это тогдашний рок-клуб и рок-клубовские группы. Однажды ребята побили Шевчук, но меня там, к сожалению, не было, а то я бы и сам ему дал пенделя.[1]

  •  

Романтизм — это перманентное состояние, явное в любом жесте, поступке, мысли. Важны красота и футуризм. Мечта о прекрасном будущем.[2]

  •  

У меня всегда было желание отделиться от социума. Всеми средствами. Я всегда был асоциален, не принимал участия в общественной жизни. Я никогда не работал. Никогда вообще.[2]

  •  

Имперский стиль и дух мне очень симпатичен. Я бы с удовольствием построил империю.[3]

  •  

… старость, болезнь, уродства — не мои темы. В двух словах можно сказать, что я работаю над созданием шедевров. Это моя амбиция, она меня движет.[3]

  •  

У меня огромная коллекция пластинок, однако, я никогда не пытался сводить их на публике. Я, вообще, рожден как диджей, и только потому, что в СССР не было такой профессии, превратился в барабанщика.[4]

  •  

Принцип жизни художников поп-арта: если не существует художественной среды, надо создать её вокруг себя, игнорируя ту хрень, что предлагается. <…> Я ещё в 1980-е говорил своему другу, художнику Олегу Котельникову, <…> что моё произведение искусства, вообще-то, я сам. Как я хожу, во что одеваюсь, что говорю — это и есть произведение современного искусства.[5][6]

  •  

… музыка сегодня — это чёрная дыра, куда лишь сливаешь капитал и время.[7]В. Н. Калгину, 2012

О Гурьянове[править]

  •  

— Расскажи о своей группе.
— <…> все сумасшедшие. Густав — это самый главный сумасшедший, но является законодателем мод и авангардистским идеологом. Мы находимся с ним всё время в некотором конфликте, потому что он считает, что всё это уже немножко не модно. Он очень модный.

  Виктор Цой, ответ на записку во время выступления, 1988
  •  

… Густава терпеть не могу и всю их тусовку некрофилов вонючих. Всё это порожняк, пустышки. «Новые дикие» эти — козлы «ассовские». <…> А Витька к Густаву прислушивался, потому что считал его очень образованным, интеллигентным, умным и чувствующим моду.[8]

  Константин Кинчев, «Друзья оставляют после себя чёрные дыры…»
  •  

… Георгий Гурьянов, в отличие от остальных музыкантов «Кино», в 90-м раз и навсегда прекратил музыкальную деятельность. Есть мнение, что Гурьянов якобы не играл ключевую роль в группе, но это — глубокое заблуждение несведущих «киноведов».
Процесс сочинения и аранжировки песен альбома «Группа крови» проходил у него дома, там же репетировали перед концертами. Цой просто жил у Гурьянова, они играли и рисовали. Часто Георгию случалось первым услышать новую песню, а после некоторых доработок по тексту или гармонии подключались к работе другие музыканты. Случалось, на репетицию приезжали их друзья «Новые художники»: каждый старался издать какой-нибудь звук, и если это получалось органично, так и играли ближайший концерт. В составе «Кино» не раз были замечены художники Сергей Бугаев (Африка) на перкуссии и Андрей Крисанов на бас-гитаре.
Всё это очень не нравилось гордому Гурьянову: мало того, что дублирование ритм-секции вносило дикий разнобой в звучание, так они его ещё закрывали собой. В общем, под нелепый конец своей деятельности «Кино» находились в состоянии полураспада. Ещё немного, и... Гурьянов мог психануть и выйти из состава группы совершенно спокойно. Его интересы всё больше лежали в русле красок, холстов и галерей.[9]

  Алексей Вишня
  •  

Живых барабанов они у меня не писали никогда. Один раз я попробовал, ещё на Охте. Слышно их было около Смольного, на другом берегу Невы, и я с этим делом завязал. <…> Ситуацию спасала только драм-машина. А функции Густава в «Кино» были больше имиджевые. На концертах он играл тоже очень условно... Густав просто одно время жил с Витькой в одной квартире, у них было какое-то единство душ, единство взглядов, может быть, даже больше, чем с Юрой. Они всё время были вместе. <…> Рядом с Густавом он превращался вот в этого «космического пришельца».[10]

  — Алексей Вишня, 1998
  •  

Ударные Гурьянова — пусть не самые виртуозные и пусть замененные в студии на драм-машину — уверенно держали характерное «киношное» звучание на сцене, не говоря уже о его ярком внешнем стиле, оставившем неповторимую печать на имидже группы.[6]

  Рашид Нугманов, интервью В. Н. Калгину, 2012

Примечания[править]

  1. Газета. — 21 июня 2002.
  2. 2,0 2,1 Интервью Е. Андреевой, 2003 // Е. Андреева. «Тимур. «Врать только правду!». — ТИД «Амфора», 2007.
  3. 3,0 3,1 «Георгий Гурьянов — идеалист и конформист?!» // журнал «Красный». — 2004.
  4. «Судьба барабанщика» // TimeOut, 27.04.2006.
  5. Георгий Гурьянов: «Мое произведение искусства — я сам» // sobaka.ru, 1 сент. 2010.
  6. 6,0 6,1 Калгин В. Н. Цой. Последний герой современного мифа. — М.: Рипол-классик, 2016. — Часть 1, «Кино».
  7. Калгин В. Н. Виктор Цой и его «Кино». — М.: АСТ, 2015. — С. 245.
  8. А. Житинский, М. Цой. Виктор Цой. Стихи, воспоминания, документы. — СПб.: Новый Геликон, 1991.
  9. "Кино» после смерти Цоя // dni.ru, 23.6.2003.
  10. Алексей Рыбин. «Кино» с самого начала и до самого конца [1998]. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. — Shakedown Street.