Перемен!

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Перемен!» («Хочу перемен!») — песня Виктора Цоя 1986 года. Вошла в фильм «Асса» (1987) и единственной новой в альбом «Последний герой» (1989) — сборник перезаписанных песен группы «Кино».

Цитаты[править]

  •  

Красное солнце сгорает дотла,
День догорает с ним,
На пылающий город падает тень.
Перемен требуют наши сердца,
Перемен требуют наши глаза!
В нашем смехе и в наших слезах
И в пульсации вен —
Перемен!
Мы ждём перемен!

  •  

Сигареты в руках, чай на столе — эта схема проста,
И больше нет ничего — всё находится в нас!

О песне[править]

  •  

Я не считаю эту песню «песней протеста». Вообще я не очень понимаю, зачем она нужна в этой картине, потому что выглядит там, на мой взгляд, таким вставным зубом. Я не мог предположить, каков будет конечный результат, и отвечает за всё это только режиссёр. Я только рад, что мне удалось в этом фильме выглядеть максимально отдельным от всего остального.[1]

  — Виктор Цой, интервью, 16 сентября 1988
  •  

Так получилось: как только началась гласность — все как с цепи сорвались говорить правду. Это было очень популярно. А в наших песнях нет никаких сенсационных разоблачений, но люди по привычке пытаются и здесь найти что-то эдакое. И в результате «Перемены» стали восприниматься как газетная статья о перестройке. Хотя я её написал давно, когда ещё и речи не было ни о какой перестройке, и совершенно не имел в виду никаких перестроек.

  — Виктор Цой, интервью, вероятно, 1990
  •  

Я подразумевал под переменами освобождение сознания от всяческих догм, от стереотипа маленького, никчемного равнодушного человека, постоянно посматривающего «наверх». Перемен в сознании я ждал, а не конкретных там законов, указов, обращений, пленумов, съездов.[источник?]

  — Виктор Цой (приписывается в Рунете примерно с 2010 г.)
  •  

Когда была написана песня «Перемен!», ещё только начинался 1985 год, не было ни перестройки, ни ускорения, она никакого политического смысла не имела, а только философский. Она была, если выражаться простым народным языком, о беспокойстве, неудовлетворении. <…> и слушающий может додумать песню по-своему. Поэтому в каждой песне группы «Кино» была свобода, и поэтому каждая песня работает на большую аудиторию. Говоря о переменах, следует вспомнить о великой «Книге перемен». Тогда все были очень любопытными и любознательными. Потом уже эту песню сделали чуть ли не лозунгом или гимном.[2][1]

  Георгий Гурьянов, интервью
  •  

В этой песне нет никакой политики. Совершенно. Абсолютно философский трактат, там нет ни слова о политике, чисто внутренний мир.[1]

  — Георгий Гурьянов, интервью В. Н. Калгину, 2012
  •  

Пришёл я на первый или второй день знакомства с Гребенщиковым на концерт Цоя, он там в финале спел «Перемен…», а я с ним и знаком-то ещё не был. После того, как всё кончилось, пришли за сцену, я ему и говорю: «Слушайте, а вы могли бы подарить мне эту песню в картину?» — «В каком смысле?» — «Ну, вот даю вам честное слово, что этой песней будет завершаться моя новая картина. А вы мне даёте честное благородное слово, что до премьеры исполнять её не будете». Цой моментально согласился. И полтора-два года до выхода фильма действительно «забыл» её, никогда не исполнял публично.[1]

  Сергей Соловьёв

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 Калгин В. Н. Виктор Цой и его «Кино». — М.: АСТ, 2015. — 306 с.
  2. Е. Андреева. «Тимур. «Врать только правду!». — ТИД «Амфора», 2007.