Жюль Массне

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Жюль Массне
Jules Massenet by Eugène Pirou, edit (cropped).jpg
Жюль Массне в 1895 году
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Жюль Эми́ль Фредери́к Массне́ (фр. Jules Émile Frédéric Massenet; 1842 — 1912) — французский академический композитор, получивший известность благодаря своим операм, которых насчитывается более тридцати. Чаще других ставились две оперы — «Манон» (1884) и «Вертер» (1892). Массне также писал оратории, балеты, произведения для оркестра, музыку к спектаклям, фортепианные пьесы, песни и музыкальные произведения в других жанрах, традиционных для его времени.

Массне в прозе[править]

  •  

Новый триумф Шаляпина.
Нам телеграфируют из Монте-Карло, что вчера состоялось первое представление оперы «Дон-Кихот», написанной композитором Массне специально для Шаляпина. Все пять актов были сплошным триумфом русского артиста, создавшего превосходный тип рыцаря печального образа, про рисунку Густава Доре. В сцене смерти в последнем акте Шаляпин имел колоссальный успех; он ведет эту сцену стоя, прислонившись к скале. В роли Дон-Кихота мало мелодий, это почти сплошная драматическая декламация, в которой артист великолепен. В общем опера имела успех, Массне вызывали, особенно после четвертого акта. [1]

  — «Новый триумф Шаляпина», 21 февраля 1910
  •  

Дон-Кихот ― Шаляпин (Открытка из Брюсселя).
Попал в Брюсселе на первое представление Дон-Кихота Массне с Шаляпиным в заглавной роли. Опера ниже всякой критики. Либретто ― кощунственное издевательство над здравым смыслом вообще и над романом Сервантеса в частности. Музыка ― жалкий сбор мещанских банальностей. Скучно и глупо до невыносимости. Опера не имел никакого успеха, и присутствовавший в театре Массне даже не был вызван. Тем не менее, Дон-Кихот вероятно будет делать сборы, потому что Шаляпин создает образ Дон-Кихота независимо от композитора и либреттиста, воистину гениально и трогательно до слез. Прямо таки жаль великого таланта, запряженного вывозить на свои плечах такую пошлую ерунду.[2]

  Александр Амфитеатров, «Дон-Кихот ― Шаляпин (Открытка из Брюсселя)», 20 мая 1910
  •  

31 июля (13 августа) 1912 года.
Не стало одного из самых плодовитых, популярных и талантливейших французских композиторов. Умер Жюль Масснэ. И хотя он умер 70-летним стариком, но его потеря чувствительна для всего музыкального мира. Получив большую римскую премию по окончании парижской консерватории за экзаменационную работу ― кантату «David Rissio», еще юношей Масснэ обратил на себя внимание всех первым симфоническим произведением «Помпея».[3]

  — «Умер Жюль Масснэ», 13 августа 1912
  •  

Иногда Массне называют французским Чайковским; труднее назвать, но не невозможно, Чайковского русским Массне. Не только в эпохах, в судьбе их музыкальной деятельности да и во многих личных особенностях их талантов имеется немало общего. Во всяком случае, гораздо больше, чем это может показаться на первый взгляд. И, прежде всего, то, что оба пришлись как раз по плечу современникам, попали в точку. <...> С тех пор внимание публики безошибочно останавливалось на лучших вещах Чайковского («Пиковая дама», «Спящая красавица», «Франческа да Римини», «Патетическая симфония»), оставаясь более равнодушным к «Чародейке», «Мазепе» и «Орлеанской деве». Та же безошибочность в суждении публики сопровождала и деятельность Массне. Из длинного ряда его ежегодных новых опер внимание задержалось на «Манон», «Вертере» и «Таис». То же пристрастие к переделкам первоклассных произведений в оперные либретто: «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Мазепа», «Кузнец Вакула», «Орлеанская дева», «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Манон», «Сид», «Таис», «Вертер», «Дон Кихот», «Панург», «Золушка». <...> Продолжая аналогию между русским Чайковским и французским Массне, нельзя опустить, что последнего часто с пренебрежением называли «музыкантом для швеек». Конечно, про нашего Чайковского этого нельзя сказать, хотя в этой кличке нет ничего унизительного. Но я сомневаюсь, чтобы и парижские швейки распевали Массне. Если же в психологии лирики Массне есть элементы однородные с психологией мелких городских ремесленниц, то это придает только новый интерес его произведениям, ставя их наравне с песнями Беранже. Но мне кажется, что это только шутка, которая легко может быть обращена в похвалу. Чайковский от таких шуток безусловно застрахован как техникою своих вещей, так и общим, слишком интеллигентным характером своего творчества.[4].

  Михаил Кузмин, «Чехов и Чайковский», 1918
  •  

— Нет ничего проще, — говорил Массне, закручивая ус, — чем давать уроки игры на фортепьяно. Достаточно знать три предложения: «Здравствуйте, мадмуазель... Немного медленнее, прошу вас... Засвидетельствуйте моё почтение вашей бабушке...»[5]

  — «Самая лёгкая профессия», 1968
  •  

У композитора Пуччини была своя тема: любовь. Он не раз говорил, что в том жестоком мире, в котором мы живем, спасти может только любовь. Вот почему его так сильно привлекла история кавалера Де Грие и Манон Леско. «Манон» уже воплотил в музыке другой композитор ― Жюль Массне. Это не смутило Пуччини. Он говорил: «Это будут две абсолютно разные сестры. Музыка Массне французская ― с напудренными париками и менуэтом, моя же музыка будет итальянская ― с отчаянием и страстью». И действительно, после премьеры «Манон Леско» 1 февраля 1893 года опера Пуччини победно зашагала по театральным сценам.[6]

  Юрий Безелянский, «В садах любви», 1993

Массне в стихах[править]

  •  

Кто звал ее на лестнице: «Manon?»
И ножки ей в прохладном вестибюле, ―
Хотя она и бросила: «Mais…» —
Чьи руки властно мехово обули?
Да все же он, пустой, как шантеклер,
Проборчатый, офраченный картавец,
Желательный для многих кавалер,
Использованный многими красавец.
О женщина! Зови его в турнэ,
Бери его, пожалуй, в будуары
Но не води с собою на Масснэ;
«Письмо» Масснэ… Оно не для гитары!..[7]

  Игорь Северянин, «В лимузине», 1910
  •  

Я прикажу оркестру, где-нибудь в людном месте,
В память Масснэ исполнить выпуклые попурри
Из грациоз его же. Слушайте, капельмейстер:
Будьте построже с темпом для партитур ― «causerie»!
Хитрая смерть ошиблась и оказалась не хитрой, ―
Умер Масснэ, но «умер» тут прозвучало, как «жив».
Палочку вверх, маэстро! Вы, господа, за пюпитры! ―
Мертвый живых озвучит, в творчество душу вложив![7]

  Игорь Северянин, «На cmeptь Масснэ», 1912
  •  

Только вдруг моя японка
Потянулась, как во сне,
И запела тонко-тонко
Что-то грустное из Массне.
На затылок сдвинув шляпу,
Вспоминаю: эту трель
Вел по радио Шаляпин,
А за ним виолончель.
Тут я смело за прелестной
Затянул. А рядом море.
Поплыла тихонько песня
На два голоса в миноре,
И услышала волна,
Как мы с нею ладно пели:
Я взамен виолончели,
А за Фёдор Иваныча ― она.[8]

  Илья Сельвинский, «Дуэт с японкой», 1932

Источники[править]

  1. «Новый триумф Шаляпина» (заметка в отделе новостей). — «Петербургская газета», 21 февраля 1910 г.
  2. Амфитеатров А.В. «Дон-Кихот ― Шаляпин (Открытка из Брюсселя)». — Москва, «Утро России», 1910 г.
  3. «Умер Жюль Масснэ». — СПб.: «Вечернее время» (А.С.Суворин), заметка от 31 июля 1912 г.
  4. М. Кузмин. Условности. — Петроград: Полярная Звезда, 1923 г.
  5. А.И.Муха. Музыканты улыбаются (сборник «Музыканты смеются» или Весёлый камертон). — Киев: Музыкальная Украина, 1968. — 304 с.
  6. Юрий Безелянский, «В садах любви. Хроника встреч и разлук». — М.: Вагриус, 2002 г.
  7. 7,0 7,1 Игорь Северянин, «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы.». — М.: «Наука», 2004 г.
  8. И. Сельвинский. «Из пепла, из поэм, из сновидений». Сборник стихотворений М.: Время, 2004 г.

См. также[править]