Налог

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Питер Брейгель Младший, Уплата налога (1640)

Нало́г или по́дать (устар.) — обязательный регулярный платёж, взимаемый с организаций и физических лиц ради финансового обеспечения деятельности государственного аппарата и муниципальных образований. Налоги следует отличать от сборов (пошлин), взимание которых является условием совершения в отношении их плательщиков определённых действий.

Главные функции налогов: фискальная (наполнение государственного бюджета), социальная (перераспределение доходов и смягчение неравенства), а также регулирующая (в целях развития или, напротив, сдерживания определённых экономических процессов).

Налог в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Взимание непомерных налогов — это путь, вызывающий разбой, обогащение врага, приводящий к гибели государства.

  Сюнь-цзы
  •  

На городской земле лучше всего растут налоги.

  Чарльз Уорнер, 1880-е
  •  

Гражданин должен платить налоги с тем же чувством, с каким влюблённый дарит своей возлюбленной подарки.

  Новалис
  •  

… свадебный налог назначался в зависимости от размера приданого и красоты невесты…

  Ярослав Гашек, «Из жизни Карела Брода», 1909
  •  

Хороших налогов не бывает.

  Уинстон Черчилль
  •  

Самое непостижимое в этом мире — налоговая шкала.

  Альберт Эйнштейн
  •  

Патриотизм заканчивается, когда речь заходит о налогах.

  Джордж Оруэлл
  •  

Налоговое законодательство создало больше преступников, чем любой другой законодательный акт.

  Барри Моррис Голдуотер

Налог в публицистике и исторической литературе[править]

  •  

В старинной Руси мирские люди, по отношению к государству, делились на служилых и неслужилых. Первые обязаны были государству службой воинской или гражданской (приказной). Вторые ― платежом налогов и отправлением повинностей: обязанности этого рода назывались тяглом; исполнявшие их «тянули», были «тяглые» люди. Но тягло определялось не ручной силой и, следовательно, не числом душ, а размером имущества, приносящего доход, определяемого писцовыми книгами. Тяглые были посадские (горожане) и волостные или крестьяне; первые облагались по своим промыслам, вторые по землям, которыми владели. Ответственность перед правительством возлагалась не отдельно на хозяев, а на целые общины, которые уже сами у себя делали распределения: сколько какой из членов общины должен был участвовать в исполнении обязательств целой общины перед правительством. Внутреннее раздробление всего дающего доход имущества целой общины совершалось по вытям. Каждое тягло составляло часть общего тягла и называлось вытью; но тягло лежало собственно только на хозяевах, записанных в писцовых книгах. Одни хозяева несли на себе обязательства к миру. В семьях были лица, не входившие в тягло; они могли со временем быть записаны в тягло и получать особые выти: до тех же пор они были нетяглые или гулящие люди. Эти нетяглые люди имели право переселяться, наниматься, поступать в холопы, закладываться, верстаться в служилые люди и вообще располагать собою, как угодно.[1]

  Николай Костомаров, «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей» 1875

Налог в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Выдача чинами полиции каких-либо частных квитанций, а тем более расписок на окладных листах, мною воспрещена. Получение временной квитанции из упомянутой выше книжки не является, однако, бесспорным доказательством выполненной плательщиком сборов и налогов обязанности, лежащей на нем по закону. Ввиду этого каждое лицо, доверившее полиции взнос денег в казначейство, независимо от размера суммы, должно впоследствии требовать от полиции подлинную квитанцию казначейства (или засвидетельствованную копию с последней, буде в квитанции казначейства показаны суммы, следовавшие от разных плательщиков). Если в течение месячного срока требование плательщика о выдаче ему квитанции казначейства (или, как выше сказано, копии с нее) подлежащим полицейским чином не будет исполнено, то заинтересованному лицу надлежит немедленно заявить об этом уездному исправнику или помощнику его, в случае же безуспешности такого обращения ― послать заявление непосредственно мне.[2]

  Владимир Джунковский, «Воспоминания» (Глава 5. 1909 год), 1912
  •  

В Министерстве финансов возник вопрос об извлечении доходов с новоприобретенного края, и оно пришло к выводу, что удобнейшее извлечение доходов будет с непосредственного обложения земель, засеваемых хлопком, как злаком, дающим наибольший доход земледельцу против других. А чтобы облегчить способ взимания налога, не обременяя государства, для этого новым штатом чиновников было вменить сбор налога в обязанность местным властям. Рассмотрение и разработка этого вопроса были возложены на особую комиссию при Министерстве финансов. Комиссия, в свою очередь, снеслась с управлением генерал-губернатора в Ташкенте, с просьбой дать ей некоторые указания по этому поводу.[3]

  Николай Варенцов, «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое», 1935
  •  

Налоги взимают с незапамятных времён, а начались они с того, что человек, обладающий мало-мальской властью, перегораживал устье реки или ущелье в горах и требовал плату с путников и торговцев. Этот способ всегда был самым лёгким, и зовётся он сбором пожертвований, таможенной пошлиной или шантажом, как кому нравится. Торговцу нет смысла прокладывать путь силой; убыток можно восполнить за счёт покупателя, и торговец знает, что конкуренты именно так и сделают. Сумма, которую слезно или грозно запрашивает хозяин положения, примерно равна тому, что потратит жертва, если двинется обходным путем, и непомерна лишь тогда, когда такого пути нет. Словом, заплатить налог не труднее, чем от него увернуться.
Потом возник налог земельный. <…> Он сродни откупным, которые платят гангстеру, чтобы он вас не грабил, а защищал (как известно, на этой идее и зиждется феодализм). Земледельцу очень важно, чтобы все знали размеры его участка и его имущества. Если этого не будет, он тут же потеряет землю, и ему не жалко потратиться на то, чтобы признали его границы и не пасли на его земле скот. Сумма, которую он заплатит, примерно равна тому, что он израсходует, перебравшись подальше от гангстера. Непомерна она лишь тогда, когда перебраться некуда.

  Сирил Паркинсон, «Закон и выгоды» («Налоги в старое и новое время»), 1960

Налог в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Женщины, по предложению одного, должны быть обложены соответственно их красоте и умению одеваться, причём им, как и мужчинам, следует предоставить право самим расценивать себя. Но женское постоянство, целомудрие, здравый смысл и добрый нрав не должны быть облагаемы, так как доходы от этих статей не покроют издержек по взиманию налогов.

  Джонатан Свифт, «Путешествия Гулливера», 1727
  •  

Вот из этой же чернильницы велись подкопы под Тетюева-сына, когда он, в пику кукарскому заводоуправителю, занял пост председателя земской управы, чтобы донимать заводы разными новыми статьями земских налогов. Да, эта чернильница много испортила крови Авдею Никитичу...[4]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Горное гнездо», 1884
  •  

Василий Андреич Веревцов, хозяин и собственник юрты, ежегодно плативший даже за неё в городскую казну 15 коп. однопроцентного налога, устроил сегодня ёлку маленькому обществу своих друзей.

  Владимир Богораз, «Колымские рассказы», 1898
  •  

§ 4. Обложению налогом на погребение подлежат все подданные Австро-Венгерской империи независимо от пола и возраста, погребенные надлежащим образом. В случае погребения заживо родственникам погребенного предоставляется право на льготы <…>.
§ 11. Лицо, сокрывшее факт своей смерти или погребения, подвергается штрафу в размере двухкратной суммы максимального налога, то есть 96 крон, а в случае необходимости и тюремному заключению на срок до 14 суток при четырех постных днях.

  Ярослав Гашек, «Его превосходительству кавалеру Билиньскому, министру финансов, Вена», 1910
  •  

…но с точки зрения нравственности похвально ли платить налоги и получить за это право быть арестованным потому только, что все безропотно платят налоги, и на эти деньги содержатся полиция и крупные чиновники. Это порочный круг, который надо разорвать. Пусть отныне никто не платит налогов, и тогда все чиновники умрут от дистрофии и войны больше не будет.
Шик снял крышку со своего проигрывателя, у которого было два вертящихся диска, и поставил одновременно две разные пластинки Жан-Соля Партра. Он хотел их слушать именно вместе, чтобы две старые идеи, столкнувшись, породили новую. Поэтому он поставил себе стул на равном расстоянии от обоих динамиков, голова его оказалась таким образом как раз в точке столкновения старых идей и автоматически обогащалась удивительным результатом этого столкновения.

  Борис Виан, «Пена дней», 1946
  •  

Сенешаль порылся в нагрудном кармане, вынул лист и прочёл:
— «Принудительное взыскание налогов у мессера Шика с предварительной описью принадлежащего ему имущества. Полная его конфискация или даже частичная, осложнённая нарушением неприкосновенности жилища. Оскорбление действием и публичное шельмование».
— Но… я уплачу налоги, — сказал Шик.
— Несомненно, — сказал сенешаль. — Потом вы их уплатите. Но прежде мы должны задать вам перцу. А перец у нас очень острый.

  Борис Виан, «Пена дней», 1946

Налог в поэзии[править]

  •  

Налог хотят брать без изъянов:
За блох, клопов, за тараканов,
За всё что бе́ло и что чёрно:
Благодарю покорно![5]

  Михаил Савояров, «Благодарю покорно!» (сатирические куплеты), 1916
  •  

Хлеб от земли, а голод от людей:
Засеяли расстрелянными — всходы
Могильными крестами проросли:
Земля иных побегов не взрастила.
Снедь прятали, скупали, отымали,
Налоги брали хлебом, отбирали
Домашний скот, посевное зерно:
Крестьяне сеять выезжали ночью.

  Максимилиан Волошин, «Голод», 1923

Источники[править]

  1. Николай Костомаров, «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей». Выпуск шестой: XVIII столетие (1875)
  2. Джунковский В. Ф. Воспоминания. В двух томах, том первый. — М.: Издательство имени Сабашниковых, 2015 г.
  3. Николай Варенцов. «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое». — М.: Новое Литературное Обозрение, 2011 г.
  4. Мамин-Сибиряк Д.Н. Собрание сочинений в 10 томах. Том 3. Горное гнездо. Уральские рассказы. — М.: Правда, 1958 г.
  5. М.Н.Савояров, «Благодарю покорно», ноты издательства «Экономик» (Петроград, Лахтинская улица, дом 30), июль 1917 года, №472.

См. также[править]