Вернись к месту убийства, Алиса, любовь моя

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Вернись к месту убийства, Алиса, любовь моя» (англ. Come Back to the Killing Ground, Alice, My Love) — фантастическая повесть Роджера Желязны 1992 года. В повести «Калифрики — Властелин Нити» 1989 года действует то же герой.

Цитаты[править]

  •  

— Айдон начинался как один из тех маленьких чёрных сверхсжатых объектов, которые образуют дыры в пространстве. Мы используем их как специальные устройства. Пронизывать пространство во время длительных путешествий — одна из целей, для которых они используются. Их настройка для большинства из их функций — включая путешествия — осуществляется путем высокоскоростного закручивания поля находящихся рядом частиц. Эти поля загружаются определенной информацией для той работы, которую им предстоит выполнить. Поле обновляется по внешнему периметру, и информация дублируется и передаётся наружу волнами, в то время как внутренний периметр абсорбируется. То есть загрузка заряженных информацией частиц равна внутренним информационным потерям. Устройство извлекает излучение из сжатого объекта для подпитки энергией и запрограммировано на саморегуляцию. — 8

 

“Aidon began as one of those small, black, collapsed objects which make a hole in space. We use them as specialized devices. Bypassing space for distant travel is one of the ends for which they are employed. They are set up for most of their jobs—travel included—by swirling a field of particles about them at high velocity. These fields are impressed with considerable data for the jobs they are to perform. The field is refreshed at its outer perimeter, and the data is replicated and transferred outward in waves as the inner perimeter is absorbed. So there is a matching informed particle-feed to equal the interior information loss. The device draws on the radiation from the collapsed object for power and is programmed to be self-regulating in this regard.”

  •  

— У него есть свой мир?
— Да. Он сформировал его и быстро скрылся в нем сразу после того, как прибыл сюда. Там он и живет, словно паук. <…>
Вход в этот потайной мир спрятан в общественном заведении на оживлённом торговом пути. Когда там появляется человек, наделенный достаточными экстрасенсорными способностями, это становится известно Айдону, и он забирает того к себе. У Айдона выработался вкус к истории жизни индивидуума, в частности к его боли. Смакуя подробности, он высасывает и то и другое. Но это ещё не все. Вам известна природа подобных объектов. Вы должны понимать, что в один прекрасный день он разрушит эту планету. Он высасывает из нее соки. В конце концов он поглотит её всю. Он будет вечно парить в путанице образов, заполняющей его горизонт, а планеты уже не будет. — 8

 

“He has his own world?”
“Yes. He formed it and retreated to it quickly after coming to this place. And there he dwells, like a trapdoor spider. <…>
The entrance to his underworld lies hidden in a public house on a trade route. When a sufficiently sensitive individual enters there, Aidon becomes aware of it, and he takes that person to him. He has developed a taste for life stories along with his pain. He extracts them both, in a kind of slow feasting. But there is more. You are aware of the nature of such objects. You must realize that one day he will destroy this world. He leeches off it. Eventually, he will absorb it all. It will hover forever in a jumble of images on his event horizon, but it will be gone.”

  •  

— Окружность сечения нити составляет меньше 360 градусов, — ответил Калифрики. — Отрицательное давление антигравитации воздействует на геометрию окружающего пространства. Этот отсутствующий угол является моим ключом в другие пространства. — 14

 

“The full circumference of the thread is less than 360 degrees,” Kalifriki replied. “The negative pressure of antigravity affects the geometry of space about it. Its missing angle is my key to other spaces. I simply rotated the stone through a higher space.”

  •  

— Властелин, Нельсор, наставник, мой ментор. Прости меня, если программа дала сбой. Я понял так, что убийство Алис — это высшая ценность Вселенной, как можно заключить, исходя из твоего собственного примера. Смотри! Видишь, как эта, последняя, бьется, чтобы избежать твар-виселицы? Она обобщила опыт двух сестер, поняв, что важен не сам твар, не его физическое положение, но последовательность столкновений. Ей удалось проанализировать предыдущие смерти. Смотри, как ей приходится корчиться — и её компаньону вместе с ней, — чтобы увернуться от падающих фрогбартов, высоко подпрыгивать над нижними ветвями грайда? Когда бропплы стали кататься вокруг них, она знала, как под них подныривать — и стоять совершенно прямо до тех пор, пока вонджит не исчерпает свою энергию. Видишь, где джанкел порезал ей руку? И даже теперь она должна пройти по тропе вума. Какая грация в её тяжелом дыхании, окровавленном теле, разорванных одеждах, в стекающем с нее поте. Ей ещё остается слиф и пара бегущих когтей. — 23

 

"Lord, Nelsor, master, my mentor. I am sorry if the program is faulty. I had it that the killing of Alices was the highest value in the universe, as taken from your own example. See! See bow this one must scramble, to avoid the hanging twar? She has generalized the experience of two of her sisters, to learn it is not the twar nor the twar’s physical position that matters, but rather that position in the sequence of encounters. She had to abstract the series from the previous deaths. See how she must scramble—and her companion after her—to dodge the falling frogbart, leap high above the lower limb of the gride? When the bropples rolled around them she knew just how to dive—and to stand perfectly still till the wonjit exhausted its energies. See where the jankel has cut her arm? And even now she must pass the way of the vum. There is fine sport in her gasping, her bleeding, the tearing of her garments, in seeing the sweat pour from her. And the slyth yet remains, and the fangrace-pair."

Перевод[править]

Е. Голубева, 2003