Фурии (Желязны)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Фурии» (англ. The Furies) — ироничная фантастическая короткая повесть Роджера Желязны 1965 года. Вошла в первый и второй авторские сборники: «Четвёрка на завтра» и «Двери лица его, пламенники пасти его».

Цитаты[править]

  •  

Рысь Рыс походил на волейбольный мяч с бородой. Толстый старик с повязкой на глазу,..

 

Lynx Links looked like a beachball with a beard, a fat patriarch with an eyepatch,..

  •  

В прежние годы Рысь побил все самые значительные рекорды убийств, совершенных агентами Межзвёздной Службы Безопасности. Сорок восемь человек и семнадцать злобных, уродливых инопланетян пали от руки Рыси за пятьдесят лет его службы. <…> иногда он занимался миссионерской деятельностью на стороне. Рысь считал, что все люди братья и что любовь, а не страх и ненависть должна управлять их делами. Рысь Рыс и убивал с любовью, так он сам говорил во время Мирных Заседаний, уважая и почитая душу человека, которому был вынесен смертный приговор.

 

In his earlier years he had chalked up the most impressive kill-record of any agent ever employed by Interstel Central Intelligence. Forty-eight men and seventeen malicious alien life-forms had the Lynx dispatched during his fifty-year tenure as a field agent. <…> he did some part-time missionary work on the side. He believed that all life was one and that all men were brothers, and that love rather than hate or fear should rule the affairs of men. He had even killed with love, he often remarked at Tranquility Session, respecting and revering the person and, the spirit of the man who had been marked for death.

  •  

Когда-то гордый «Скиталец» был военным кораблём; эбеновая поганка, утыканная похожими на самоцветы бородавками — огнемётами быстрого действия.

 

One time the Wallaby was a proud Guardship, an ebony toadstool studded with the jewel-like warts of fast-phrase projectors.

  •  

... Виктор Корго и его сияющий гриб (который мог в течение целого дня поливать огнем целый континент, находящийся под водой) были гордостью Гвардии,..

 

... Corgo and his shimmering fungus (which could burn an entire continent under water level within a single day) were the pride of the Guard,..

  •  

Когда Корго узнал, что Всеобщий Кодекс вынес дрилленам приговор и они должны умереть, он предал собственную расу. Дриллены отказались переселиться в Резервацию. Они ответили, что желают жить на своей родной планете, которая должна была стать сто пятидесятым обитаемым миром Галактики (иными словами, Межзвёздного Сообщества).
Поэтому был отдан приказ об их уничтожении.
Капитан Корго протестовал. Было объявлено, что он не в своем уме.
Капитан Корго угрожал. Ему угрожали в ответ.
Капитан Корго сражался, потерпел поражение, умер, был возрождён, сбежал из заключения, стал человеком вне закона.

 

When he learned that the Drillen had been marked for death under the Uniform Code he sold out his own species. The Drillen had refused relocation to a decent Reservation World. They had elected to continue occupancy of what was to become the hundred-fiftieth inhabited world in the galaxy (that is to say, in Interstel).
Therefore, the destruct-order had been given.
Captain Corgo protested, was declared out of order.
Captain Corgo threatened, was threatened in return.
Captain Corgo fought, was beaten, died, was resurrected, escaped restraint, became an outlaw.

  •  

Однако ему дали новое сердце. Старое разорвалось на мелкие кусочки, и его уже нельзя было починить. То, что осталось от сердца, положили в банку, а Корго дали блестящее антисептическое яйцо из пульсирующего металла, которое сокращалось в зависимости от показаний крошечных — размером с зерно — компьютеров, имплантированных в его тело; они контролировали дыхание, уровень сахара в крови и работу различных желез. В этих зёрнах и яйце содержалась жизнь Корго.

 

They gave him a new heart, though. His old one had fibrillated itself to pieces and could not be repaired. They put the old one in a jar and gave him a shiny, anti-septic egg of throbbing metal, which expanded and contracted at varying intervals, dependent upon what the seed-sized computers they had planted within him told of his breathing and his blood sugar and the output of his various glands. The seeds and the egg contained his life.

  •  

Изнасилование планеты требует огромных капиталовложений. Необходимы исполинские бластеры, резатели и уничтожители для того, чтобы привести мир в состояние почти первобытного хаоса, а затем извлечь из недр основные ингредиенты (иными словами, все то, что можно продать). Книги по истории могут поведать вам о варварской добыче ископаемых на нашей родной планете в стародавние времена. Грубые технологии, используемые тогда, по результатам и выразительности ничем не отличались от того, что происходит сейчас, только размах у них был совсем не такой, как в наше время.

 

Raping a planet involves considerable expense. Enormous blasters and slicers and sluicers and refiners are required to reduce a world back almost to a state of primal chaos, and then to extract from it its essential (i.e., commercially viable) ingredients. The history books may tell you of strip-mining on the mother planet, back in ancient times. Well, the crude processes employed then were similar in emphasis and results, but the operations were considerably smaller in size.

  •  

Где-то написано, что если тебе нужен свет, то лучше сжечь город, чем проклинать мрак.

 

But it is written that it is better to burn one city than to curse the darkness.

  •  

Он занимался контрабандой гнила...

 

He was a gnil smuggler...

  •  

Когда один из девятнадцати обладателей паранормальных способностей, живущих на ста сорока девяти обитаемых мирах Галактики, вдруг лишается своего дара, причем в самый критический момент, сразу вспоминаются древние сказки о Принцессе, которая неожиданно заболевает какой-то никому не известной болезнью и Король, её отец, призывает к себе мудрецов и лучших лекарей королевства.
Добрый Папочка — Служба Безопасности — поступил точно так же. Со всей Галактики были собраны мудрецы и советники, представители различных Мозгоматов и клиник, занимающихся восстановлением мыслительных функций, включая Межзвёздный Университет с самой Земли. Увы! Поставить диагноз они сумели, но ни один не смог предложить курс лечения, который все заинтересованные лица посчитали бы приемлемым:
— Бомбардировка зрительного бугра бета-частицами…
— Гипнорегрессия до внутриутробного состояния и последующее восстановление до предтравматического периода жизни…
— Ещё одно столкновение с континуумом…
— Шесть недель на прогулочном спутнике, всевозможные развлечения и две таблетки аспирина каждые четыре часа…
— Операция, известная в древние времена под названием лоботомия…
— Как можно больше жидкости и зеленые овощи с листьями…
— Наймите другого паранорма.

 

When one of the nineteen known paranorms in the one hundred forty-nine inhabited worlds in the galaxy suddenly loses his powers, and loses them at a crucial moment, it is like unto the old tales wherein a Princess is stricken one day with an unknown malady and the King, her father, summons all his wise men and calls for the best physicians in the realm.
Big Daddy ICI (Rex <deus?> ex machina-like) did, in similar manner, summon wise men and counselors from various Thinkomats and think-repair shops about the galaxy, including Interstel University, on Earth itself. But alas! While all had a diagnosis none had on hand any suggestions which were immediately acceptable to all parties concerned:
"Bombard his thalamus with Beta particles."
"Hypno-regression to the womb, and restoration at a pretraumatic point in his life."
"More continuum-impact."
"Six weeks on a pleasure satellite, and two aspirins every four hours."
"There is an old operation called a lobotomy..."
"Lots of liquids and green leafy vegetables."
"Hire another paranorm."

  •  

Он много лет имел дело с синтоженщинами, а потом вдруг подумал, что, видимо, лишает себя чего-то необыкновенного.

 

He had this thing going for synthofemmes for a long while, but when he started getting up there in years he felt there was something he'd been missing.

  •  

Он откинулся на спинку стула, на носу выступили капли пота, распухли, словно откормленные амебы, начали делиться, а потом устремились исследовать территорию над верхней губой.

 

He leaned back, stroking it, and moist spots formed on either side of his nose, grew like well-fed amoebas, underwent mitosis, and dashed off to explore in the vicinity of his shelf-like upper lip.

  •  

— На этот раз мы его спалим, — заявил Рысь и выскочил из комнаты.
— Христианский последователь зороастризма, — вздохнул Бенедик после того, как тот ушел. — Полагаю, страдает комплексом Пламени.

 

"This time we burn him," said the Lynx, and he was gone from the room.
"Christian-Zoroastrians," sighed Benedick, after he had left. "I think this one has a Flame-complex."

  •  

Реальность исполняет причудливые танцы с покрывалами. И проходит довольно много времени, прежде чем вы понимаете, что под ними прячется (если вообще когда-нибудь понимаете).

 

Reality does the dance of the veils, and it is a long while before you know what lies beneath them all (if you ever really do).

  •  

— Помнишь <…> Лебедь-VII — багряный мир, где живут радужные женщины?
— У меня три недели ушло на то, чтобы отмыться от их краски. Я сначала решил, что это какая-то новая болезнь…

 

"Remember <…> Cygnus VII—the purple world with the Rainbow Women?"
"Took me three weeks to get that dye off me. Thought at first it was a new disease.

  •  

— ... с дрилленами поступили плохо, несправедливо, жестоко — но нельзя ненавидеть за это всех, сэр, ведь виноваты не все.
— Они не возражали, Эмил, а это такое же преступление. Я ненавижу их только за то, что они промолчали. Да и люди все одинаковые, разве нет? Теперь я сжигаю их без разбора, потому что на самом деле не имеет никакого значения, кого убивать. Вина распределяется равномерно. Все человечество преступно и заслуживает наказания.
— <…> Многие просто не имеют ни малейшего представления о том, что происходит, а если бы знали, наверняка что-нибудь сделали бы по этому поводу.

 

"... what they did to the Drillen was wrong and bad and—evil—but you can't hate everybody for that, sir, because everybody didn't do it."
"They countenanced it, Emil—which is just as bad. I am able to hate them all for that alone. And people are all alike, all the same. I burn without discrimination these days, because it doesn't really matter who. The guilt is equally distributed. Mankind is commonly culpable."
"<…> There are <…> those who just don't know a lot of what's going on, but who would do something about it if they knew, soon enough."

Перевод[править]

В. А. Гольдич, И. А. Оганесова, 1996 (с незначительными уточнениями)

О повести[править]

  •  

Стилизация под Кордвайнера Смита...

 

Pastiche of Cordwainer Smith...

  Сэмюэл Дилэни, «Фауст и Архимед», 1968