Димитрий Самозванец (Булгарин)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Димитрий Самозванец» — роман Фаддея Булгарина, впервые изданный 17 февраля 1830 года. О готовящемся издании «Северная пчела» объявила заранее (1829, № 135, 9 ноября), назвав его «первым опытом оригинального русского исторического романа», однако в конце 1829 года вышел «Юрий Милославский» М. Н. Загоскина, что разозлило Булгарина, ответившего разгромными рецензиями[1].

Цитаты[править]

  •  

Читатель найдёт иногда в моём романе повторение одних и тех же мыслей в разных сословиях или в нескольких совещаниях. Это сделано мною умышленно, ибо я, для разгадки чудесных событий той эпохи, должен был представить в действии не только много лиц, но и разные сословия с их образом мыслей и мнениями. Если б я рассказывал, то мог бы избежать повторений, но я только представил верную картину того века и что где нашёл, то и поместил. <…> Просторечие старался я изобразить простомыслием и низшим тоном речи, а не грубыми поговорками. <…>
Нравственная цель моего романа есть удостоверение, что все козни властолюбия, все усилия частных лиц к достижению верховных степеней косвенными путями всегда кончатся гибелью пронырливых и дерзких властолюбцев и бедствием отечества; что государство не может быть счастливо иначе, как под сению законной власти…

  — предисловие, 18 августа 1829
  •  

У меня почитают важным недостатком то, что восхваляется в Вальтере Скотте, и несколько лишних страничек о древностях заставляют вопиять о педантизме!

  — предисловие ко 2-му изданию, 15 марта 1830
  •  

— Будь тот проклят, кто посмеет судить о царе законном, а ведь Годуновы-то не царского племени.
— Вот что правда, то правда! Посмотри-ка, как они теперь приуныли. У боярина Семёна Никитича Годунова ставни заперты, ворота на запоре, и в доме не слышно не только голосу человеческого, но даже лаю собаки. А давно ли он ревел, как бешеный волк, по приказам, да на Лобном месте и кидался на людей, как будто белены объелся. Ах, злодей, сколько он погубил народу с своею проклятой колдуньей! — часть IV, глава II

О романе[править]

  •  

«Милославский» Загоскина и «Самозванец» Булгарина бежали друг перед другом взапуски: кто прежде выйдет. Москвич перегнал. Пушкина «Бориса», я слышал (от Розена <…>), удерживают в канцелярии, пока не вышел «Самозванец»; а между тем в напечатанном отрывке[2] Булгарина видно похищение из него.[1]

  Михаил Погодин, письмо С. П. Шевырёву, 23 декабря 1829
  •  

Знать, в добрый час благословил нас Ф. В. Булгарин своими романами. По дорожке, проторенной его «Самозванцем», кинулись дюжины писателей наперегонку, будто соревнуя конским ристаниям, появившимся на Руси в одно время с романизмом.

  Александр Бестужев, рецензия на «Клятву при Гробе Господнем», 1833

1830[править]

  •  

С величайшим удивлением услышал я от Олина, будто вы говорите, что я ограбил вашу трагедию Борис Годунов, переложил ваши стихи в прозу, и взял из вашей трагедии сцены для моего романа! Александр Сергеевич! Поберегите свою славу! Можно ли взводить на меня такие небылицы? Я не читал вашей трагедии, кроме отрывков печатных, а слыхал только о её составе от читавших, и от вас. В главном, в характере и в действии, сколько могу судить по слышанному, у нас совершенная противоположность. Говорят, что вы хотите напечатать в Литер. Газете, что я обокрал вашу трагедию! Что скажет публика? Вы должны будете доказывать. Но признаюсь, мне хочется верить, что Олину приснилось это! Прочтите сперва роман, а после скажите! <…> Неужели, обработывая один (т. е. по именам только) предмет, надобно непременно красть у другого?[3][1]

  — Фаддей Булгарин, письмо А. С. Пушкину, 18 февраля
  •  

Дух литературных партий (существовавший и существующий везде) и положение г. Булгарина как журналиста и читаемого автора лишают его удовольствия выслушать в России печатный справедливый приговор своим трудам. Кроме того, автор «Димитрия Самозванца» не употребляет никаких известных мер для приуготовления мнения общества большого света в свою пользу: не читает предварительно своих сочинений в рукописи в собраниях, не задобривает суждения тех, которые имеют вес в обществе, но трудится в тишине кабинета, печатает и отдаёт свои сочинения на суд беспристрастной публики.[4][1]

  — Фаддей Булгарин
  •  

Роман походит на скучный, беспорядочный сбор богатых материялов, перемешанных с вымыслами ненужными, часто оскорбляющими чувство приличия», указывал на отсутствие в нём «выдержанных характеров» и слога, «этой характеристики писателей, умеющих каждый предмет, перемыслив и перечувствовав, присвоить себе и при изложении запечатлеть его особенностию таланта. <…>
Мы ещё более будем снисходительны к роману «Димитрий Самозванец»: мы извиним в нём повсюду выказывающееся пристрастное предпочтение народа польского перед русским. Нам ли, гордящимся веротерпимостию, открыть гонение противу не наших чувств и мыслей? Нам приятно видеть в г. Булгарине поляка, ставящего выше всего свою нацию; но чувство патриотизма заразительно, и мы бы ещё с большим удовольствием прочли повесть о тех временах, сочинённую писателем русским.[5][1]критика вызвала гнев Булгарина, ошибочно приписавшего статью Пушкину и ответившего «Анекдотом» и рецензией на 7-ю главу «Евгения Онегина» с нападками[1]

  Антон Дельвиг
  •  

Я внимательно прочитал критику на Самозванца, и должен вам сознаться, что <…> про себя или в себе размышлял точно так же. <…> Напротив того, в критике на Онегина только факты и очень мало смысла <…>. Впрочем, если критика эта будет продолжаться, то я, ради взаимности, буду запрещать её везде.[6]Бенкендорф ранее послал ему роман и рецензию Дельвига, тоже принятую ими за пушкинскую (очевидно, по указанию Булгарина), чтобы император убедился, «как нападают на Булгарина»[1]

  Николай I, письмо А. Х. Бенкендорфу, апрель
  •  

… Димитрий Самозванец весьма не мелочь, но в романе под сим названием он хуже всякой мелочи, ибо не даёт от великих злодеяний отдохнуть сердцу ни на минуту…[7]также намёк на анонимную рецензию Булгарина на седьмой главы «Евгения Онегина»[8], где та названа мелочью[9]

  — вероятно, Пётр Шаликов, «„Евгений Онегин“. Глава VII», 24 апреля
  •  

Раскрыв наудачу исторический роман г. Булгарина, нашёл я, что и у него о появлении Самозванца приходит объявить царю кн. В. Шуйский. У меня Борис Годунов говорит наедине с Басмановым об уничтожении местничества, — у г. Булгарина также. Всё это драматический вымысел, а не историческое сказание.

  Александр Пушкин, <Опровержение на критики>, октябрь

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 Е. О. Ларионова. Примечания «Анекдоту» Булгарина // Пушкин в прижизненной критике, 1828—1830. — СПб.: Государственный Пушкинский театральный центр, 2001. — С. 450-8.
  2. Сын отечества и Северный архив. — 1829. — Т. 7. — №№ 45, 46; Т. 8, № 47.
  3. А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений в 16 т. Т. 14. Переписка, 1828—1831. — М., Л.: Изд. Академии наук СССР. — 1941. — С. 67.
  4. Северная пчела. — 1830. — № 22, 20 февраля.
  5. Без подписи // Литературная газета. — 1830. — Т. 1. — № 14, 7 марта. — С. 113.
  6. Старина и новизна. — Кн. 4. — 1903. — С. 10 (перевод с фр.)
  7. Без подписи // Дамский журнал. — 1830. — Ч. 30, № 20 (вышел 10 мая). — С. 108-111.
  8. Без подписи // Северная пчела. — 1830. — № 35, 22 марта.
  9. C. В. Денисенко. Примечание // Пушкин в прижизненной критике, 1828—1830. — С. 468.