Король Лев

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

«Король Лев» (англ. The Lion King) — 32-й по счёту классический мультфильм студии Диснея, снятый режиссёрами Роджером Аллерсом и Робом Минкоффом. Создатели фильма утверждали, что вдохновением для него служили библейские истории об Иосифе и Моисее, а также «Гамлет» Шекспира[1]. Также вполне вероятно, что сюжет частично базируется на аниме-сериале «Белый лев Кимба».

Цитаты[править]

  •  

Муфаса: Посмотри, Симба. Всё, на что падают лучи солнца — это наше королевство.

 

Look, Simba. Everything the light touches is our kingdom.

  •  

Шрам: Эта мысль от меня ускользнула.
Зазу: Да, известно, что мысли у тебя скользкие. Но как брату короля, тебе положено быть в первом ряду!
Шрам: Первым в ряду... Пока не родился это мелкий комок шерсти.
Муфаса: Этот комок шерсти — мой сын и твой будущий король.

 

— Must've slipped my mind.
— Yes, well, as slippery as your mind is, as the king's brother, you should've been first in line!
— Well, I was first in line, until the little hairball was born.
— That hairball is my son and your future king.

  •  

Зазу: В один прекрасный день вы поженитесь.
Симба: Нам нельзя жениться, мы же друзья!

 

Zazu: One day, you two are going to be married.
Simba: I can't marry her. She's my friend.

  •  

Симба: (съев гусеницу) Скользко, но питательно.

  •  

Муфаса: Всё что ты видишь, связано воедино и пребывает в равновесии. Как король, ты должен поддерживать это равновесие и относиться с уважением ко всему живому: от крохотных муравьев до быстрых антилоп.

 

Mufasa: Everything you see exists together in a delicate balance. As king, you need to understand that balance and respect all the creatures, from the crawling ant to the leaping antelope.

  •  

Тимон: Хакуна матата!
Какая замечательная фраза!
Пумба: Хакуна матата —
Это не мимолётное увлечение!
Тимон: Это «нет проблем»
до конца твоих дней!
оба: Это наша философия свободы от проблем!
Хакуна-матата! — фраза «Хакуна матата» в переводе с суахили означает «без забот», стала известной в мире после выхода мультфильма

 

— Hakuna Matata!
What a wonderful phrase!
— Hakuna Matata!
Ain’t no passing craze!
— It means "no worries"
For the rest of your days.
— It’s our problem-free
philosophy!
Hakuna Matata!

  Тим Райс, песня «Хакуна матата», 1994
  •  

— Хакуна матата!
Смысл фразы так прост.
— Хакуна-матата,
Веселись в полный рост!
— Забудь заботы,
И держи трубой хвост!
— Вот и весь секрет,
Живи сто лет!
Хакуна-матата! — поэтический перевод студии «Нева 1» (заставки сериала «Тимон и Пумба»), 1998

  •  

Пумба: Я нажрался, как свинья…
Симба: Пумба… Ты и есть свинья…

 

Pumbaa: Me, too. I ate like a pig.
Simba: Pumbaa, you are a pig.

  •  

Шрам: Что касается ума, то его мне досталась львиная доля. А вот насчёт грубой силы… Увы, тут вышла генетическая осечка.

 

Scar: Well, as far as brains go, I got the lion's share. But, when it comes to brute strength… I'm afraid I'm at the shallow end of the gene pool.

  •  

Симба: Ну довольно! Что это значит?
Рафики: Это значит, что ты глупая обезьяна, а я нет.

 

— Asante sana, squash banana.
— Grrr! Enough! What is that supposed to mean?
— It means you are a baboon, and I'm not.

  •  

Банзай: Эй, это ещё что за свинья?
Пумба: Это ты мне? <…> Обращайся ко мне Мистер Свинья!!! (с диким воплем кидается на гиен)

 

— Hey, who's the pig?
— Are you talkin' to me? <…> They call me Mr. Pig!!!

О мультфильме[править]

  •  

Переполненный киночудесами больше, чем предшествующие мультфильмы, этот последний анимационный джаггернаут даёт ощущение умного, предсказуемо <успешного> продукта.

 

More so than the exuberant movie miracles that came before it, this latest animated juggernaut has the feeling of a clever, predictable product.[2]

  Стивен Холден, 1994
  •  

После неистово-сумбурного волшебства Робина Уильямса в безумном визуальном образе джинна в «Аладдине», аниматоры Disney, возможно, поняли, что в мультфильме нет никакого способа поднять планку комизма ещё выше. И двинулись в обратном направлении, в сторону первозданной эмоциональности «Бэмби». В сущности, «Король Лев» — львиный ремейк этого шедевра 1942 года. <…> «Король Лев», как «Бэмби», является восхитительным кусочком из сборника мифов: Джозеф Кэмпбелл для детей.
<…> трио шумных, преступных гиен <…> подходит неловко близко к опасной черте, когда оно может стать карикатурой на этнический сброд низшего класса <…>.
Симба получил изумительно выразительное лицо; во всяком случае, оно кажется более человечным, чем типажи Кена и Барби, показанные в «Алладине» и «Русалочке». <…> «Король Лев», больше, чем любой из недавней волны диснеевских мультфильмов, претендует на то, чтобы стать не просто потрясающим мультфильмом, но и остро-эмоциональным кино.

 

In following up the hellzapoppin wizardry of Robin Williams’ media-mad genie in Aladdin, the Disney animators may have figured there was no way to take the comic possibilities of cartoons much further. And so they’ve moved in the opposite direction, toward the primal-pop emotionalism of Bambi. In essence, The Lion King is a leonine remake of that 1942 masterpiece. <…> The Lion King, like Bambi, is a rapturous piece of storybook mythmaking: Joseph Campbell for kids.
<…> a trio of raucous, delinquent hyenas <…>, who veer uncomfortably close to becoming caricatures of lower-class ethnic rabble <…>.
Simba himself has been given a marvelously expressive face; if anything, he seems more human than the Ken and Barbie types featured in Aladdin and The Little Mermaid. <…> The Lion King, more than any of the recent wave of Disney animated features, has the resonance to stand not just as a terrific cartoon but as an emotionally pungent movie.[3]

  Оуэн Глейберман, 1994
  •  

Но этот львёнок — зануда, и чего-то не хватает для более полного раскрытия темы жизни африканских животных. <…>
Disney установили планку качества анимации настолько высоко, что в менее классических мультфильмах (<как здесь>) тебя не покидает ощущение, что чего-то не хватает.

 

But the cub is a bore, and what's missing is a more fully developed portrait of African animal life. <…>
Disney has established a standard so high on animated features that anything less than a classic leaves you feeling that something's missing.[4]

  Джин Сискел, 1994
  •  

Самый замечательный приём у Disney <…> -— это то, что снова и снова рассказывается одна и та же история, сочетая современные нюансы и извечные темы. Наивный взгляд Симбы можно найти у Пиноккио, Дамбо и чёртовой уймы предыдущих <главных героев, и т.п.>. <…> Но «Льва» украшает всё эпическое, а также визуальные эффекты.

 

The great thing about Disney <…> is how it tells the same story over and over again with a combination of modern nuances and age-old trademarks. Simba's wide-eyed look can be found in Pinocchio, Dumbo and the whole darn fuzzy gang <etc>. <…> But "Lion" embellishes everything with epic, visual weight.[5]

  Дессон Томсон, 1994
  •  

Хотя «Король Лев» преподносится как первый диснеевский мультфильм без литературного предшественника, темы и конфликты, кажется, приходят прямо из Шекспира; вы удивляетесь, почему они просто не пошли прямым путём и не сделали мультипликационную версию «Гамлета». <…>
Когда группа гиен идёт гусиным шагом в марше «Будь готов», -— что смело можно назвать самым диссонирующим музыкальным номером из когда-либо снятых этой студией, -— напрямую проявляется иконография «Триумфа воли». <…>
Песни <…> достаточно безобидны, если бы они не вбивались вам в голову молотом оркестровки промышленной прочности. <…>
Когда бывший беспечный изгнанник, наконец, противостоит Шраму и его гиенам-приспешникам, <…> наступает этакая кошачья Гибель богов.

 

Though "The Lion King" is being touted as the first of the Disney animations without a literary precursor, the themes and conflicts seem to come straight out of Shakespeare; you wonder why they didn't just go ahead and make a cartoon version of "Hamlet." <…>
As a group of goose-stepping hyenas march by in "Be Prepared" -— easily the most dissonant musical number the studio has ever staged -— the iconography appears to come straight out of "Triumph of the Will." <…>
The songs <…> are innocuous enough, or would be if they weren't hammered into your head by the industrial-strength orchestration. <…>
When the airheaded expatriate does finally confront Scar and his hyena minions <…> a sort of kitty Gotterdammerung ensues.[6]

  Хэл Хистон, 1994
  •  

Моё поколение выросло оплакивая смерть мамы Бэмби. Сейчас идёт «Король Лев» со смертью Муфасы <…>. Аниматоры Диснея знают, что милых маленьких персонажей мультфильмов недостаточно для изготовления мечтаний. Там должны быть тёмные углы, пугающие моменты, а также древние архетипы, подобные преступлению цареубийства. «Король Лев» <…> на удивление торжественен в предложенной теме, и может быть даже слишком напряжён для очень маленьких детей. <…>
Некоторые музыкальные комедийные номера портят настроение, и за исключением «Круга жизни» и «Хакуна мататы», песни в «Короле Льве» не так запоминаются, как в «Русалочке» и «Красавице и чудовище». <…> Сага о Симбе, корни которой восходят ещё к греческой трагедии и, конечно, «Гамлету», настолько же развивающая, насколько и развлекательная.

 

My generation grew up mourning the death of Bambi's mother. Now comes "The Lion King," with the death of Mufasa<…>. The Disney animators know that cute little cartoon characters are not sufficient to manufacture dreams. There have to be dark corners, frightening moments, and ancient archetypes like the crime of regicide. "The Lion King" <…> is surprisingly solemn in its subject matter, and may even be too intense for very young children. <…>
Some of the musical comedy numbers break the mood, although with the exception of "Circle of Life" and "Hakuna Matata," the songs in "The Lion King" are not as memorable as those in "Mermaid" and "Beauty." <…> The saga of Simba, which in its deeply buried origins owes something to Greek tragedy and certainly to "Hamlet," is a learning experience as well as an entertainment.[7]

  Роджер Эберт, 1994
  •  

Шрам <…> является последним в длинной линии диснеевских антагонистов. Исчез тот балаган, который знаменовал трио его предшественников: Урсулы, Гастона и Джафара. Шрам — зловещая фигура, которому присущи едкие замечания и хитрая подлость. <…>
С каждым новым анимационным релизом, Disney, кажется, расширяет свои и так уже широкие горизонты немного больше. «Король Лев» — самый зрелый (во многих смыслах) из этих фильмов, и чётко видно, что было сделано сознательное усилие, чтобы порадовать взрослых так же, как и детей. К счастью, для тех из нас, кто вообще держался подальше от «мультиков», они преуспели.

 

Scar, Simba's treacherous uncle, is the latest in a long line of Disney antagonists. Gone is the buffoonery that has marked the recent trio of Ursula, Gaston, and Jafar. Scar is a sinister figure, given to acid remarks and cunning villainy. <…>
With each new animated release, Disney seems to be expanding its already-broad horizons a little more. The Lion King is the most mature (in more than one sense) of these films, and there clearly has been a conscious effort to please adults as much as children. Happily, for those of us who generally stay far away from "cartoons," they have succeeded.[8]

  Джеймс Берардинелли, до 2000
  •  

Это «Бэмби», но с хищниками. <...> Симба <...> видит, как умирает его отец (в сцене, которая может вызвать детские слёзы более беззастенчиво, чем аналогичная в «Бэмби»). Между подобными травмами в фильме подают банальные успокаивающие музыкальные номера <...> и глупые, раздражительные шутки. Это такой крайний пример эстетики «вы-будете-смеяться — вы-будете-плакать», что мы начинаем подозревать, будто режиссёры <…> просто бравируют своей силой, показывая нам, как они могут манипулировать нашими реакциями. Анимация <…> иногда впечатляет, но редко достаточно, чтобы преодолеть некую обезличенность — упрямую механическую холодность.

 

It’s “Bambi,” but with carnivores. <…> Simba <…> see his father die (in a scene that may actually jerk kids’ tears more shamelessly than its counterpart in “Bambi”). Between traumas, the movie serves up soothingly banal musical numbers <...> and silly, rambunctious comedy. It’s such an extreme example of the you’ll-laugh-you’ll-cry aesthetic that we begin to suspect that the directors <…> are just flaunting their power, showing us that they can manipulate our responses at will. The animation <…> is sometimes impressive, but rarely impressive enough to overcome a certain impersonality—a stubborn mechanical coldness.[9]

  Terrence Rafferty, не позже 2008

О ролях и актёрах[править]

  •  

Лейн и Сабелья, которые в новой недавней нью-йоркской постановке «Парней и куколок» Дэймона Руньона играли вместе — Натана Детройта и Гарри Коня — совершенно истеричную команду. Отработав совместно так гладко, как это практикуется спортсменами, они дали фильму ничем не сдерживаемый — и весьма существенный — комический сарказм. Их «Хакуна матата» <…> — самая бойкая песня в саундтреке, а услышать, как они прервали спонтанный хор в песне «Лев сегодня спит», — это чистое счастье.

 

Lane and Sabella, who played together as Nathan Detroit and Harry the Horse in the recent New York revival of Damon Runyon's "Guys and Dolls," form a completely hysterical team. Working off each other as smoothly as practiced athletes, they provide the film with an uncontainable—and essential—comic sass. Their "Hakuna Matata" <…> is the score's liveliest song, and to hear them break into a spontaneous chorus of "The Lion Sleeps Tonight" is the purest joy.[10]

  Кеннет Туран, 1994



См. также[править]

Примечания[править]

Ссылки[править]