Марселен Бертло

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Марселен Бертло,
учёный и министр

Пье́р Эже́н Марселе́н Бертло́ (фр. Marcellin Berthelot; 1827 — 1907) — французский химик, и физический химик, основоположник химической механики, впервые синтезировал многие органические вещества, в частности, алкоголь и муравьиную кислоту; автор фундаментальных трудов по теории и истории науки, убеждённый атеист, член Парижской Академии Наук и член-корреспондент Петербургской Академии Наук, а также крупный чиновник правительства Третьей Республики, в разные годы – министр народного просвещения и изящных искусств, и министр иностранных дел Франции.

Цитаты[править]

Наука и человечество[править]

  •  

...Материальные успехи, которыми человечество обязано науке, – это ещё наименьшее из благ, являющихся результатом её деятельности: она предъявляет законные права на область несравненно более обширную, на область нравственную и социальную.[1]:68

  (из книги «Наука и нравственность»).
  •  

Научный метод – самый важный, если не единственный источник нравственного и материального прогресса современных обществ.[2]:52

  •  

Если количество пищевых веществ, доставляемых в распоряжение человеческого рода, непрерывно увеличивается, мы этим обязаны не логическим размышлениям, не богословским декламациям, это только необходимый результат открытий химии, механики и физиологии, которые коренным образом изменили современное положение земледелия и еще более изменят его в ближайшем будущем.[2]:117

  (из книги «Наука и нравственность»).
  •  

Мы видим, как с каждым днём приложения научных данных к промышленности увеличивается благосостояние народов... Применение тех же начал в медицине и гигиене непрерывно уменьшает сумму страданий и риск заболевания и увеличивает среднюю продолжительность жизни.[2]:48

  •  

Достижения науки не могут оставаться достоянием узкой олигархии; все, в пределах возможного, должны быть приобщены к ее благам. [2]:149

Наука и нравственность[править]

  •  

Наука представляет собой двойную силу: силу нравственную и силу материальную; та и другая охватывает всю область человеческой деятельности, как промышленной, так и общественной. [1]:159

  •  

Нравственность не имеет никаких других основ, кроме тех, которые доставлены ей наукой, <...> а успехи нравственности, как в прошлом, так и в будущем, равно по отношению к личности и по отношению к обществу, всегда шли и будут идти рука об руку с успехами науки.[2]:41

  •  

...Всегда останется неопровержимой истина, что счастье заключается в деятельности, а деятельность достигает своего наивысшего напряжения только с победой науки.[1]:159

  (из книги «Наука и нравственность»).

О месте и роли науки[править]

  •  

Наука — благодетельница человечества, благодаря ей рано или поздно падут требования всякой мистической веры и всех предрассудков.

  (из статьи «2000 год»).
  •  

Наука, так долго находившаяся под запретом, наука, преследуемая в течение всего средневековья, отвоевала свою независимость ценою тех услуг, которые она оказала людям...[1]:160

  (из книги «Наука и нравственность»).
  •  

Наука, повторяю, была источником всех успехов, достигнутых человечеством, начиная с его колыбели, теряющейся во мраке.[1]:160

  •  

Наука представляется нам с двойной точки зрения: мы различаем науку положительную, ту, которая служит единственным основанием для всякого рода приложений, всё равно: в области материальной или нравственной, – и науку идеальную, обнимающую наши ближайшие надежды, создания нашего воображения и более отдаленные вероятные предположения.[2]:36

  •  

До сих пор историки и писатели изображали прогресс человечества как совокупный результат внутренней эволюции идей и внешнего вмешательства счастливых случайностей, оказавших воздействие на чувства, страсти и коллективные материальные интересы людей. Последнее развитие событий в длинном ряде веков являлось как бы результатом особого рода фатализма.[2]:39

  •  

Наука господствует решительно надо всем: она одна оказывает прочные услуги. Ни одна человеческая личность, ни одно человеческое учреждение отныне не будут иметь прочного авторитета, если не будут согласовываться с указаниями науки.[1]:159

  •  

...Наука освободила мысль, а свободная мысль – народ.[1]:160

  •  

Благодаря науке наступят наконец благословенные времена равенства и братства перед святым законом труда.[1]:193

Наука и учёные[править]

  •  

Что же касается до нас, учёных, то мы истинные друзья народа, потому что мы, по убеждению и по воспитанию, рабы закона, налагаемого наукой и сегодня изменяющего судьбы всего мира.[1]:68

  (из книги «Наука и нравственность»).
  •  

Человеческие познания приобретаются только одним способом – путём наблюдения фактов... [1]:193

  •  

Наука – одно стройное целое, все части которого взаимно проверяются. Я признаю безусловно верным только то, что доказано научным образом, т.е. путём строго применённого опыта.[1]:159

  •  

...Значение учёного <...> в современном государстве непрерывно растёт. Однако не будем забывать, что соответственно растут и его обязанности по отношению к другим людям.[1]:68

  •  

Лучше знать немного, но верно, чем воображать, что знаешь многое, и пробавляться химерами.[1]:95

  •  

Научный дух никогда не останавливается на своём пути; он неизменно стремится вперёд, побуждая к новой более и более напряженной деятельности умы и промышленность.[2]:24

  •  

Современные науки всегда ограничиваются фактическими знаниями данного момента и постоянно идут вперёд в своей непрерывной эволюции. Этот ответ определяется природой и степенью достоверности уже достигнутых результатов.[2]:36

  •  

Искусство и поэзия достигают полного развития только благодаря тесному союзу их руководящих представлений с теми познаниями о природе и реальности, которые достигнуты наукой.[1]:160

  •  

Изучение фактов – начало всякого знания. Установив факты, человеческий ум стремится к их сопоставлению и установлению связывающих их общих отношений: это то, что мы называем научными законами, и на этих-то законах зиждется всякое приложение науки. Но это простое установление фактов и их законов еще не удовлетворяет человеческий ум. Увлекаемый непреодолимым стремлением, опираясь на факты, он стремится возвыситься над ними, созидая представления, символы, при помощи которых он связывает эти знания в согласованную систему гипотез.[2]:37

  •  

Метафизики и мистики выстраивают свои системы на основании абсолютных и неизменных принципов. <...> За такими выражениями как: сущность или природа вещей – мы прячем не более чем порождения нашей фантазии.[2]:38-39

  •  

...в науках физических мы являемся рабами истины, лежащей вне нас и доступной нам лишь путем наблюдения, там на первом месте стоит изучение факта.[2]:124

  •  

Химия сама создаёт свой объект. Эта творческая способность, сходная с творческой силой искусства, существенным образом отличает её от естественных и исторических наук. [3]

  (из книги «Химическая механика»).
  •  

Прежде на учёных смотрели, как на небольшую группу любителей и праздных людей, живших за счёт тружеников и занимавшихся наукой лишь ради любопытства и собственного развлечения. Это несправедливое мнение, это предубеждение, которое неверно отражало нашу привязанность к истине и наши заслуги, исчезло, когда развитие науки показало, что законы природы применимы на практике промышленности, результатом чего явилась полная смена старых методов на более прогрессивные, основанные на наблюдениях и опыте. Кто сегодня осмелится смотреть на науку как на бесплодную забаву, когда она обеспечивает общий рост личного и наднационального богатства... Наука – благодетельница человечества.[4]

  (из речи Бертло на своём 75-летнем юбилее, 1902 год).
  •  

Наука сегодня быстро изменяется. Законы физики и механики, открытые <...> Галилеем, Декартом, Ньютоном,Лавуазье остались незыблемыми. Претерпели изменения теории, системы, язык и символика, интерпретации. <...> В начале XIX века естественные науки желали втиснуть в окончательную форму. Это была иллюзия, которая рассеялась: все старые теории были изменены. Теория теплоты, основанная на воображаемой тепловой жидкости, сменилась механической теорией теплоты, которая стала основой наших актуальных идей и промышленных применений, относящихся к взаимным превращениям всех сил природы. Не менее значительную эволюцию претерпевают сегодня прежние теории о световой и электрических жидкостях... Невидимые излучения заставляют предусматривать в редких явлениях не подозреваемые глубины. Даже сами наши взгляды на природу материи, кажется, готовы измениться... Наука не разрушается по мере роста её сооружений. Она непременно обогащается новыми этажами и по мере того, как поднимается выше, ей открываются более широкие горизонты.

  (из речи «Эволюция наук в XIX веке», май 1904 года).
  •  

Конечно же, я не скрываю от себя всех проблем и несовершенств того труда, который я предпринял. Однако этот труд, как он ни ограничен, тем не менее, представляет собой только первый шаг по новому пути, который я приглашаю всех наращивать и двигать дальше до тех пор, пока вся химическая наука не будет преобразована. Цель тем более высокая, что такой эволюцией химия стремится выйти из числа описательных наук, чтобы связать свои принципы и проблемы с науками чисто физическими и механическими. Таким образом, химия всё ближе и ближе подвигается к идеальному построению, преследуемому в течение сотен лет усилиями учёных и философов, в которой все умопостроения и открытия направляются к единству мирового закона движения и естественных сил.[5]

  (из послесловия к книге «Химическая механика»).

Источники[править]

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 1,12 1,13 Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.
  2. 2,00 2,01 2,02 2,03 2,04 2,05 2,06 2,07 2,08 2,09 2,10 2,11 Бертло Марселен Наука и нравственность. — М.: 1898. — 212 с.
  3. Вальден П.К., «Марселен Бертло». Рига, 1913. стр. 11.
  4. Мусабеков Н.С. Марселен Бертло. — М.: Наука, 1965. — С. 32-33.
  5. Марселен Бертло, 1827-1927, сборник к столетию со дня рождения, Ленинград, 1927 год, стр. 21-22.

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Бертло Марселен, Наука и нравственность, — М., 1898 год, 212 с.
  • Вальден П.К., «Марселен Бертло». Рига, 1913 год.
  • «Марселен Бертло», 1827-1927, (сборник к столетию со дня рождения), — Ленинград, 1927 год.
  • Мусабеков Н.С. Марселен Бертло — М., Наука , 1965 год.
  • Биографии великих химиков (перевод с немецкого под редакцией Г.В.Быкова) — М.: Мир, 1981 год, 320 с.
  • Слово о науке. Книга вторая. (составитель Е.С.Лихтенштейн) — М., Знание, 1981 год, 272 с.
  • Волков В. А., Вонский Е. В., Кузнецова Г. И. Выдающиеся химики мира. — М.: ВШ, 1991 год. 656 с.