Религия

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Рели́гия — особая форма осознания мира, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации (церковь, религиозную общину). Религиозная система представления мира (мировоззрение) опирается на веру или мистический опыт и связана с отношением к непознаваемым и нематериальным сущностям. Особую важность для религии представляют такие понятия, как добро и зло, нравственность, цель и смысл жизни и т. д. Основы религиозных представлений большинства мировых религий записаны людьми в священных текстах, которые, по убеждению сторонников религии, либо продиктованы или вдохновлены непосредственно Богом или богами, либо написаны людьми, достигшими с точки зрения данной религии высшего уровня духовного развития, великими учителями, особо просветлёнными или посвящёнными, святыми и т. п. Большинство религий поддерживается священнослужителями.

Цитаты[править]

А[править]

  •  

Сущность религии <…> заключается в наборе идей, называемых священными, заветными и тому подобное. При этом имеют в виду следующее: «Вот идея или мнение, и про них нельзя говорить ничего плохого — нельзя, и точка». — «Почему нельзя?» — «Потому что!» Если кто-то голосует за партию, с платформой которой вы не согласны, вы можете спорить об этом сколько душе угодно; каждый из вас будет отстаивать свою точку зрения, но никто при этом не обидится. Если кто-то считает, что нужно увеличить или уменьшить налоги, это можно сделать предметом дискуссии. С другой стороны, когда кто-то заявляет: «Мне нельзя по субботам нажимать на выключатель», мы говорим: «Конечно-конечно, я понимаю».
Почему мы имеем полное право поддерживать лейбористов или консерваторов, республиканцев или демократов, ту или иную экономическую модель, «Macintosh» или «Windows» — но иметь собственное мнение о возникновении Вселенной, о том, кто её создал… нельзя, это священно?.. У нас уже вошло в привычку не бросать вызов религиозным идеям, но смотрите, какой поднялся переполох, когда Ричард это сделал! Все просто разъярились, потому что такие вещи говорить не положено. Но, глядя на вещи трезво, нет иных причин не делать этого, кроме устоявшейся привычки не обсуждать эти идеи так же открыто, как и все остальные. — перевод: Н. Смелкова, 2008[1]

  Дуглас Адамс, речь, приведённая в его книге «Существует ли рукотворный Бог?» (1998)
  •  

В религии всё истинно, кроме проповедей, и все исполнено добра, кроме священников. [2]

  Ален
  •  

Наша религия — религия неравенства.[3]

  Мэтью Арнольд

Б[править]

  •  

Религия, скроенная по мерке нашего ума, не была бы религией по мерке наших потребностей.[2]

  Артур Бальфур
  •  

Организованная религия — это паутина из тысячи доктрин, ритуалов и навязанных верований, в центре которой находится Бог — Великий Паук. В этой паутине люди гибнут.

 

Organized religion is God-in-a-web, the Great Spider at the center of a thousand doctrines and rituals and mandatory believing. People die in that web.

  Ричард Бах, «Бегство от безопасности»[4]
  •  

Для религии нет ничего губительнее безразличия.[2]

  Эдмунд Бёрк
  •  

Одна религия так же правдива, как любая другая.[3]

  Роберт Бёртон
  •  

Религия — Дочь Надежды и Страха, объясняющая Невежде природу Непознаваемого.

 

Religion, n. A daughter of Hope and Fear, explaining to Ignorance the nature of the Unknowable.

  Амброз Бирс, «Словарь Сатаны»
  •  

Религия, не покровительствуемая правительством, обыкновенно проявляет большую живучесть, чем покровительствуемая.[2]

  Генри Бокль
  •  

Религия не делает нас лучше, но она мешает нам стать гораздо хуже.[2]

  Луи де Бональд
  •  

Нужно быть очень религиозным человеком, чтобы переменить религию.[2]

  Мари де Босак (герцогиня Диана)
  •  

Поверхностность в философии склоняет человеческий ум к атеизму, глубина — к религии.

 

It is true, that a little Philosophy inclineth Mans Minde to Atheisme; But depth in Philosophy, bringeth Mens Mindes about to Religion.

  Фрэнсис Бэкон «Of Atheism»

В[править]

  •  

Религия — это удар по человеческому достоинству. С ней или без неё будут хорошие люди, делающие хорошие вещи, и плохие люди, делающие плохие вещи. А хорошие люди, делающие плохие вещи, это и есть религия.

 

Religion is an insult to human dignity. With or without it you would have good people doing good things and evil people doing evil things. But for good people to do evil things, that takes religion.[5]

  Стивен Вайнберг, на конференции 1999 года Американской ассоциации содействия развитию науки
  •  

Пока есть мошенники и дураки будут и религии.

 

ant qu’il y aura des fripons et des imbéciles, il y aura des religions.[6]

  Вольтер, письмо Фридриху II (5 января 1767)
  •  

С религией получается то же, что с азартной игрой: начавши дураком, кончишь плутом.[3]

  — Вольтер

Г[править]

  •  

Религия, не идущая на компромиссы, не может быть всеобщей. Религия, идущая на компромиссы, не может быть священной.[2]

  Стефан Гарчиньский
  •  

Как в промышленности, так и в религиях вредна система монополии; свободная конкуренция сохраняет их силу.[2]

  Генрих Гейне
  •  

Странное дело! Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, нравственности и любви к отечеству.[3]

  Генрих Гейне
  •  

Единственная истинная религия — это нравственность, основанная на истинных принципах.[7]:71

  Гельвеций
  •  

Мучеников, истреблённых религий не канонизируют.[2]

  Збигнев Герберт
  •  

Религия есть соперничество взрослого и живущего в нём ребёнка. Религия — это инкапсулированные прошлые верования: мифология, которая построена на иносказаниях, скрытых допущениях веры во вселенную, те верования, которые возвещали попытки человека найти в себе силу, всё это смешивалось с мизерным просвещением. И всегда окончательной невысказанной заповедью является: „Ты не станешь вопрошать!“

  Фрэнк Герберт, «Дети Дюны»
  •  

Все религии основывали нравственность на покорности, то есть на добровольном рабстве.[3]

  Александр Герцен
  •  

Все разнообразные культы, преобладавшие в римском мире, народ считал одинаково истинными, философы — одинаково ложными, а чиновники — одинаково полезными.

  Эдвард Гиббон, «История упадка и разрушения Римской империи»
  •  

Излюбленным приёмом защитников религии являются ссылки на взгляды великих людей. Авторитет некоторых из них несомненен, но в данном случае спекуляции на их мнении в большинстве случаев совершенно несостоятельны: раньше всего нужно учитывать время, о котором идёт речь. В прошлом, скажем, в средние века, религиозная идеология была преобладающей, а современная наука только зарождалась. Каким же аргументом в пользу существования Бога может в начале XXI века служить, например, мнение замечательного учёного Паскаля, скончавшегося в 1662 г.?[8]

  Виталий Гинзбург
  •  

Несомненно, Библия остается и навсегда останется важным историческим и художественным произведением. Но с развитием науки Библия, Коран и вся сопутствующая им литература полностью потеряли роль каких-то «священных сочинений». Тот факт, что многие миллионы людей все ещё остаются религиозными, является результатом необразованности широких масс. Достаточно сказать, что сегодня на земном шаре около миллиарда человек, то есть примерно шестая часть всего населения, не умеют читать и писать. А среди тех, кто это умеет, подавляющее большинство не знакомы с азами современных физики и биологии. Их вера в Бога вполне аналогична вере в гороскопы.[8]

  — Виталий Гинзбург
  •  

Если Бог существует, то атеизм должен казаться ему меньшим оскорблением, чем религия.

  Жюль Гонкур и Эдмон, «Дневник», 24 января 1868

Поль Анри Гольбах[править]

  •  

В вопросах религии людей можно назвать взрослыми детьми.[3]

  •  

Все религии, какие мы только видим на земле, дают нам лишь клубок вымыслов и бредней, возмущающих ум.[3]

  •  

Всякая религия по сущности своей нетерпима как в силу своих принципов, так и в силу своих интересов.[3]

  •  

Всякий, кто серьезно задумается над религией и её сверхъестественной моралью, кто трезво взвесит все её преимущества и недостатки, сможет убедиться, что религия и её мораль вредны человечеству и, во всяком случае, противоречат природе человека.[3]

  •  

Выбор религии народом всегда определяется его правителями. Истинной религией всегда оказывается та, которую исповедует государь; истинный бог — тот бог, поклоняться которому приказывает государь; таким образом, воля духовенства, которое руководит государями, всегда оказывается и волей самого бога.[3]

  •  

Говорить, что религия недоступна разуму, значит допускать, что она не создана для разумных существ; значит согласиться с тем, что сами доктора богословия ничего не смыслят в тайнах, которые они каждодневно проповедуют.[3]

  •  

Догмы всякой религии оказываются нелепостью с точки зрения другой религии, проповедующей иные, столь же бессмысленные доктрины.[3]

  •  

Долой разум! — вот основа религии.[3]

  •  

Можно подумать, что религиозная мораль только для того и придумана, чтобы разрушить общество, превратить людей в первобытных дикарей.[3]

  •  

Мораль не имеет ничего общего с религией… религия не только не служит основой морали, но скорее враждебна ей. Истинная мораль должна быть основана на природе человека; мораль религиозная всегда будет зиждиться только на химерах и на произволе тех людей, которые наделяют бога языком, часто в корне противоречащим и природе, и разуму человека.[3]

  •  

Некий шутник правильно заметил, что «истинная религия всегда та, на чьей стороне государь и палач».[2]

  •  

Религия есть не что иное, как искусство занимать ограниченный ум человека предметом, которого он не в состоянии понять.[3]

  •  

Религия представляет собой узду для людей, неуравновешенных по характеру или пришибленных обстоятельствами жизни. Страх перед богом удерживает от греха только тех, кто не способен сильно желать или уже не в состоянии грешить.[3]

  •  

Религия утешает лишь тех, кто не способен охватить её в целом; туманные обещания наград могут соблазнить только тех людей, которые не в состоянии задуматься над отвратительным, лживым и жестоким характером, приписываемым религией богу.[3]

  •  

Самое недостоверное во всякой религии — это её основа.[3]

  •  

Уживчивость, терпимость, человечность — эти основные добродетели всякой моральной системы совершенно несовместимы с религиозными предрассудками.[3]

  •  

Человеческий род во всех странах стал жертвой священнослужителей; они назвали религией системы, изобретенные ими для покорения человека, воображение которого они пленили, рассудок которого они затмили, разум которого они стараются уничтожить.[3]

  •  

Чем больше мы размышляем о догмах и принципах религии, тем более мы убеждаемся, что их единственная цель состоит в защите интересов тиранов и духовенства в ущерб интересам общества.[3]

  •  

Чем внимательнее мы будем изучать религию, тем больше будем убеждаться, что её единственная цель — благополучие духовенства.[3]

  •  

Умереть за религию ещё не значит доказать, что эта религия истинная и божественная; это доказывает в лучшем случае веру мучеников в то, что их религия такова. Какой-нибудь энтузиаст, идущий ради религии на смерть, доказывает разве только, что религиозный фанатизм часто может быть сильнее привязанности к жизни.[3]

Д[править]

  •  

Тот, кто остается верен своей религии только потому, что он был в ней воспитан, имеет столько же оснований гордиться своим христианством или мусульманством, сколько тем, что не родился слепым или хромым. Это — счастье, а не заслуга.[2]

  Дени Дидро
Все умные люди исповедуют одну и ту же религию. Какую? Умные люди никогда об этом не говорят.[2]Бенджамин Дизраэли
  •  

Историческое развитие религии состоит в её постепенном исчезновении.[3]

  Иосиф Дицген
  •  

Когда один человек одержим иллюзиями — это называют умопомешательством. Когда много людей одержимо иллюзиями — это называют Религией. — Приписывается Докинзом Роберту Пирсигу, но до 2006 г. использование фразы не найдено, вероятно, это парафраз мысли Фридриха Ницше из «По ту сторону добра и зла»: «Безумие единиц — исключение, а безумие целых групп, партий, народов, времён — правило.»

 

When one person suffers from a delusion it is called insanity. When many people suffer from a delusion it is called Religion.

  Ричард Докинз «Бог как иллюзия», предисловие

З[править]

  •  

Единственная разница между религией и сектой заключается в количестве недвижимости, которой они обладают.[2]

  Фрэнк Заппа

И[править]

  •  

Религия — индивидуальное искусство, которым каждый занимается за счет своих собственных ресурсов и на свой собственный лад, а для нерелигиозных людей имеется суррогат в виде уже готовых религий.[2]

  Кароль Ижиковский
  •  

Человеку бывает сущим облегчением отдать свою «свободу» и приобрести чувство «верной» «спасённости». Из этого явления массовой психологии умные и властолюбивые люди давно уже сделали вывод: «религиозная автономия вообще людям не по силам; они лишены духовного зрения и призваны к церковной покорности».<…> …отказ от религиозной самодеятельности есть отказ от духа религии. Однако настоящая религиозная вера — духовна и покоится на свободном и целостном приятии веруемого содержания

  Иван Ильин, «Аксиомы религиозного опыта»
  •  

Ни один человек с чувством юмора не был основателем религии.[9]

  Роберт Ингерсолл

К[править]

  •  

Наше сочувствие религиозной старине не нравственное, а только художественное: мы только любуемся её чувствами, не разделяя их, как сладострастные старики любуются молоденькими девицами, не будучи в состоянии любить их.[2]

  Василий Ключевский
  •  

Среднему статистическому пошлому человеку не нужна, даже тяжела религия. Она нужна только очень маленьким и очень большим людям: первых она поднимает, а вторых поддерживает на высоте. Средние пошлые люди не нуждаются ни в подъёме, потому что им лень подниматься, ни в опоре, потому что им некуда падать.[2]

  — Василий Ключевский
  •  

Бог — для мужчин, религия — для женщин.[2]

  Джозеф Конрад
  •  

Люди будут спорить из-за религии, писать о ней книги, сражаться и умирать за неё, — но только не жить по ней.[2]

 

Men will wrangle for religion, write for it, fight for it, die for it; anything but live for it.

  Чарльз Калеб Колтон «Lacon» (1820), том. I, # 25
  •  

По-моему, религия ― это такая народная, домашняя, родная, задушевная вещь, что не может быть международной.[10]

  Михаил Кузмин, дневник 1934 года

Л[править]

  •  

Все религии духовного характера придуманы человеком. Ничем иным, как своим плотским мозгом, он сотворил целую систему богов. У человека есть эго, его скрытое «я» и, лишь потому, что не в силах смириться с ним, он вынужден обособлять его вне себя в некоем великом спиритуальном создании, именуемым «богом».

 

ALL religions of a spiritual nature are inventions of man. He has created an entire system of gods with nothing more than his carnal brain. Just because he has an ego, and cannot accept it, he has to externalize it into some great spiritual device which he calls «God».

  Антон Шандор ЛаВей[11]
  •  

Аргументы в пользу метафизики зачастую опираются на её мнимую необходимость для объяснения различных несовершенств, несчастий, страданий, не имеющих вознаграждения в этом мире. Круг подобной «метафизической солидарности» исключает все существа, кроме человека (в христианстве и близких к нему религиях). Для биолога, отчетливо представляющего бездонность океана страданий, каковым является история жизни на Земле, подобная позиция столь же смешна, сколь ужасна. Ведь за пределы нашего уважения к чужим правам, этой нашей мифотворческой лояльности, выбрасывается вся миллиардолетняя история видов, а наша лояльность охватывает только её микроскопическую частицу, лишь несколько тысячелетий существования на Земле одной из ветвей приматов — и то только потому, что мы принадлежим к этой ветви.

  Станислав Лем, «Summa Technologiae», гл. 4
  •  

... любая религия стремится к тому, чтобы занять исключительное место.

  — Станислав Лем, «Summa Technologiae», гл. 4
  •  

Можно выдумать религию по заказу, но нельзя в неё по заказу уверовать.[2]

  — Станислав Лем
  •  

Ни одна религия не может ничего сделать для человечества, потому что она не является опытным знанием. Конечно, она уменьшает «боль бытия» для индивидуумов, — а мимоходом увеличивает сумму несчастий, мучающих всех, именно вследствие своей беспомощности и бездеятельности по отношению к массовым проблемам. Так что её нельзя защищать даже с прагматической точки зрения как полезное орудие, потому что это орудие плохое, беспомощное перед лицом главных проблем человечества.

  — Станислав Лем, «Summa Technologiae», гл. 4
  •  

Убеждение мыслителей, будто отдельным людям достаточно жить, следуя прекраснейшим этическим нормам, которые вытекают из самой гармоничной религии, и тогда автоматически возникнет идеальная гармония в масштабе всего общества, — это утверждение столь же ложно, сколь и соблазнительно. Ведь общество надлежит рассматривать не только как человеческий коллектив, но и как материальную, физическую систему. Тот, кто расценивает его лишь как собрание личностей, заблуждается не меньше того, кто захотел бы поступать с ним, как с системой молекул. Для отдельного человека может быть хорошо одно, а для общества как целого — другое, и тут необходимо компромиссное решение, основанное на всестороннем знании. В противном случае, даже если каждый будет поступать так, как велит ему дух божий, общество, которое из этого само собой возникает, может оказаться чем-то ужасающим.

  — Станислав Лем, «Summa Technologiae», гл. 4
  •  

В одних религиях почитают мучеников, в других — палачей.[2]

  Станислав Ежи Лец

М[править]

  •  

Господствующая религия никогда не бывает аскетичной.[2]

  Томас Маколей
  •  

Без соображения с божественным не сделаешь хорошо ничего человеческого, и наоборот.[2]

  Марк Аврелий
  •  

Религия есть лишь иллюзорное солнце, движущееся вокруг человека до тех пор, пока он не начинает двигаться вокруг себя самого.

  Карл Маркс, «К критике гегелевской философии права»
  •  

…Религия есть самосознание и самочувствование человека, который или ещё не обрел себя, или уже снова себя потерял.

  — Карл Маркс, «К критике гегелевской философии права»
  •  

Религии отличаются друг от друга только декорациями.[3]

  Пьер Марешаль
  •  

Религия — это ни что иное, как цепи, выдуманные для того, чтобы закрепить узы политического гнёта.[3]

  — Пьер Марешаль
  •  

Религия — это слабость, которая чаще всего присоединяется к другим человеческим слабостям.[3]

  — Пьер Марешаль
  •  

Мы должны уважать религию наших ближних, но лишь в том смысле и в той мере, в какой мы уважаем их убеждение, что их жены — красавицы, а их дети — вундеркинды.[2]

  Генри Луис Менкен
  •  

Религии, наиболее близкие друг к другу, в то же время и наиболее враждебны одна другой.[2]

  Шарль Монтескье
  •  

В фашистском государстве религия рассматривается, как одно из наиболее глубоких проявлений духа, поэтому она не только почитается, но пользуется защитой и покровительством.

  Бенито Муссолини, «Доктрина фашизма»

Н[править]

  •  

Религия — важный предмет в женских школах. Она, как бы на неё ни смотреть, есть надежнёйшая гарантия для матерей и мужей. Школа должна научить девушку верить, а не думать.[9]

  Наполеон
  •  

Я вижу в религии не столько таинство воплощения, сколько таинство общественного строя. Она вносит в мысль о рае идею равенства, которая спасает богатых от резни со стороны бедных. — Цитируется по книге Жюля Берто «Napoleon in His Own Words» в переводе на английский язык[12].

 

I do not see in religion the mystery of the incarnation so much as the mystery of the social order. It introduces into the thought of heaven an idea of equalization, which saves the rich from being massacred by the poor.

  — Наполеон. Часто цитируется как «Религия — это то, что удерживает бедных от убийства богатых» (англ. Religion keeps the poor from killing the rich).
  •  

В каждой религии религиозный человек есть исключение.[2] также Среди приверженцев каждой религии религиозные люди составляют исключение.[9]

  Фридрих Ницше
  •  

Среди приверженцев каждой религии религиозные люди составляют исключение.[9]

  — Фридрих Ницше

П[править]

  •  

Религия — это убеждение, что всё происходящее с нами необычайно важно. И именно поэтому она будет существовать всегда.[2]

  Чезаре Павезе
  •  

Религия везде, для всех народов, была только уздою.[3]

  Николай Пирогов
  •  

Религия не выдумана человеком. Человек выдуман религией. — далее поясняется, что мифы постепенно заполняют коллективное сознание человечества, формируя его

 

Religion isn't invented by man. Men are invented by religion.

  Роберт Пирсиг, «Дзен и искусство ухода за мотоциклом», гл. 28
  •  

Религия ― это безумная попытка найти в космосе ответ своим человеческим чувствам.[10]

  Михаил Пришвин, дневники, 1914

Р[править]

  •  

Религия — яд, береги ребят.

  плакат Н. Б.Терпсихорова 1930 года; русская. (советская) пословица[13]
  •  

Что сивуха для брюха, то религия для духа.[14]

  русская пословица

С[править]

  •  

Похоже, что религия с возрастом впала в детство, и теперь, как и в детстве, её необходимо подкармливать чудесами.[3]

  Джонатан Свифт
  •  

Религия — болезнь души.[3]

  — Джонатан Свифт
  •  

Все споры о религии напоминают ссору двух мужчин из-за женщины, которую ни один из них не любит.[3]

  Джордж Сэвил Галифакс

Т[править]

  •  

Когда у какой-либо одной религии возникает претензия заставить всё человечество принять её доктрину, она становится тиранией.[3]

  Рабиндранат Тагор
  •  

Если вы хотите основать новую религию, дайте себя распять и на третий день воскресните.[9]

  Шарль Морис Талейран
  •  

Религия больше и нечестивых сама и преступных деяний рождала…

  Тит Лукреций Кар, «О природе вещей»
  •  

Истинная религия не есть религия разума, но она не может быть противна разуму.[2]

  Лев Толстой

У[править]

  •  

В храме все должны быть серьёзны, кроме того, кто является предметом культа.[2]

  Оскар Уайльд
  •  

Религия — распространенный суррогат веры.[2]

  Оскар Уайльд
  •  

Религия умирает в тот момент, когда доказана её непогрешимость.[2]

  Оскар Уайльд
  •  

Мифология — это то, во что верят взрослые, фольклор — то, что рассказывают детям, а религия — то и другое.[2]

  Сидрик Уитман

Ф[править]

  •  

Невозможно надеяться на рай одной религии, не рискуя попасть в ад всех других.[2]

  Жюльен де Фалкенаре
  •  

Религия противоречит нравственности тем самым, что она противоречит разуму.[3]

  Людвиг Фейербах
  •  

Если люди настолько плохи, обладая религией, кем бы они были без неё?[2]

  Бенджамин Франклин
  •  

Если религия не может продемонстрировать ничего лучшего в своих усилиях дать человечеству счастье, культурно объединить его и нравственно обуздать, то неизбежно встает вопрос, не переоцениваем ли мы её необходимость для человечества и мудро ли мы поступаем, основываясь на ней в своих культурных запросах.

  Зигмунд Фрейд, «Будущее одной иллюзии»
  •  

Когда дело идёт о вопросах религии, люди берут на себя грех изворотливой неискренности и интеллектуальной некорректности.

  — Зигмунд Фрейд, «Будущее одной иллюзии»
  •  

Религия — общечеловеческий навязчивый невроз.

  — Зигмунд Фрейд, «Будущее одной иллюзии»
  •  

Нет такого человека, у которого не было бы религиозной потребности — потребности в системе ориентации и объекте для служения; но это ничего не говорит нам о специфическом контексте ее проявления. Человек может поклоняться животным, деревьям, золотым или каменным идолам, невидимому богу, святому человеку или вождям с дьявольским обличьем; он может поклоняться предкам, нации, классу или партии, деньгам или успеху; его религия может способствовать развитию разрушительного начала или любви, угнетению или братству людей; она может содействовать его разуму или приводить разум в состояние паралича; человек может считать свою систему религиозной, отличающейся от систем светского характера, но может также думать, что у него нет религии, и интерпретировать свое служение определенным, предположительно светским, целям — таким, как власть, деньги или успех, — лишь как заботу о практическом и полезном. Вопрос не в том, религия или ее отсутствие, но в том, какого рода религия: или это религия, способствующая человеческому развитию, раскрытию собственно человеческих сил, или религия, которая эти силы парализует. — «Психоанализ и религия» (1950)

  Эрих Фромм

Х[править]

  •  

Наука охватывает факты и оспаривает мнения, религия охватывает мнения и оспаривает факты.

 

Science embraces facts and debates opinion; religion embraces opinion and debates the facts.

  — Том Хихлер, «Тезаурус хорошей речи»

Ч[править]

  •  

Кощунство умирает вместе с религией; если вы сомневаетесь в этом, попробуйте кощунствовать против Одина.[2]

  Гилберт Честертон
  •  

Только та религия хороша, над которой можно подшучивать.[2]

  Гилберт Честертон

Ш[править]

  •  

Все религии чужды природе и страшны для здравого смысла; сколько-нибудь сильный разум смеётся над ними и испытывает к ним отвращение.[3]

  Пьер Шаррон
  •  

Религия ― это то утешение бедняков, которого мы не смеем, не должны отнимать, ― это все, что осталось неприкосновенного у бедных людей.[10]

  Александр Шеллер, «Лес рубят — щепки летят»
  •  

Если меня спросят, почему в моем сердце нет никакой религии, то я отвечу, что я утратил её по вине самой же религии.

  Фридрих Шиллер, «Разбойники»
  •  

Все религиозные организации существуют тем, что продают себя богачам.[15]

  — Бернард Шоу
  •  

Если вы предоставите ваши законы судьям, а вашу религию священникам, то вскоре обнаружится, что у вас нет ни законов, ни религии.[15][2]

  Бернард Шоу
  •  

Мужество — это уже религия; без религии все мы трусы.[15]

  — Бернард Шоу
  •  

Религия только одна, но в сотне обличий.[15][2]

  — Бернард Шоу
  •  

Человеком можно завладеть только с помощью его религии, а не вашей.[15]

  — Бернард Шоу
  •  

Что это за религия, которая осуждает ненависть, но ещё больше — любовь?

 

Cóż to za religia, która potępia nienawiść, ale jeszcze mocniej miłość?

  Гуго Штейнгауз[16]

Э[править]

  •  

Наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию. Но источник этого чувства берёт начало из области религии. Оттуда же — вера в возможность того, что правила этого мира рациональны, то есть постижимы для разума. Я не могу представить настоящего учёного без крепкой веры в это. Образно ситуацию можно описать так: наука без религии — хрома, а религия без науки — слепа.[17]Часто цитируется лишь последняя часть, лишённая контекста: «Наука без религии — хрома, а религия без науки — слепа».

  Альберт Эйнштейн
  •  

Хорошо воспитанные люди не беседуют в обществе о погоде и о религии.[2]

  Мария Эбнер-Эшенбах

Опиум народа[править]

В этом разделе цитаты идут по порядку дат.

  •  

Ваша так называемая религия действует как опий: она завлекает и приглушает боли вместо того, чтобы придать силы.

 

Ihre sogenannte Religion wirkt bloß wie ein Opiat: reizend, betäubend, Schmerzen aus Schwäche stillend.[18]

  Новалис, «Цветочная пыльца», 1798
  •  

Религиозное убожество есть в одно и то же время выражение действительного убожества и протест против этого действительного убожества. Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа.
Упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья. Требование отказа от иллюзий о своём положении есть требование отказа от такого положения, которое нуждается в иллюзиях. Критика религии есть, следовательно, в зародыше критика той юдоли плача, священным ореолом которой является религия.
Критика сбросила с цепей украшавшие их фальшивые цветы — не для того, чтобы человечество продолжало носить эти цепи в их форме, лишённой всякой радости и всякого наслаждения, а для того, чтобы оно сбросило цепи и протянуло руку за живым цветком. Критика религии освобождает человека от иллюзий, чтобы он мыслил, действовал, строил свою действительность как освободившийся от иллюзий, как ставший разумным человек; чтобы он вращался вокруг себя самого и своего действительного солнца. Религия есть лишь иллюзорное солнце, движущееся вокруг человека до тех пор, пока он не начинает двигаться вокруг себя самого.
Задача истории, следовательно, — с тех пор как исчезла правда потустороннего мира, — утвердить правду посюстороннего мира. Ближайшая задача философии, находящейся на службе истории, состоит — после того как разоблачён священный образ человеческого самоотчуждения — в том, чтобы разоблачить самоотчуждение в его несвященных образах. Критика неба превращается, таким образом, в критику земли, критика религии — в критику права, критика теологии — в критику политики.

 

Das religiöse Elend ist in einem der Ausdruck des wirklichen Elendes und in einem die Protestation gegen das wirkliche Elend. Die Religion ist der Seufzer der bedrängten Kreatur, das Gemüth einer herzlosen Welt, wie sie der Geist geistloser Zustände ist. Sie ist das Opium des Volks.
Die Aufhebung der Religion als des illusorischen Glücks des Volkes ist die Forderung seines wirklichen Glücks. Die Forderung, die Illusionen über seinen Zustand aufzugeben, ist die Forderung, einen Zustand aufzugeben, der der Illusionen bedarf. Die Kritik der Religion ist also im Keim die Kritik des Jammertales, dessen Heiligenschein die Religion ist.
Die Kritik hat die imaginairen Blumen an der Kette zerpflückt, nicht damit der Mensch die phantasielose, trostlose Kette trage, sondern damit er die Kette abwerfe und die lebendige Blume breche. Die Kritik der Religion enttäuscht den Menschen, damit er denke, handle, seine Wirklichkeit gestalte, wie ein enttäuschter, zu Verstand gekommener Mensch, damit er sich um sich selbst und damit um seine wirkliche Sonne bewege. Die Religion ist nur die illusorische Sonne, die sich um den Menschen bewegt, solange er sich nicht um sich selbst bewegt.
Es ist also die Aufgabe der Geschichte, nachdem das Jenseits der Wahrheit verschwunden ist, die Wahrheit des Diesseits zu etabliren. Es ist zunächst die Aufgabe der Philosophie, die im Dienste der Geschichte steht, nachdem die Heiligengestalt der menschlichen Selbstentfremdung entlarvt ist, die Selbstentfremdung in ihren unheiligen Gestalten zu entlarven. Die Kritik des Himmels verwandelt sich damit in die Kritik der Erde, die Kritik der Religion in die Kritik des Rechts, die Kritik der Theologie in die Kritik der Politik.[19]

  Карл Маркс, «К критике гегелевской философии права», 1843
  •  

Религия есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п. Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет чужим трудом, религия учит благотворительности в земной жизни, предлагая им очень дешевое оправдание для всего их эксплуататорского существования и продавая по сходной цене билеты на небесное благополучие. Религия есть опиум народа. Религия — род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь.[20].

  Владимир Ленин, «Социализм и религия», 1905
  •  

Религия — это род опиума, который дают народу, чтобы убаюкать его сладкими фантазиями, утешив таким образом насчет гнетущих его несправедливостей. Недаром всегда так быстро возникает альянс двух важнейших политических сил, государства и церкви. Обе эти силы заинтересованы в сохранении иллюзии, будто добрый боженька если не на земле, то на небе вознаградит тех, кто не возмущался против несправедливостей, а спокойно и терпеливо выполнял свой долг. Вот почему честная констатация того, что этот бог есть просто создание человеческой фантазии, считается худшим смертным грехом.

  Поль Дирак[21]

Без источников[править]

  •  

В мире людей сосуществуют самые разнообразные религии, но на свете не может быть столько «богов», сколько здесь существует религий. Пора понять, что Бог у всех людей один, как бы они его по-разному ни называли.

  Али Апшерони
  •  

Нет религии выше истины.

  Елена Блаватская
  •  

Сила религии являет собой самую могучую силу, ибо она желает властвовать над духом. Миновало то время, когда человечество в своей глупости нуждалось в религиозном поводыре. Ныне требуется просвещенный духовник, ибо человек всё ещё не умеет идти сам, полагаясь на свой разум. Поэтому сегодня продвигать жизнь вперед лучше всех потенциально мог бы бывший атеист, которого атеизм научил верить лишь в собственную силу.

  Лууле Виилма
  •  

В делах религии энтузиазм всегда начинает постройку, но ловкость всегда завершает её.

  Вольтер
  •  

С того момента, как религия стала домогаться помощи философии, её гибель неотвратима.

  — Генрих Гейне
  •  

Из всех войн, которые народы вели между собою огнём и мечом, религиозные были самыми кровопролитными.

  Эрнст Геккель
  •  

Все без исключения религии были проникнуты фанатизмом и удовлетворяли его потоками человеческой крови.

  Клод Адриан Гельвеций
  •  

Между религией и добродетелью нет ничего общего.

  — Клод Адриан Гельвеций
  •  

У кого есть наука, тот не нуждается в религии.

  Иоганн Гёте
  •  

Религия расценивается обычными людьми как правда, умными — как ложь, а правителями — как полезность.

  Эдвард Гиббон
  •  

Религия — это искусство одурманивать людей с целью отвлечь их мысли от того зла, которое причиняют им в этом мире власть имущие…

  Поль Анри Гольбах
  •  

Каких великолепных глупцов делает из людей религия!

  Бенджамин Джонсон
  •  

Религия и законы — пара костылей, которую не следует отнимать у людей, слабых на ноги.

  Дени Дидро
  •  

Религия мешает людям видеть, потому что она под страхом вечных наказаний запрещает им смотреть.

  Дени Дидро
  •  

Религия никогда не сможет реформировать человечество, потому что религия — это рабство.

  Роберт Ингерсолл
  •  

Каждый шаг прогресса в науке заставляет отступать религию.

  Марсель Кашен (Википедия)
  •  

Официальная религия неизменно превращается в организацию, преследующую своекорыстные интересы, и, таким образом, неизбежно становится реакционной силой, противостоящей изменениям и прогрессу.

  Джавахарлал Неру
  •  

Между религией и настоящей наукой нет ни родства, ни дружбы, ни вражды: они на разных планетах.

  Фридрих Ницше
  •  

Есть слабые люди, для которых религия имеет силу.

  Иван Павлов
  •  

Одна и та же религия существенно изменяет своё содержание соответственно степени экономического развития исповедующих её народов.

  Георгий Плеханов
  •  

Религия — не то, что религиозные мнения. Религия — одна, как солнце одно для всего земного шара; религиозные же мнения многочисленны, подобно лучам солнца.

  Жан Поль
  •  

Я желала бы принадлежать к религии, которая не давала бы людям ненавидеть и бояться друг друга, равно вредить друг другу.

  Жорж Санд
  •  

«Прочь разум» — в этом и состоит истинная религия.

  Шарль де Сент-Эвремон (Википедия)
  •  

Все религии основаны на страхе многих и ловкости нескольких.

  Стендаль
  •  

Ересь — жизнь религии. Еретиков создаёт вера. Если религия мертва, ереси исчезают.

  Андре Сюаре
  •  

Все религии издают библии против сатаны и говорят о нём самые страшные вещи, но его оправданий нам никогда не удавалось послушать.

  Марк Твен
  •  

Для религии только святое — истина, для философии только истина свята.

  Людвиг Фейербах
  •  

Религия — сон человеческого духа. Но и во сне человек находится на земле, а не на небе.

  Людвиг Фейербах
  •  

Что касается религии, то заботу о ней предоставьте самому верховному Существу. Тут мы в потёмках и подвержены всяческим заблуждениям. Кто из нас настолько высокомерен, чтобы утверждать, что его путь самый верный?

  Фридрих Великий
  •  

Если меня спросят, почему в моём сердце нет никакой религии, то я отвечу, что я утратил её по вине самой же религии.

  Фридрих Шиллер
  •  

Какую религию я исповедую? Ни одной из всех тех, которые ты мне называешь. Почему же ни одной? Из чувства одной вечной религии души.

  Фридрих Шиллер
  •  

Религии подобны светлячкам: для того чтобы светить, им нужна темнота.

  Артур Шопенгауэр
  •  

Одно из величайших утешений религии состоит в том, что иногда вы в состоянии заполучить Бога и задать ему хорошую порку. Люди смеются над глупостью дикарей, избивающих своих богов, когда их молитвы не находят ответа; но насмешники сами при этом оказываются в дураках и являются дикарями.

  Шри Ауробиндо
  •  

Существует лишь два типа людей, которым светит надежда: человек, почувствовавший прикосновение Бога и тянущийся к нему, а также скептик или самоуверенный атеист. Но что касается описателей религий и подражателей свободной мысли, то это мертвые души, которые следуют за смертью, называя её жизнью.

  — Шри Ауробиндо
  •  

Религия, Искусство и Наука — это ветви одного и того же дерева.

  Альберт Эйнштейн
  •  

Религия есть акт самоопустошения человека.

  Фридрих Энгельс
  •  

Компромисс между наукой с религией: Бог создал обезьяну.

  Хенрик Ягодзиньский

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Ричард Докинз. Бог как иллюзия / пер. Н. Смелковой. — М.: КоЛибри (Иностранка), 2008.
  2. 2,00 2,01 2,02 2,03 2,04 2,05 2,06 2,07 2,08 2,09 2,10 2,11 2,12 2,13 2,14 2,15 2,16 2,17 2,18 2,19 2,20 2,21 2,22 2,23 2,24 2,25 2,26 2,27 2,28 2,29 2,30 2,31 2,32 2,33 2,34 2,35 2,36 2,37 Бог не ангел: Афоризмы / составитель Душенко К. В. — М.: ЭКСМО-Пресс, ЭКСМО-МАРКЕТ, 2000.
  3. 3,00 3,01 3,02 3,03 3,04 3,05 3,06 3,07 3,08 3,09 3,10 3,11 3,12 3,13 3,14 3,15 3,16 3,17 3,18 3,19 3,20 3,21 3,22 3,23 3,24 3,25 3,26 3,27 3,28 3,29 3,30 3,31 3,32 3,33 3,34 Афоризмы. Золотой фонд мудрости / сост. О. Еремишин — М.: Просвещение, 2006.
  4. Ричард Бах Тридцать восемь // Бегство от безопасности = Running from Safety / Переводчики В.Трилиф, М.Чеботарев. — 2 изд.. — Киев: София, 2000. — 254 с. — ISBN 5-220-00332-1
  5. Freethought of the Day: May 3rd
  6. « Lettre à Frédéric II, roi de Prusse » (5 janvier 1767), dans Correspondances(1767-68), Voltaire, éd. Moland, 1875, t. 45, vol. 13, p. 11
  7. Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.
  8. 8,0 8,1 В.Л. Гинзбург. Несколько замечаний об атеизме, религии и еврейском национальном чувстве. Газета «Вести», приложение «Окна» (15 апреля 2004). Проверено 1 апреля 2010.
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 9,4 Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  10. 10,0 10,1 10,2 цитата входит в Национальный корпус русского языка
  11. Антон ЛаВей Бог, которому ты поклоняешься, может быть тобой // Сатанинская Библия. — 2-е изд.. — М.: Unholy Words, 1997. — С. 17.
  12. Бонопарт, Наполеон. Concerning Religion // [1] = Napoleon in his own words / Под ред. Jules Bertaut, пер. Herbert Edward Law, Charles Lincoln Rhodes. — Чикаго: A. C. McClurg & co., 1916. — P. 112—113. — 167 p.
  13. Русские народные пословицы и поговорки / сост. А. М. Жигулев. — М.: Московский рабочий, 1965. — С. 200.
  14. Русские народные пословицы и поговорки / сост. А. М. Жигулев. — М.: Московский рабочий, 1965. — С. 200.
  15. 15,0 15,1 15,2 15,3 15,4 О вере и религии // Джордж Бернард Шоу. Афоризмы / составитель Душенко К. В. — М.: Эксмо-Пресс, Эксмо-Маркет, 2000.
  16. Steinhaus, Hugo Dyonizy = Słownik racjonalny. — Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1980. — Т. 1.
  17. Albert Einstein, «Science, Philosophy and Religion: a Symposium», 1941. См. тж. полный перевод Л. Ярославского
  18. Novalis. Blüthenstaub. Erstdruck in: Athenäum 1, Berlin 1798, S. 70-106 / sh. Historisch-kritische Ausgabe Bd. 2 (Новалис «Цветочная пыльца», 1798).
  19. Karl Marx: Zur Kritik der Hegel’schen Rechtsphilosophie; in: Deutsch-Französische Jahrbücher 1844, S. 71f, zitiert nach MEW, Bd. 1, S. 378-379. Русский перевод: Маркс К. К критике гегелевской философии права, 1844.
  20. В. И. Ленин. Социализм и религия // «Новая Жизнь» — № 28, 3 декабря 1905. (также Полн. собр. соч., 5 изд., т. 12, С. 142—147.)
  21. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. — М.: Наука, 1989. — гл. VII с. — ISBN 5-02-012452-9