Афродита Книдская: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
1082 байта добавлено ,  2 года назад
ни малейшей
(Чего это ты?)
(ни малейшей)
{{Q|Праксителевой Афродите вообще повезло в [[эпиграмма]]тической поэзии. Посвященные ей 13 эпиграмм, без сомнения, свидетельство [[восторг]]а, который эта [[статуя]] (во многих отношениях, очевидно, предвосхитившая эллинистический вкус) вызывала у ценителей. Но мы были бы просто слепы, если бы не замечали, что само-то реальное содержание эпиграмм стоит лишь в весьма косвенном отношении к каким-либо эмоциям, вызываемым статуей. Что интересует [[поэт]]ов, так это казус совмещения двух несовместимых логических моментов, где первый момент — априорно предполагаемая недоступность наготы богини для взора смертных, а второй момент — факт представления этой наготы в шедевре Праксителя (причем, как заверяют [[гипербола|гиперболы]], представления, адекватного своей «натуре», что на следующем уровне гиперболичности выступает как тождество этой «натуре»). Иначе говоря, «[[Афродита]], представленная (<nowiki>=</nowiki>явленная) нагой» стоит по своей логической структуре в том же ряду, что и «Афродита в [[доспех]]ах». Разумеется, [[стихи]] на ту и другую темы отлично можно было писать, никогда в жизни не видав ни той, ни другой статуи. Для поэта достаточно было отправной точки в виде самой [[идея|идеи]] несовместимости как таковой; от этой отправной точки расходился целый веер возможных путей. Можно было подчеркивать несовместимость, обыгрывать и заострять ее: Афродита вопрошает, где же это Пракситель подглядел ее нагой, восклицая по этому поводу «φευ! φευ!» Можно было поставить вопрос так: невозможность для смертного видеть наготу Афродиты — общее [[правило]]; случай Праксителя — единственное исключение из этого правила. Можно было вспомнить о трех смертных, уже бывших такими исключениями, во-первых, о [[Парис]]е, во-вторых, о любовниках богини Анхисе и [[Адонис]]е, спрашивая, не стоит ли Пракситель в этом ряду четвёртым: через невозможность перекинут мостик прецедента. Можно было вообще увидеть в ситуации, создаваемой наличием статуи, некую аналогию ситуации, имевшей место во время суда Париса, приравнивая к положению Париса не только положение Праксителя, но и положение созерцателя его изваяния. Можно было, наконец, подумать не о земном, но о божественном, посвященном в таинство наготы Афродиты, т. е. об Аресе, связав его с Праксителем через медиацию неодушевленного предмета — [[железо|железного]] резца: железо принадлежит Аресу, или по логике мифологической образности есть Apec, а потому резец в руках Праксителя передает Праксителю знание Ареса о наготе Афродиты, сам воспроизводя эту наготу в соответствии со своим [[знание]]м. В разнообразии использованных ходов снова выявляется поразительное единообразие установки. Это ходы в одной и той же [[игра|игре]].<ref name="авер"/>|Автор=[[Сергей Сергеевич Аверинцев|Сергей Аверинцев]], «Риторика и истоки европейской культурной традиции», 1995}}
 
{{Q|Если попытаться перечислить самые знаменитые [[скульптура|скульптуры]] тех [[скульптор]]ов, о которых шла речь, то, пожалуй, это будут: «Тираноубийцы» Крития и Несиота, «[[Дискобол (статуя)|Дискобол]]» Мирона, «[[Дорифор]]» Поликлета, «Афродита Книдская» Праксителя, «[[Апоксиомен]]» Лисиппа и «[[Лаокоон и его сыновья|Лаокоон]]» Агесандра. Ни одна из этих статуй не дошла до нас — и все же мы их знаем. Дело в том, что сохранились их [[копия|копии]], подчас довольно многочисленные: богатые люди любили украшать свои дома и дворы копиями знаменитых скульптур. <...> «Афродита Книдская» стала каноном женской [[красота|красоты]], как «Дорифор» — мужской. Это была первая нагая женская [[статуя]] — до тех пор делались только одетые. Чтобы это не слишком поражало, Пракситель изобразил богиню как бы после купания: у ног ее — сосуд для [[вода|воды]], в руке — покрывало. Все равно это было непривычно; говорили, что статую Афродиты заказывали Праксителю жители острова[[остров]]а Коса, он сделал две нагую и одетую; заказчики поколебались и все-таки взяли одетую, а соседи[[сосед]]и их и соперники, жители Книда, отважились взять нагую, и это прославило их [[город]]; со всей [[Греция|Греции]] любители прекрасного ездили в Книд только затем, чтобы посмотреть на Афродиту Праксителя.<ref>''[[Михаил Леонович Гаспаров|Михаил Гаспаров]]''. «Занимательная Греция». — М.: НЛО, 1998 г.</ref>|Автор=[[Михаил Леонович Гаспаров|Михаил Гаспаров]], «Занимательная Греция», 1998}}
 
== Афродита Книдская в беллетристике и художественной прозе ==
Я, от волнения, не мог ничего ответить графу, но, сжав в руке [[факел]], устремился в тёмную глубину и, спотыкаясь, спешил вперед по ступеням скользкой [[лестница|лестницы]], пока не очутился в зале [[допрос]]а.<ref>''[[Валерий Яковлевич Брюсов|В.Я.Брюсов]]'' Повести и рассказы. — М.: Советская Россия, 1983 г.</ref>|Автор=[[Валерий Яковлевич Брюсов|Валерий Брюсов]], «Огненный ангел», 1908}}
 
{{Q|― Эллины… Ах, [[эллины]] никогда не фальсифицировали [[природа|природу]], они всегда умели найти точку, с которой [[природа]] является красивой без всякой фальсификации. Посмотри, например: у [[Венера Милосская|Венеры Милосской]], у Венеры Книдской нижняя часть [[туловище|туловища]], начиная с чресел, закутана, и [[нога|ноги]] скрыты… В разговоре Борька продел [[рука|руку]] за голую руку Исанки. По руке ее пробежал трепет, и Исанка отдернула руку.
― Чего это ты? ― удивился он.<ref>''[[Вересаев, Викентий Викентьевич|Вересаев В.В.]]'' «К жизни». — Минск: Мастацкая лiтаратура, 1989 г.</ref>|Автор=[[Викентий Викентьевич Вересаев|Викентий Вересаев]], «Исанка», 1928}}
 
{{Q|При своем не слишком высоком [[рост]]е она была сложена безупречно (забегая вперёд, уточню: я знал ее только одетой). У нее был стан Венеры Книдской, самой девственно-женственной [[Венера (мифология)|из Венер]]. Небольшая [[голова|головка]], продолговатый овал [[лицо|лица]], смеющиеся ямочки на [[щека]]х ― и ни малейшей предрасположенности к полноте. [[Нос]] с легкой горбинкой, как у [[Мария Бургундская|Марии Бургундской]], нервные [[ноздри]], которые теперь сказали бы мне о сильном [[темперамент]]е.|Автор=[[w:Дубровин, Пётр Иосифович|Пётр Дубровин]]. «Аннет» (повесть), 1950}}
 
== Афродита Книдская в поэзии ==
 
{{Q|В [[минута|минуту]] он тебя в богиню претворит
И всех тебе [[сердце|сердца]] навеки покорит;
Он тотчас даст тебе усмешку, взгляд [[Аврора|Авроры]],
[[Геба|Гебеи]] молодость, прекрасную [[тень]] Флоры
И всех умильностей и прелестей собор,
Какими [[Грация (философия)|грации]] блистают и [[Венера (мифология)|Венера]];
На что ни [[взгляд|взглянешь]] ты, всё твой украсит взор,
Везде представится иль Книд или Цитера...<ref>''[[Иван Иванович Дмитриев|И.И.Дмитриев]].'' Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1967 г.</ref>|Автор= [[Иван Иванович Дмитриев|Иван Дмитриев]], «К*** о выгодах быть любовницею стихотворца», 1791}}
 
| Тема = Афродита Книдская
| Википедия = Афродита Книдская
| Викитека = Афродита Книдская
| Викисловарь = Афродита Книдская
| Викисклад = Category:Aphrodite of Cnidus}}
* [[Венера (мифология)|Венера]]

Навигация