Железо

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сверхчистое железо

Желе́зо (лат. Ferrum; обозначается символом Fe) — элемент восьмой группы четвёртого периода (побочной подгруппы восьмой группы) периодической системы химических элементов Д. И. Менделеева, с атомным номером 26. Один из самых распространённых в земной коре металлов: второе место после алюминия.

Простое вещество железо — ковкий металл серебристо-белого цвета с высокой химической реакционной способностью: железо быстро корродирует при высоких температурах или при высокой влажности на воздухе. В чистом кислороде железо горит, а в виде мелкого порошка самовозгорается даже на воздухе. Собственно железом в обиходе называют его сплавы с малым содержанием примесей (до 0,8 %), которые сохраняют мягкость и пластичность чистого металла. Однако на практике чаще применяются сплавы железа с углеродом: сталь и чугун, а также нержавеющая (легированная) сталь с добавками легирующих металлов (хром, марганец, никель и др.). Совокупность специфических свойств железа и его сплавов делают его «металлом № 1» по важности для человечества. Не зря в периодизации истории на смену бронзовому веку пришёл железный.

В научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Заготовляемые на тех заводах в отпуски и в продажу железо, медь и протчее чтоб делано было, как наилутче возможно, а негодного б железа и нечистой меди в продажу и отпуски не употребляли. И ради того тебе железо по зделании пробовать по Адмиралтейскому регламенту главы I, пункта 24, а имянно: проба железу надлежит быть двояким ― лутчему и среднему. Лутчему надлежит утвердить столб, который бы не толше фута был в диаметре (а что тоне, то лутче) и зделать в верху ево скважню, в которую увязить конец железа и обвить холодное кругом и отвить, и которое устоит, то лутчая проба. Среднему ― взяв железо, ударить как возможно крепко, о край наковальни перевешивая, средину одного бить в одну и другую сторону по 3 раза. И буде от оного не переломится и не сядет, ― то средняя проба. Сии пробы делать летом на дворе, а зимою в ызбе. Сия проба плоскому железу, а боутам толстым первая проба: 2 раза бить в одну и 2 раза в другую сторону, а которые потоне ― по 3, а которые еще тоне ― по 4 раза. А среднему железу ― в полы против того. И которое железо с вышеписанной пробы хотя надломится, то смотрить, ежели оно не хруско и жилы покажутся, то принимать, а ежели переломится ― не принимать. А пробовать железо не все, но от каждой крицы по одной полосе, как то чинитца и на казенных заводах. Токмо смотрить, чтоб на пробу ис крицы полосы браны были не самые добрые, но средние. И буде та взятая ис крицы полоса не устоит, то пробовать другую, и которая с пробы устоит, то по ней достальных не пробовать, а числить пробоваными по той устоялой полосе.[1]:316.

  Василий Татищев, «Наказ шихтмейстеру», 1735
  •  

Тыквы сеют по прошествии пяти дней после нарождения месяца, на жирной земле. Ежели кто на первой неделе сего месяца в росе закалит железо, то говорят, что оно будет весьма твердо.[2]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1747
  •  

Можетъ статься, что такъ называемыя цементныя воды, которыя иногда Алхимисты вмѣсто доказательства превращенія желѣза въ мѣдь приводятъ, къ такому объявленію Аристотелю случай подали. А имянно въ Венгріи, Саксоніи и въ другихъ мѣстахъ при мѣдныхъ рудокопныхъ заводахъ есть такіе источники, которые съ мѣднымъ купоросомъ сильно смѣшенную воду имѣютъ. Естьли въ происходящей оттуда ручей опустится желѣзная подкова, то оная по прошествіи нѣкотораго времени будто въ мѣдную превратится; ибо вмѣсто опущенной желѣзной подковы находимъ другую такойже величины и фигуры, которая будетъ состоять изъ мѣди. Чемъ больше сіе натуральное дѣйствіе имѣетъ видъ превращенія, тѣмъ меньше сомневаться должно о совершенномъ превращеніи.[3]

  — Вильгельм Крафт, «Руководство къ Математической и Физической Географіи» (пер. А.М.Разумова), 1764
  •  

Железо. Твердейший и упружейший из всех металл, но не столь ковкий, однако вязкий, звонкий; цветом иссера-голубоватый, в изломе искреющий, на воздухе и в воде ржавеющий, на огне и даже от трения скоро разгорячающийся, а чтоб расплавилось, требует жесточайшаго для себя огня. В крепких водках во всех распускается; со всеми металлами и полуметаллами смешивается, придавая им жесткости. Тяжестью против воды в 8 крат больше. Находится в недрах земных повсюду в великом множестве рудами. Славнейшия из железных руд суть: кровавик, употребляемый на полирование зеркальных стекол, стали и других металлов; золотари, позолотчики и оружейники им наводят чернь на сделанные ими вещи. Сверх того, употребляет простой народ в лекарства. Наждак, употребляемый в таком множестве в ремеслах и художествах для очищения, полирования, распиливания всех твердых и лицепринимающих камней, металлов и стекол. Марганец, на стеклянных заводах примешивают его к расплавленному стеклу для отъятия у него зелени или сини; и сие должно делать известною мерою, иначе стекло выйдет цветнее и нечище. Магнит знатен притягательною своею железа силою и свойством показывать одним концом север, другим ― юг. Из железных руд, кои богатством и качеством содержимого в их металла весьма различны, выплавляется сперва чугун, из оного делают железо, а из железа сталь, кои все в общем житии на многоразличные орудия употребляются; железо приготовляется также и в лекарства.[4]

  Василий Зуев, из учебника «Начертание естественной истории», 1785
  •  

A priori следует допустить, что все металлы, при обработке которых образуется много пыли, могут проникать в легкие, но до сих пор с достоверностью известно отложение в легких пыли только одного металла, именно железа. Число наблюдавшихся случаев подобного рода вообще не велико, так как, к сожалению, редко предпринимаются вскрытия умерших рабочих, работавших в пыли. Первый случай был описан в 1866 г. профессором Ценкером в Эрлангене; другие случаи также были наблюдаемы Ценкером, но главным образом д-ром Меркелем в Нюрнберге. Железо было находимо в легких отчасти в виде окиси, причем части легких, содержащие железо, бывают окрашены в кирпично-красный цвет ― отчасти в виде соединения закиси и окиси железа (магнитный камень) и фосфорнокислого железа, причем легкие окрашиваются в черный цвет.[5]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Там, в Малой Азии, эллин познакомился впервые с тем металлом, который отныне занял первое место в его работе, ― с железом, металлом плуга и металлом меча. А впрочем, оно недолго оставалось предметом ввоза: открытие железных рудников в Беотии, на Эвбее и других гористых местностях позволило Греции обходиться собственными силами. Способ закалки стали, перенятый от загадочного понтийского народа халибов (отсюда сталь по-гречески ― chalybs), тоже скоро привился и стал работой кузнеца, который, однако, продолжал называться chalkeus, то есть «медником».[6]

  Фаддей Зелинский, «История античной культуры», 1914

Железо в художественной прозе и публицистике[править]

  •  

Церковь указуется Тайнами… Для Церкви они ― истинная пища и питие; и причащаясь их, она не превращает их в человеческое тело, как какую-нибудь другую пищу, но сама превращается в них. Так железо, сообщившись с огнём, само становится огнём, а не огонь делает железом.[7]

  Николай Кавасила, XIV век
  •  

Ванька с семи лет тоже почти всё время жил на фабрике. Сначала он приносил отцу обед и страшно всего боялся, особенно когда пускали в движение маховое колесо. Мальчику казалось, что вот-вот разлетится вдребезги вся фабрика. А как стучал обжимочный молот, под которым проковывали раскалённые добела железные крицы, как гремели прокатные станы, на которых прокатывалось сортовое железо, как визжала круглая пила, срезывающая концы железных полос!… Везде ярко горел огонь, дождь раскалённых искр сыпался из каждого горна, лязг железа, громкий крик рабочих, старавшихся перекричать грохот работавших машин, ― одним словом, настоящий ад из огня и железа. Отец Ваньки работал у прокатного стана, его лицо было точно запечено от страшного жара раскалённых добела болванок и красных полос пропускавшегося через машины железа. Когда он в смену выходил подышать на двор свежим воздухом, вся рубаха бывала мокрая от пота.[8]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под домной», 1891
  •  

А значение золота в жизни человечества гораздо меньше, чем значение железа, без которого современная техника не может обходиться. Уничтожьте золотую монету и бесполезные золотые украшения, и спрос на золото окажется очень небольшим.
― Вы увлекаетесь ролью железа, ― возразил Макшеев. ― Если бы золота было много, оно заменило бы многие металлы, особенно в сплавах с медью, цинком, оловом. Техника предъявляет большой спрос на прочные, неокисляющиеся металлы и сплавы. Из дешевого золота делали бы бронзу, проволоку и многое, на что теперь поневоле берут медь и ее сплавы.
― Все-таки здесь бесспорно громадные запасы железа и проблематические, сравнительно небольшие запасы золота.
― Ну хорошо, вы берете себе запасы железа, а мне предоставьте золото, когда мы вернемся сюда, чтобы разрабатывать их! ― засмеялся Макшеев. ― Могу предоставить вам и железную руду, пусть эти миллионы или миллиарды будут вашей добычей![9]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Все кругом гудело от близких разрывов, но, в общем-то, даже при таком обстреле здесь, в трубе, они чувствовали себя почти в безопасности: много рядов огнеупора могло пробить только попадание тяжелого снаряда прямой наводкой с близкого расстояния, да и то не касательно, а под прямым углом. Осколкам залететь в трубу было трудно: еще позавчера они с Баюковым накрыли ее листами котельного железа. Комвзвода Сирота говорил, что железо это приготовлено для створок печных ворот. Железо было толстое, десятимиллиметровое, и два листа его покрывали трубу почти всю, с небольшой щелью. Через фундамент проходил дымоход, и теперь по нему лазали в трубу снизу.
― Прямо тебе дот, ― сказал вчера Сирота, именно так и думали о своей трубе Синцов и Баюков. Разом погубить их могло только одно ― прямое попадание сверху на закрывавшие трубу листы; тогда, конечно, деваться некуда, от обоих осталось бы мокрое место.[10]

  Константин Симонов, «Живые и мертвые», 1959
  •  

Костя спускается вниз ― получше рассмотреть машину. Здесь палуба железная и вся утыкана пупырышками, чтобы ноги не скользили. Но железо это так отшлифовано башмаками и сапогами, что пупырышки мало помогают, и оно все равно скользкое. Костя находит трап в машинное отделение, но только заносит ногу через высокий железный порог, как его окликают:
― Ты зачем? Туда ходить нельзя! Костя поворачивается и идет в салон на корме.[11]

  Николай Дубов, «Огни на реке», 1966
  •  

Как в «Дао-любви» классифицируются фрикции? Есть шесть видов толчков.
1. Войти в контакт и вводить нефритовый стебель челночными движениями ― взад и вперед, распиливая нефритовую субстанцию, как если бы раскрывать устрицу, чтобы достать сверкающие жемчужины. 2. Нефритовый стебель толкать вниз к нефритовой субстанции и выдергивать золотой нож (клитор), как бы раскалывая камни в поисках прекрасного нефрита. 3. Своим нефритовым стеблем он сильно толкает в направлении возле клитора, как будто толчет железным пестиком в медицинской ступке. 4. Он двигает свой нефритовый стебель туда и обратно, ударяя в левую и правую стороны «смотрового зала» (стороны наружных органов), как кузнец придает форму железу своими пятью молотками.[12]

  Владимир Шахиджанян, «1001 вопрос про ЭТО», 1999
  •  

― Блестящие. Из чистого золота. Вот у вас во рту я вижу несколько таких зубов.
― А, да, ― несколько растерянно вымолвила Дора Ароновна. ― Я как-то никогда над этим не задумывалась. Варварские
― О да! ― подхватил Лембке. ― Поверьте мне, это так интересно. Моя тетя говорила, что иногда встречаются и железные зубы. Человек с железными зубами ― это просто восхитительно.
― Это не железные, ― с чувством мимолетной обиды к европейцу возразила Дора Ароновна. ― Это сплав такой специальный, как нержавеющая сталь.
― Человек с зубами из нержавеющей стали ― это еще лучше, ― сказал Лембке. ― Как кастрюля.[13]

  Давид Маркиш, «Стать Лютовым. Вольные фантазии из жизни писателя Исаака Бабеля», 2001
  •  

А между хлипкими рамами окна бабка держала продукты ― холодильников не было. По утрам она доставала очередной пакет или кулек, придирчиво нюхала, сомневаясь: выбросить или деду отдать… Она считала, что у деда железный желудок.
― Сэндер, ― говорила она с заметным одобрением, ― о, Сэндер имеет айзенер бух! Айзен ― «железо» ― было одним из ее любимых словечек. Тупую голову называла айзенер тухес, «железной задницей», и часто повторяла, что на еврейские фамилии ушло много железа. И ведь правда: в моем классе учился мальчик Саша Айзен и девочка Лина Айзенберг, а фамилия нашего завуча вообще была устрашающей: Айзенблат ― «железная кровь»! Вот среди чего я росла.[14]

  Дина Рубина, «Медная шкатулка» (сборник рассказов), 2015

Железо в поэзии[править]

  •  

Мало ему, что рука бесовским советом
Наставлена показать искусным наветом
Чрез мал прах велику смерть пылать из металла;
Мало, что железо, сталь ядовитей жала
Змеиного остротой ― в крайну гибель бедну
Роду человеческу ввел ябеду вредну,
Истинный Пандоры дар.[15]

  Антиох Кантемир, «Сатира V. На человека», 1731
  •  

Сноп толп, косой пальбы косимый,
Он тяжко падал за улицы на свалку.
Переворот… дыхание Цусимы.
Тела увозят на двуколке.
И алое в бегах,
Торопится, течет, спешит рекою до зареза,
Железо и железо![16]

  Велимир Хлебников, «Переворот в Владивостоке», 1921
  •  

Что еще в пути я соберу
На свою непутевую голову?
Грызть железную просфору,
Пить горячее олово.[17]

  Елизавета Кузьмина-Караваева, «Что еще в пути я соберу...», 1937
  •  

«Грибы мигрируют, ― сказал мне жук с рогами, ―
Они уходят с троп, где топчут их ногами,
В лес, где деревья, для защиты леса
Касаясь неба лиственными лбами,
Своими шелестящими губами
Сосут космическое звёздное железо».[18]

  Леонид Мартынов, «Грибы мигрируют, — сказал мне жук с рогами...», 1978
  •  

усталое железо чей расцвет
поделен между ржавчиной и светом
вечернего подкрашенного хной
приплюснутого солнца ― да и нет
отчетливых границ, присвоенных предметам
и ноющих, как шов, от боли неземной...

  Виктор Кривулин, «Мычанье на закате», 1996

Источники[править]

  1. В.Н.Татищев «Научное наследство», том 14: Записки. Письма 1717―1750 гг.. — М.: «Наука», 1990.
  2. М.В. Ломоносов. Полное собр. соч.: в 11 т. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. Л.: «Наука», 1984 г.
  3. Руководство къ Математической и Физической Географіи, со употребленіемъ земнаго глобуса и ландкартъ, вновь переведенное съ примѣчаніями фр. Теодор Ульр. Теод. Эпимуса. Изданіе второе. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1764 года Санктпетербург: При Имп. Акад. наук, 1764 г.
  4. В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  5. Ф.Ф.Эрисман.Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.
  6. Зелинский Ф.Ф. «История античной культуры». — СПб.: Марс, 1995 г.
  7. Андрей Кураев. Протестантам о православии.
  8. Д.Н. Мамин-Сибиряк. Избранные произведения для детей. — М.: Государственное Издательство Детской Литературы, 1962 г.
  9. Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  10. Симонов К.М. «Живые и мертвые». ― М.: Художественная литература, 1989 г.
  11. Николай Дубов. «Мальчик у моря». ― М.: Детская литература, 1966 г.
  12. Владимир Шахиджанян, «1001 вопрос про ЭТО». — М.: Вагриус, 1999 г.
  13. Давид Маркиш, «Стать Лютовым. Вольные фантазии из жизни писателя Исаака Бабеля». — М., «Октябрь», 2001 г, №1.
  14. Дина Рубина. «Медная шкатулка» (сборник). — М.: Эксмо, 2015 г.
  15. А. Д. Кантемир, Собрание стихотворений. Второе издание. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1956 г.
  16. В. Хлебников. Творения. — М.: Советский писатель, 1986 г.
  17. Е. Ю. Кузьмина-Караваева, «Равнина русская». — СПб.: Искусство-СПб., 2001 г.
  18. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.

См. также[править]