Николай Михайлович Карамзин

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Николай Карамзин»)
Перейти к: навигация, поиск
Николай Карамзин

Никола́й Миха́йлович Карамзи́н (1766—1826) — русский историк-историограф, прозаик, поэт. Создатель 12-томной «Истории государства Российского» — одного из первых обобщающих трудов по истории России.

Цитаты[править]

  •  

Путешествие питательно для духа и сердца нашего. Путешествуй, ипохондрик, чтобы исцелиться от своей ипохондрии! Путешествуй, мизантроп, чтобы полюбить человечество! Путешествуй, кто только может![1]. — Из «Писем русского путешественника»

  •  

Из маленьких Французских опереток полюбилась мне более всех «Los petits Savoyards» («Маленькие савояры»); есть трогательные места, и почти все голоса очень хороши.[комм. 1]Из «Писем русского путешественника»

  •  

Любовь к собственному благу производит в нас любовь к отечеству, а личное самолюбие — гордость народную, которая служит опорою патриотизма[2]. — Из статьи «О любви к отечеству и народной гордости» в «Вестнике Европы».

  •  

Патриотизм не должен ослеплять нас; любовь к отечеству есть действие ясного рассудка, а не слепая страсть; и, жалея о тех людях, которые смотрят на вещи только с дурной стороны, не видят никогда хорошего и вечно жалуются, мы не хотим впасть и в другую крайность; не хотим уверять себя, что Россия находится уже на высочайшей степени блага и совершенства[3]. — Из статьи «Приятные виды, надежды и желания нынешнего времени» в «Вестнике Европы».

  •  

Но если мы захотим соображать историю с пользою народного тщеславия, то она утратит главное своё достоинство, истину, и будет скучным романом.[4]Из «Истории государства Российского»

  •  

Мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России[5]. — Из «Записки о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях».

  •  

Государству для его безопасности нужно не только физическое, но и нравственное могущество[5]. — Из «Записки о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях».

  •  

Честь должна быть главною наградою![5]Из «Записки о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях».

  •  

Ум без знания есть сидень.[6]:100

  •  

...но сколько изобретено новых мест, сколько чиновников ненужных! Здесь три генерала стерегут туфли Петра Великого; там один человек берёт из пяти мест жалование; всякому — столовые деньги; множество пенсий излишних; дают взаймы без отдачи и кому — богатейшим людям! Обманывают государя проектами, заведениями на бумаге, чтобы грабить казну… Непрестанно на государственное иждивение ездят инспекторы, сенаторы, чиновники, не делая ни малейшей пользы своими объездами; все требуют от императора домов — и покупают оные двойною ценой из сумм государственных, будто бы для общей, а в самом деле для частной выгоды и прочее, и прочее… Мало остановить некоторые казенные строения и работы, — … надобно бояться всяких новых штатов, уменьшить число тунеядцев на жалованье. [7]:12

из художественной прозы[править]

  •  

Довольно знать и того, что самые богомольные старики, видя боярскую дочь у обедни, забывали класть земные поклоны, и самые пристрастные матери отдавали ей преимущество перед своими дочерями. Сократ говорил, что красота телесная бывает всегда изображением душевной. Нам до́лжно поверить Сократу, ибо он был, во-первых, искусным ваятелем (следственно, знал принадлежности красоты телесной), а во-вторых, мудрецом или любителем мудрости (следственно, знал хорошо красоту душевную). По крайней мере наша прелестная Наталья имела прелестную душу, была нежна, как горлица, невинна, как агнец, мила, как май месяц: одним словом, имела все свойства благовоспитанной девушки...[8]

  — «Наталья, боярская дочь», 1792

поэтические[править]

  •  

Там урну хладную с любовью осеняют
Топо́ль высокий, бледный тис,
И ты, друг мёртвых, кипарис![9]

  — «Кто ж милых не терял? Оставь холодный свет...», 1791
  •  

Богини милые! благословите сей
Свободный плод моих часов уединённых,
Природе, тишине и музам посвящённых!
Вручаю вам его, сей дар души моей.
С улыбкою любви, небесные, примите,
Что вам дарит любовь; улыбкой освятите
Сплетённый мной венок из белых тубероз,
Из свежих ландышей, из юных алых роз:
Для вас одних сплетён он чистою рукою.[9]

  — «Приношение грациям», 1793
  •  

В лесах унылых и дремучих
Бывает краше анемон,
Когда украдкой выдет он
Один среди песков сыпучих...[9]

  — «Послание к Александру Алексеевичу Плещееву», 1794
  •  

Подобно как в саду, где роза с нежным крином,
Нарцисс и анемон, аврикула с ясмином
И тысячи цветов
Пестреют на брегу кристальных ручейков,
Не знаешь, что хвалить, над чем остановиться,
На что смотреть, чему дивиться, ―
Так я теряюсь в красотах
Прелестных ваших душ.[9]

  — «Послание к женщинам», 1796
  •  

Кто же бабочкой летает
С василька на василёк,
Тот любви ещё не знает;
Кто любил, тот любит ввек.[9]

  — «Куплеты из одной сельской комедии, игранной благородными любителями театра», 1800
  •  

Страсть нежных, кротких душ, судьбою угнетённых.
Несчастных счастие и сладость огорчённых!
О Меланхолия! ты им милее всех
Искусственных забав и ветреных утех.
Сравнится ль что-нибудь с твоею красотою,
С твоей улыбкою и с тихою слезою?
Ты первый скорби врач, ты первый сердца друг:
Тебе оно свои печали поверяет;
Но, утешаясь, их ещё не забывает.
Когда, освободясь от ига тяжких мук,
Несчастный отдохнет в душе своей унылой,
С любовию ему ты руку подаёшь
И лучше радости, для горестных немилой,
Ласкаешься к нему и в грудь отраду льёшь
С печальной кротостью и с видом умиленья.
О Меланхолия! нежнейший перелив
От скорби и тоски к утехам наслажденья![9]

  — «Меланхолия» (Подражание Делилю), 1800

О Карамзине[править]

  •  

В его «Истории» изящность, простота
Доказывают нам, без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута.

  Александр Пушкин, «На Карамзина» (1818)
  •  

Был я в Женеве, был я в Париже,
Спесью стал выше, разумом ниже.

  — аноним[10] или Николай Николев[11], 1790-е
  •  

И знаете, Голицын, что писал мне тогда Карамзин? Я до сих пор наизусть помню: «Одна из главнейших причин неудовольствия Россиян на нынешнее правление есть излишняя любовь его к преобразованиям, потрясающим империю, благотворность коих остается сомнительной». Уж если Карамзин, человек просвещеннейший, думал так, то что же другие?[12]

  Дмитрий Мережковский, «Александр I»
  •  

В свое время знаменитый писатель Карамзин так сказал: «Если б захотеть одним словом выразить, что делается в России, то следует сказать: воруют»[13]. — Из повести «Голубая книга» Михаила Зощенко.

Комментарии[править]

  1. Здесь речь идёт о комической опере (оперетке) «Два маленьких савояра», которую в 1789 году написал французский композитор Никола Далейрак (ученик О. Ф. Лангле). Эта опера считается наиболее удачной в его творчестве.

Источники[править]

  1. Николай Карамзин Письма русского путешественника
  2. Николай Карамзин О любви к отечеству и народной гордости
  3. Николай Карамзин Приятные виды, надежды и желания нынешнего времени
  4. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 1. М.: Наука, 1989. – С. 214, прим. 105.
  5. 5,0 5,1 5,2 Николай Карамзин Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях
  6. Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.
  7. Коллектив авторов СПбГУ под ред. Н.Ю.Семёнова, под рец. акад. Фурсенко. «Управленческая элита Российской Империи (1802-1917)». — С-Пб.: Лики России, 2008. — 696 с.
  8. Н.М.Карамзин. Избранные сочинения в двух томах. — М., Л.: Художественная литература, 1964 г. — Том первый. Письма Русского Путешественника. Повести. — стр. 607
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 9,4 9,5 Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  10. Анонимные эпиграммы // Русская эпиграмма (XVIII-XIX вв.) / предисловие, подготовка текста и примечания В. Мануйлова. — Л.: Советский писатель, 1958.
  11. Русская эпиграмма / составление, предисловие и примечания В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 93.
  12. Дмитрий Мережковский Александр I
  13. Михаил Зощенко Голубая книга