Архимед

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Domenico-Fetti Archimedes 1620.jpg

Архиме́д (др.-греч. Ἀρχιμήδης; лат. Archimedes, около 287 до н. э., Сиракузы, Сицилия — 212 до н. э., там же), древнегреческий учёный, математик и механик, основоположник теоретической механики и гидростатики.

Цитаты Архимеда[править]

  •  

Эврика! (Я нашёл!) — Так, согласно римскому архитектору I в. до н.э. Ветрувию, воскликнул Архимед, открыв закон удельных весов ("Об архитектуре", IV, 3). По другой версии, с этим криком Архимед побежал голым из купальни домой, чтобы проверить только что им открытый основной закон гидростатики ("закон Архимеда"): тело, погруженное в жидкость, теряет в весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость.

 

Heureka!

  •  

Будь в моем распоряжении другая земля, на которую можно было бы встать, я сдвинул бы с места нашу. — В таком виде приводится у Плутарха ("Марцелл", 14). Позднейшая форма: «Дайте мне точку опоры, и я переверну землю» (Диодор Сицилийский, "Историческая библиотека", XXVI, 18).

  •  

Не трогай моих кругов! (Не прикасайся к моим чертежам!) — По преданию, после взятия Сиракуз (212 до н.э.) Архимед среди общего смятения был поглощён изучением чертежа, нарисованного им на песке в своем саду. Римские воины, ворвавшиеся в его дом, спросили, кто он такой; вместо ответа Архимед закрыл чертеж рукой со словами: "Не испорти этого" ("Noli hoc disturbare"), и был тут же убит (Валерий Максим, "Достопамятные деяния и изречения", VIII, 7, 7).

 

Noli turbare [или: tangere] circulos meos

Цитаты об Архимеде[править]

  •  

Архимеда, в то время как он склонялся над табличками для письма, рабы насильно уводили прочь, чтобы натереть ему тело маслом, но он продолжал чертить математические фигуры на своем умащённом теле.

  Эпиктет
  •  

Начала довольной причины изобретатель Лейбниц принял оное без всякого доказательства. К изобретению же того подал случай Архимед, который на предложенный ему вопрос, для чего не бывает перевесу, когда на обеих весков чашках равная находится тяжесть, ответствовал: «ибо перевесу нет довольной причины».[1]

  Андрей Брянцев, «Слово о связи вещей во вселенной...», 1790
  •  

Философ ценит умозрения свои дороже золота. Архимед не взял бы миллионов за ту минуту, в которую воскликнул он: «Эврика! Нашёл! Нашёл!»[2]

  Николай Карамзин, «Нечто о науках, искусствах и просвещении», 1793
  •  

Вместе с тем в «Началах» же Евклид впервые заложил основы систематической теории чисел, доказав бесконечность ряда простых чисел и построив законченную теорию делимости. Наконец «Начала» содержат во второй, шестой и десятой книгах своеобразную геометрическую замену алгебры, позволившую в геометрической форме не только решать квадратные уравнения, но и производить сложные преобразования квадратичных иррациональных выражений. В стиле этой же "геометрической алгебры" Архимед сформулировал и доказал теорему о сумме квадратов членов арифметич. прогрессии. Из геометрич. работ, не вошедших в "Начала", наибольшее значение для дальнейшего развития М. имело создание Аполлонием Пергским законченной теории конич. сечений. Основной заслугой Архимеда в геометрии явилось определение разнообразных площадей и объёмов (в т. ч. площадей параболич. сегмента и поверхности шара, объёмов шара, шарового сегмента, сегмента параболоида и т. д.) и центров тяжести (напр., шарового сегмента и сегмента параболоида); архимедова спираль является лишь одним из примеров изучавшихся в 3 в. до н. э. трансцендентных кривых. В ряде случаев вычисления Архимеда равносильны применению интегральных сумм Дарбу и отысканию их пределов; наряду с интеграционными приёмами у него имеются и зачатки дифференциальных методов, применённые при построении касательной к носящей его имя спирали. После Архимеда, хотя и продолжался рост объёма научных знаний, александрийская наука уже не достигала прежней цельности и глубины.[3]»

  Андрей Колмогоров, «Математика», 1960-е
  •  

Каждый знает, что он может перевернуть весь Мир, если только найдется надежная точка опоры. У каждого перед глазами сцена: убийца с обнаженным мечом и сидящий старец, восклицающий: «Не трогай моих чертежей!» Архимед общепризнанно считается одним из величайших гениев в истории человечества. Его вклад в математику огромен. Именно он придумал формулу для определения площади треугольника по его сторонам (она известна нам как формула Герона). Не кто иной, как Архимед первый дерзнул исчислить размеры окружающего нас Мира. Он определил границы для числа π, доказав, что 3<π<3 1/7. Вплотную он подошел к понятию определенного интеграла, опередив человечество почти на два тысячелетия. Ему первому принадлежат точные формулировки законов природы, сохранившиеся в неприкосновенности на все времена. Но более всего он гордился найденной им формулой объема шара, и в память об этом потомки изобразили шар и цилиндр на его могильном камне. Докажем же, следуя идеям Архимеда, тот результат, который доставил ему высшую творческую радость.[4]

  Владимир Тихомиров, «Великие математики прошлого и их великие теоремы», 1999
  •  

В числе многих славных деяний Архимеда есть и такие, которые попросту выдуманы. Так, например, ещё в школе нам рассказывали, что Архимед поджёг римский флот, осадивший Сиракузы, с помощью больших вогнутых зеркал, которые фокусировали свои палящие лучи на кораблях римлян.
На самом деле, как показали современные инженеры, этого добиться нельзя. Правда, вогнутые зажигательные стёкла были уже известны в 212 г. до н.э., когда во время Второй Пунической войны римляне приблизились и осадили город Сиракузы в Сицилии. Более того, сами римляне пользовались такими зажигательными стёклами, чтобы оживить огонь в потухшем пламени храма. Нельзя исключить и того, что великий выдумщик Архимед действительно подумывал о том, чтобы уничтожить вражеский флот таким оригинальным способом. Но Архимед был не только великим физиком, но и прекрасным инженером, и он должен был быстро убедиться в том, что реализовать технически эту идею в его время было невозможно.
Римский историк Плутарх, подробно описавший все средства, которые использовал для защиты родного города Архимед, — например, метательные машины или краны, с помощью которых опрокидывали римские галеры, — зеркала не упоминает. Эта история впервые появляется в трактате Анатема Траллийского, одного из архитекторов мечети Айя-София в Стамбуле, посвящённом выпуклым и вогнутым зеркалам, а ещё через 600 лет в мировой хронике, написанной монахом Иоанном Зонарасом. С тех пор зажигательные стёкла Архимеда прочно вошли в сокровищницу инженерных мифов Европы.[5]Популярное заблуждение

  — Вальтер Кремер, Гетц Тренклер, «Лексикон популярных заблуждений», 2000
  •  

Первый учёный? Архимед настолько умён, что иногда я думаю, что если вы хотите пример кого-то, кого принесло из внешнего космоса, то это должен был бы быть Архимед. Потому что он, на мой взгляд, настолько своеобразный и настолько творческий, что я думаю — он даже круче Ньютона. Несмотря на то, что Ньютон говорил «Если я и видел так далеко, то только благодаря тому, что я стоял на плечах гигантов», но не было никого для Архимеда, ни на чьих плечах Архимед не стоял. Он первый физик и он первый математик-практик. И он делал все это на своих собственных плечах, и я думаю, что это здорово. Что до меня, то это — захватывающе.[6]

  Льюис Волперт, интервью из книги «На плечах гигантов», 2005

Архимед в поэзии[править]

  •  

«Noli tangere circulos meos!»
He касайся моих чертежей, ―
Не смывай их, о девушка Эос
Из-за влажных ночных рубежей!
Роковые колышутся зори,
Непогодою дышит восток,
И приливное рушится море
На исчерченный за ночь песок.
Под веслом со случайной триремы
В Архимедовой мудрой руке
Непонятный узор теоремы
Возникал на прибрежном песке. <...>
Но, как варвар, жестокое, утро
И прилив одичалых морей
Отомстили ― и старости мудрой,
И отваге, и грезе моей…[7]

  Марк Тарловский, «Песок», 4 марта 1925
  •  

Умеренный и мудрый Архимед,
Ни фальши не причастный, ни экстазу,
Как математик, презирал ты фразу,
Любил охоту, был в душе поэт.[8]

  Борис Садовской, «Едва окончив университет...», 1942
  •  

Но, впрочем, древними преданьями
Мы не насытимся, увы,
И новыми похожи зданьями
Предместья Рима и Москвы,
Хоть вдалеке едва заметная
Еще и видится в бинокль
Сицилия с несытой Этною,
В чей кратер прыгнул Эмпедокл,
И дарит нам расчёт уто́нченный
Проектов всяческих и смет
Бессмертный, будто не приконченный
Над чертежами, Архимед.[9]

  Леонид Мартынов, «На лайнере благоразумия», 1977

Источники[править]

  1. «Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в.» Том I. А.М. Брянцев. «Слово о связи вещей во вселенной... говоренное... июня 30 дня 1790 года». — М.: Госполитиздат, 1952 г.
  2. Н.М.Карамзин. Избранные сочинения в двух томах. — М., Л.: Художественная литература, 1964 г. — Том второй.
  3. Колмогоров А. Н. Математика. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998 г., 846 стр..
  4. В. М. Тихомиров. Великие математики прошлого и их великие теоремы. - М.: МЦНМО, 1999 г.
  5. Кремер В., Тренклер Г. Лексикон популярных заблуждений / Пер. с нем. Г. Гаева. М.: КРОН-ПРЕСС, 2000.
  6. Мелвинг Брэгг. «На плечах гигантов». — London: BBC-book, 2005 г.
  7. М. А. Тарловский. «Молчаливый полет». — М.: Водолей, 2009 г.
  8. Садовской Б. А. Стихотворения. Рассказы в стихах. Пьесы. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  9. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.

См. также[править]