Рим

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Рим, мост через Тибр

Рим (итал. Roma [ˈroːma]) — столица Италии, административный центр провинции Рим и области Лацио. Расположен на реке Тибр.

Рим в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Тысячи дорог навечно ведут в Рим.

  — Алан де Лилль, Liber Parabolarum (1175)
  •  

Рим был построен не в один день.

  — Li Proverbe au Vilain (ок. 1190)
  •  

Все дороги ведут в Рим.

  — старинная поговорка
  •  

Тому, кто не видел Рим, трудно понять, как жизнь может быть прекрасна

  — итальянская поговорка
  •  

Я думаю, было бы несчастьем умереть, не увидев хотя бы на миг тот Рим, о котором я так много читал.

  Вальтер Скотт, 1820-е
  •  

Каждый, рано или поздно, приходит в Рим.

  Роберт Браунинг, Ring and the Book, V, 296., 1870-е

Рим в прозе[править]

  •  

Я не продолжаю здесь описывать Рима, предоставляя то будущим журналам; но в заключение скажу, что климат очень нездоров, и не только бедная жена моя, но и я чувствую в нервах слабость, какой никогда не чувствовал. Сырость, мрачность, вседневные жестокие громы, дожди и град ― вот каков здесь декабрь. Прости, мой сердечный друг.
Рим, 7/18 декабря 1784.[1]

  Денис Фонвизин, Письма родным, 1784
  •  

Словом, он уединился совершенно, принялся рассматривать Рим и сделался в этом отношении подобен иностранцу, который сначала бывает поражён мелочной, неблестящей его наружностью, испятнанными, тёмными домами, и с недоумением вопрошает, попадая из переулка в переулок: где же огромный древний Рим? — и потом уже узнает его, когда мало-помалу из тесных переулков начинает выдвигаться древний Рим, где тёмной аркой, где мраморным карнизом, вделанным в стену, где порфировой потемневшей колонной, где фронтоном посреди вонючего рыбного рынка, где целым портиком перед нестаринной церковью, и, наконец, далеко, там, где оканчивается вовсе живущий город, громадно воздымается он среди тысячелетних плющей, алоэ и открытых равнин необъятным Колизеем, триумфальными арками, останками необозримых цезарских дворцов, императорскими банями, храмами, гробницами, разнесёнными по полям; и уже не видит иноземец нынешних тесных его улиц и переулков, весь объятый древним миром: в памяти его восстают колоссальные образы цезарей; криками и плесками древней толпы поражается ухо…

  Николай Гоголь , «Рим» 1842
  •  

Чем более он всматривался, тем более поражала его сия необыкновенная плодотворность века, и он невольно восклицал: «Когда и как успели они это наделать!» Эта великолепная сторона Рима как будто бы росла перед ним ежедневно. Галереи и галереи, и конца им нет…

  Николай Гоголь, «Рим» 1842
  •  

Притом здесь, в Риме, не слышалось что-то умершее; в самых развалинах и великолепной бедности Рима не было того томительного, проникающего чувства, которым объемлется невольно человек, созерцающий памятники заживо умирающей нации. Тут противоположное чувство; тут ясное, торжественное спокойство.

  — Николай Гоголь, «Рим», 1842
  •  

Рим имеет особый статус как пункт, где встречаются представители всех частей империи, всех национальностей, следовательно, и всех христианских общин, где, стало быть, рельефнее, чем где-либо, обрисовывается общенародный, вселенский характер церкви. Это — центр всечеловеческого общения, не связанного исключительно с какой-либо местностью или национальностью, а потому и центр христианского общения. В христианской империи всё содействует усилению этого универсального значения римской общины и римского епископа, в особенности же слабая и двойственная политика западных кесарей. Уходя из сферы влияния императоров, христианский Рим становится Римом папским. Он перестаёт быть светской столицей, чтобы утвердиться в своём значении города св.Петра и апостольского престола.[2]

  Евгений Трубецкой, «Миросозерцание Блаженного Августина», 1892
  •  

У Рима есть особая атмосфера, наивная и несравнимая. В Риме можно стать главным действующим лицом в драме своей собственной жизни. Это, разумеется, не более чем иллюзия, однако северные города не могут похвастаться и этим. — Десятая жертва

  Роберт Шекли
  •  

Когда я вышла на площадь Испании, поднялась настоящая русская метель. Мокрые хлопья снега мгновенно побелили зеленые пальмы и пинии, принарядили старые дома, густо облепили прохожих. Метель в Риме, родная российская метель! Легко, по-южному одетые римляне натянули ― словно противогазы ― шарфы на носы и рты и ускорили шаги. На площади сразу же стало пустынно и неуютно.[3]

  Юлия Друнина, «Я возвращаюсь в Палермо», 1968
  •  

День-то какой, ликторы-преторы! Тибр извивается, горы синеют. Рим, сука, весь как на ладони. Пинии шумят ― каждую иголочку видно. Фонтаны сверкают, как люстры хрустальные… Всю Империю, можно сказать, видать: от Иудеи до Кастрикума… Принцепсом себя чувствуешь… Хотя, конечно, может это только нам… так… показывают…[4]

  Иосиф Бродский, «Мрамор», 1982

Рим в стихах[править]

  •  

В Риме много хорошего. Не попались на трюк
(попадаются только туристы): киносекс с мертвецами.
Кьянти пьют со спагетти. Чиполлино не ешь ― это лук.
Боттичелли ― художник. Муссолини ― мерзавец.
Иностранцам ― не верь. Шведам ― в первую очередь. Бар
выбирай хорошенько.

  Виктор Соснора, «Послание», 1978
  •  

Боже мой, среди Рима, над Форумом, в пыльных кустах
Ты легла на скамью, от траяновых стен ― в двух шагах
В трикотажном костюмчике, ― там, где кипела вражда,
Где Катулл проходил, бормоча: ― Что за дрянь, сволота!
Как усталостью был огорчен я твоей, уязвлен
Тем, что не до камней тебе этих, побитых колонн,
Как стремился я к ним, как я рвался, не чаял узреть.
Ты мне можешь испортить всё, всё, даже Рим, даже смерть!
Где мы? В Риме! Мы в Риме. Мы в нем. Как он желт, кареглаз!
Мы в пылающем Риме вдвоем. Повтори еще раз.
Как слова о любви, повтори, чтоб поверить я мог
В это солнце, в крови растворенное, в ласковый рок.

  Александр Кушнер, «Боже мой, среди Рима, над Форумом, в пыльных кустах...», 1993

Источники[править]

  1. Фонвизин Д.И. Собрание сочинений в двух томах. — М. Л.: ГИХЛ, 1959 г.
  2. Трубецкой Е.Н. «Философия христианской теократии в V-м веке: Учение Блаженного Августина о граде Божием». — Москва, «Либроком», 2011 г., ISBN 978-5-397-01788-6
  3. Юлия Друнина. Избранные произведения в двух томах. Том 1. Проза (1966–1979). — М.: Художественная литература, 1981 г.
  4. Иосиф Бродский, «Мрамор». — Ann Arbor: «Ardis», 1984 г. Бродский И. Проза и эссе (основное собрание)

См. также[править]