Альфред Адлер

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Альфре́д А́длер (1870-1937) — австрийский психолог, психиатр и философ, один из предшественников неофрейдизма, создатель системы индивидуальной психологии. Его собственный жизненный путь и личный опыт стал важным примером при создании концепции индивидуальной теории личности.

Цитаты[править]

  •  

Без ощущения цели деятельность индивида не имела бы никакого смысла.

  •  

Быть особо невезучим — ещё один способ постоянно ощущать собственную важность.

  •  

Быть человеком — значит обладать чувством неполноценности.

  •  

В нашей цивилизации не проявляют большого уважения к человеку, который всегда хочет быть в центре внимания, не делая ничего для того, чтобы это заслужить.

  •  

Вероятно, большинство ныне живущих людей происходят из семей рабов.

  •  

Видит ли человек свою цель в том, чтобы стать кучером, врачом, донжуаном, другом, тираном, он всегда усматривает в этом высшее осуществление и утверждение своей сущности.

  •  

Все мы игнорируем целое и ценим только то, что соответствует нашей цели.

  •  

Все ошибки природы — невротики, сумасшедшие, преступники, алкоголики, трудные дети, самоубийцы, извращенцы и проститутки — ошибки лишь постольку, поскольку общество не заинтересовано в их исправлении.

  •  

Все психические явления соответствуют какой-то конкретной цели.

  •  

Главной опасностью в жизни является то, что вы предпринимаете слишком много мер предосторожности.

  •  

Депрессивные и больные люди всегда являются центром внимания в семье.
Таким образом, комплекс неполноценности является источником их силы. Они беспрестанно жалуются, что чувствуют слабость, теряют в весе, и прочее, но несмотря на это, они сильнее всех остальных. Они подавляют здоровых людей — факт, который не должен нас удивлять, так как в нашей культуре болезнь может давать определённую силу и власть. (И если бы мы задались вопросом, кто сильнейшие люди в нашей культуре, логично было бы ответить — младенцы. Младенцы правят, сами же оставаясь неподвластными.)

  •  

Душа, по-видимому, состоит главным образом из силы, стремящейся к цели.

  •  

Если человек пускает пыль в глаза, то это только потому, что он чувствует неполноценность и не ощущает в себе достаточно сил для того, чтобы состязаться с другими в чем-то полезном. Вот почему он продолжает заниматься бесполезными вещами.

  •  

Значительное число явлений представляется нам как своего рода плохая шутка.

  •  

Из-за обособленного образа жизни, который мы ведём, мало кто из нас хорошо знаком с природой человека.

  •  

Имея конкретную цель, человек чувствует себя в состоянии преодолеть любые проблемы, так как в нём живёт его будущий успех.

  •  

Истина представляет собой некую «бесконечную задачу», которая вечно манит, оставаясь, однако, вечно недостижимой.

  •  

Каждый человек является творцом, ибо он творит нечто из различных врождённых факторов и возможностей.

  •  

Легче умереть за идею, чем жить в соответствии с ней.

  •  

Мы знаем гораздо больше, чем понимаем.

  •  

Наилучшим способом воспрепятствовать преступлениям было бы убедить всех, что преступление — это не более чем выражение малодушия.

  •  

Нигде неповторимость личности не проявляется в большей степени, как в результатах её воображения.

  •  

Никому ещё не удавалось вырасти, не совершив при этом ошибок.

  •  

Нормальные люди — только те, которых вы мало знаете.

  •  

Под самоизоляцией человека нетрудно обнаружить фундамент из честолюбия и тщеславия.

  •  

Психологическое развитие происходит только тогда, когда у личности есть цель.

  •  

Совсем другое дело — ревность, которая является намного более сложной и опасной установкой, так как ни в каких ситуациях не может приносить пользу личности. Более того, ревность — это результат сильного и глубокого чувства неполноценности. Как правило, ревнивый человек боится не удержать своего партнёра, и в тот самый момент, когда он хочет управлять им и влиять на него, различными проявлениями ревности он только выдает свою слабость.

  •  

Стремление к превосходству никогда не исчезает, и фактически, именно оно формирует разум и психику человека. Как мы говорили, жизнь — это достижение цели или формы, а стремление к превосходству — это движущая сила для достижения формы. Это своего рода поток, несущий вперёд весь материал, который может найти.

  •  

Стремление снизу вверх неистощимо. О каких бы основаниях ни размышляли философы и психологи — о самосохранении, принципе удовольствия, уравнивании — всё это не более, чем отдалённые репрезентации великого движения ввысь.

  •  

То, что мы совершаем, мы могли бы делать и без участия чувств — чувства лишь сопровождают наши действия.

  •  

Цель гнева — быстрое насильственное уничтожение любого препятствия.

  •  

Цель как таковая — это функция, благодаря которой человек как бы ориентируется в мировом хаосе, в хаосе своего собственного существования. Это иллюзия понимания природного и социального бытия.

  •  

Чтобы быть полноценным человеком, нужно обладать комплексом неполноценности...

  •  

Человек, уверенный в своей способности преодолеть свои трудности, не будет нетерпеливым. Самонадеянность, нетерпение, драчливость — признаки сильного чувства неполноценности у детей.

  •  

Чувство личной ценности может возникать лишь из достижений, из способности преодолевать.

Цитаты об Адлере[править]

  •  

Я лично познакомился с Адлером и даже помогал ему в его работе среди детей и юношей в рабочих районах Вены, где он основал клиники социальной адаптации.
<...> Что касается теории Адлера, то на меня большое впечатление произвел личный опыт. Однажды в 1919 году я сообщил Адлеру о случае, который, как мне показалось, было трудно подвести под его теорию. Однако Адлер легко проанализировал его в терминах своей теории неполноценности, хотя даже не видел ребенка, о котором шла речь. Слегка ошеломленный, я спросил его, почему он так уверен в своей правоте. «В силу моего тысячекратного опыта», — ответил он. Я не смог удержаться от искушения сказать ему: «Теперь с этим новым случаем, я полагаю, ваш тысячекратный опыт, по-видимому, стал еще больше!»
При этом я имел в виду, что его предыдущие наблюдения были не лучше этого последнего — каждое из них интерпретировалось в свете «предыдущего опыта» и в то же время рассматривалось как дополнительное подтверждение. Но, спросил я себя, подтверждением чего? Только того, что некоторый случай можно интерпретировать в свете этой теории. Однако этого очень мало, подумал я, ибо вообще каждый мыслимый случай можно было бы интерпретировать в свете или теории Адлера... Я могу проиллюстрировать это на двух существенно различных примерах человеческого поведения: поведения человека, толкающего ребенка в воду с намерением утопить его, и поведения человека, жертвующего жизнью в попытке спасти этого ребенка. Каждый из этих случаев легко объясним... в терминах Адлера... Согласно Адлеру, первый человек страдает от чувства неполноценности (которое вызывает у него необходимость доказать самому себе, что он способен отважиться на преступление), то же самое происходит и со вторым (у которого возникает потребность доказать самому себе, что он способен спасти ребенка). Итак, я не смог бы придумать никакой формы человеческого поведения, которую нельзя было бы объяснить на основе каждой из этих теорий. И как раз этот факт — что они со всем справлялись и всегда находили подтверждение — в глазах их приверженцев являлся наиболее сильным аргументом в пользу этих теорий. Однако у меня зародилось подозрение относительно того, а не является ли это выражением не силы, а, наоборот, слабости этих теорий?
<...>
...Психоаналитические теории... просто являются непроверяемыми и неопровержимыми теориями. Нельзя представить себе человеческого поведения, которое могло бы опровергнуть их. Это не означает, что Фрейд и Адлер вообще не сказали ничего правильного: лично я не сомневаюсь в том, что многое из того, что они говорили, имеет серьезное значение и вполне может со временем сыграть свою роль в психологической науке, которая будет проверяемой. Но это означает, что те «клинические наблюдения», которые, как наивно полагают психоаналитики, подтверждают их теорию, делают это не в большей степени, чем ежедневные подтверждения, обнаруживаемые астрологами в своей практике.[1]«Наука: предположения и опровержения»

  Карл Поппер

Примечания[править]

  1. Поппер К. Логика и рост научного знания. Избранные работы. М.: Прогресс, 1983. С. 241, 243, 244, 246, 247.